Экс-мэр Новгорода:  сегодня доходы не покрывают муниципальный долг, по сути, город – банкрот
16 июля 2008 | Архив

Политологи о новых конструктивных особенностях взаимоотношений региональных элит и федерального центра

Фото: На фото: Ростислав Туровский

Освобождение от должности губернатора Чукотского АО Романа Абрамовича, заявления президентов Татарстана и Башкирии Минтимера Шаймиева и Муртазы Рахимова о целесообразности возвращения к выборности глав регионов, а также обсуждение в СМИ возможного переподчинения губернаторов правительству РФ свидетельствуют о назревающих изменениях в региональной политике. То, что такие изменения назрели, признают как сами участники политических процессов, так и политологи. На днях в интернет-СМИ появились публикации главы компании экспертного консультирования «Неокон» Михаила Хазина и руководителя департамента региональных исследований Центра политических технологий Ростислава Туровского, посвященные проблемам взаимоотношений федерального центра и регионов и выработке новой модели подбора губернаторских кадров. Примечательно, что оба эксперта сходятся во мнении, что существующая система кадровых назначений «на воеводство» нуждается в совершенствовании. Тем более что федеральная власть, пусть и не без труда, но уже накопила достаточный опыт в этом вопросе.

Так, Ростислав Туровский в своей статье «Выбирать или назначать», опубликованной на интернет-сайте «Политком.ру», высказывает предположение о том, что «процедура назначения губернаторов будет скорректирована, поскольку такая потребность действительно назрела: нужны более четкие критерии подбора кадров, необходимо усиливать роль регионов при назначении». По оценке политолога, проблема состоит в отсутствии как единой модели, так и четких критериев подбора руководящих кадров для регионов, что неизбежно отражается на качестве региональной политики. «В последнее время кадровые эксперименты стали рискованными, – отмечает Туровский. – В национальной республике Бурятии, которая пусть и отличается преобладанием русского населения, был назначен бывший вице-губернатор Томской области В.Наговицын. Прежний мэр Якутска И.Михальчук превратился в губернатора Архангельской области. Директор завода из Казани Н.Колесов оказался губернатором Амурской области. А правительственный чиновник С.Митин вместо родного Нижнего Новгорода, где его прочили на губернаторство, попал в Новгород Великий. Кремль в прошлом году отказался от разумной практики не назначать губернаторами представителей влиятельных групп, активно конфликтующих в регионе с другими группами. Лоббистский ресурс некоторых из этих групп оказался сильнее кремлевской принципиальности, и в результате в Самарской области назначение получил бывший топ-менеджер госкорпорации Ростехнологии, контролирующей АвтоВАЗ, В. Артяков. При всем при том пока отнюдь не доказано, что влиятельный варяг так много приносит региону. С ним приходит близкий ему бизнес, но часто он просто вытесняет местный, т.е. провоцирует передел собственности и сфер влияния без ощутимого прогресса для региона в целом. И некоторые крупные проекты, которые охотно обещают варяги, пока остаются словами, как например, в Калининградской области при Г.Боосе (проект НПЗ и др.)».

По оценке Ростислава Туровского, основная проблема назначения «варягов» заключается в том, что «конфликты между «своими» и «чужими» в таких регионах дают о себе знать. Новые губернаторы, самоутверждаясь в своей роли и считая, что Кремль дал им карт-бланш делать все, что угодно, используют тактику «московского бульдозера», подминающего под себя всю власть и бизнес в регионе».

А вот, по мнению политолога Михаила Хазина, в сегодняшних внутриполитических условиях необходимо делать ставку на успешных посредников между федеральным центром и регионами. В своей статье «Посредники между Москвой и регионами – кто они?" в издании FinTimes.ru эксперт пытается выстроить наиболее оптимальный образ регионального руководителя, способного совместить все требуемые качества и крепкого хозяйственника, и эффективного менеджера, и государственно-ориентированного политика, способного консолидировать местные элиты. По расчетам Михаила Хазина, на сегодняшний день сложились три основные модели появления новых региональных руководителей.

«Первая – назначение губернатором представителя крупнейшего бизнес-сообщества, определяющего экономическую ситуацию в регионе. Правда, с одним условием: бизнес этот должен быть федерального масштаба. Чисто региональных «баронов» губернаторами не назначают никогда. Вторая – политическое назначение в рамках баланса сил в Кремле. Третья – решение острых задач, накопившихся в регионе, часто конкретных проблем, связанных с деятельностью предыдущих губернаторов, которые представляли те или иные политические или коммерческие интересы. Иногда эти модели взаимодополняют друг друга, как, например, в случае губернатора Самарской области Владимира Артякова», – подчеркивает политолог.

Однако, по оценке Хазина, эти модели, за исключением третьей, практически не коррелируют с экономическими и хозяйственными задачами, стоящими перед страной. К тому же, по его мнению, в Москве так и не разработана единая (не говоря уже об эффективной) система взаимной работы с регионами. А значит, государство должно срочно решить проблему унификации и регламентации взаимных управленческих отношений с регионами на системном уровне.

«Новых же моделей для этого за прошедшее время практически не появилось, если не считать одного варианта, связанного с именем уже упомянутого (не случайно) самарского губернатора Владимира Артякова, – продолжает эксперт. – Он представляет в своем регионе не только крупнейшее предприятие АвтоВАЗ, но и государственный холдинг «Ростехнологии» и в этом смысле является представителем бизнеса. С другой стороны, поскольку бизнес этот все-таки государственный, то он существенно более склонен к восприятию единой государственной политики, чем, скажем, губернаторы, поставленные ЛУКОЙЛом или (ранее) ЮКОСом. Отметим, что с точки зрения складывающейся ситуации, это более важно, чем то, что для региона Артяков во многом является «варягом».

Как напоминает Хазин, самарская модель в некотором смысле является возвращением к практике СССР, в котором успешные управленцы регулярно тасовались между чисто хозяйственными и социально-политическими должностями, причем обязательно в самых разных регионах страны, с целью наработки опыта перехода на высшие государственные должности. И не исключено, что именно влияние Артякова, его успешность как посредника между регионом и федеральным центром и стали причиной того, что эта модель может быть повторена уже для Иркутской области, где ИО губернатора стал также выходец из госкорпорации «Ростехнологии» Игорь Есиповский. «Есть и более сильные губернаторы, чем Артяков, есть более связанные с Кремлем, но именно системная позиция Артякова, его происхождение, делает его на сегодня (пока уникальным) примером взаимодействия центра и региона», – приходит к выводу Михаил Хазин.

При этом эксперт отмечает, что, разумеется, это не значит, что руководителями всех регионов необходимо назначать выходцев из «Ростехнологий», «Роснефти» или ОАК. «Не для всех регионов это правильно, не во всех корпорациях есть подходящие люди. Но описанный пример – это на сегодня почти единственный вариант более или менее внятной модели назначения губернаторов, которые могут осуществлять важнейшую в настоящее время функцию посредника между Москвой и регионами, не ущемляя интересы ни тех, ни других», – уверен политолог.

Примечательно, что оба высказавшихся по губернаторской теме эксперта хоть и расходятся в оценках «варягов»-государственников, мобилизованных на руководство субъектами, но признают их роль в региональной политике. Из фактов и оценочных суждений политологов следует в первую очередь то, что унификация управленческих взаимоотношений между центром и регионами, вероятнее всего, будет основываться на опыте наиболее заметных менеджеров-посредников как нарождающегося класса региональных управленцев новой фармации. Не исключено и то, что кадровый эксперимент с назначением эффективных менеджеров госкорпораций на руководство регионами будет продолжен, разумеется, с учетом прежних ошибок и возникших противоречий. Кроме того, следуя логике властной вертикали, наиболее яркие представители этой уже обкатанной ныне модели вполне могут повторить и кадровую судьбу бывшего тюменского губернатора Сергея Собянина, который в новых политических реалиях пока что остается единственным губернатором- государственником, шагнувшим с региональной должности в кремлевские, а затем и в правительственные высоты. Между тем, и это невольно вытекает из размышлений экспертов, новая региональная элита уже взрастила, по крайней мере, нескольких вероятных последователей этого варианта кадрового взлета. Если принцип такой преемственности сработает, то это будет означать не только резкую перемену в карьере ряда губернаторов, но также и изменение общего формата региональной политики в сторону ее усиления и повышения политической значимости. Не зря же новый президент Дмитрий Медведев уже взялся делать пусть сначала и осторожные, но вместе с тем вполне знаковые шаги на этом поле.

polit.ru

Версия для печати