прокуратура:  средний размер взятки в Красноярском крае в текущем году вырос до 440 тысяч рублей
23 октября 2012 | Архив

Шкурный интерес

Фото: РИА Новости, Илья Питалев

В отчаянной попытке спасти собственную шкуру революционер и правнук революционера гражданин Удальцов попытался напялить шкуру овечью - объявил себя и своих подельников жертвами государственного террора. Но большевистские замашки не прикрыть овчиной: уличая режим в беззаконии, фигурант дела о подготовке массовых беспорядков одновременно зовет своих сторонников на несогласованный митинг под окна Следственного комитета, провоцируя столкновения с полицией.

В минувшие выходные мы стали свидетелями удивительной метаморфозы: «похищение» в Киеве Леонида Развозжаева, который проходит по одному делу с Сергеем Удальцовым, обернулось явкой с повинной. На десяти листах рукописного текста Развозжаев изложил, как вместе с Удальцовым и его помощником Константином Лебедевым участвовал в подготовке массовых беспорядков в России и как революционеры брали деньги у пресловутого Гиви Таргамадзе. Перед этим, правда, Развозжаев заявил, что его «пытали два дня», и это дало повод оппозиции усомниться в том, что явка с повинной вообще имела место.

Либеральная пресса и блогосфера начали «гнать волну», о которой просил Сергей Удальцов, и больше всех старается он сам. Это и понятно – от того, какие показания дадут его подельники в ходе следствия, а особенно на суде, напрямую зависит и приговор самому Удальцову. Именно поэтому дело о подготовке массовых беспорядков он пытается представить политическим и сфабрикованным, а расследование – сплошным беззаконием. «События последних дней - это уже не просто репрессии, это начало террора в отношении инакомыслящих. Это уже не просто аресты и обыски - это пытки, похищения и заключение под стражу на основании сфабрикованных доказательств», - написал Удальцов в понедельник, пребывая, вероятно, в состоянии сильного испуга в связи с новостями о признательных показаниях Развозжаева. По словам координатора «Левого фронта», его соратника (и помощника депутата Ильи Пономарева, кстати) «бандитским образом похитили в Киеве», «тайно» вывезли в Москву и «тайно» арестовали. В общем, кровавая гэбня в своем репертуаре.

Однако овечья шкура не к лицу Сергею Удальцову – революционеру и правнуку революционера, члена партии большевиков с 1905 года Ивана Удальцова. Во всех действиях лидера левого крыла радикальной оппозиции чувствуются большевистские замашки. В том числе и в готовности к свержению законной российской власти на иностранные деньги. Запись переговоров Удальцова и его подельников с грузинским специалистом по оранжевым революциям Гиви Таргамадзе безжалостно разрушает образ политического мученика, жертвы режима.

Он упорно прикидывается овцой, но с ролью не справляется, то и дело скалится по-волчьи. Блеет жалобно про государственный террор, про нарушение закона и тут же призывает «честных граждан», прежде всего кандидатов в Координационный совет оппозиции (КС), «взявшись за руки», митинговать под окнами Следственного комитета, требуя «прекращения репрессий и освобождения политузников». Собравшимся хватило ума устроить ряд одиночных пикетов, иначе несанкционированная акция могла закончиться столкновением с полицией и задержаниями.

А между тем стали известны итоги выборов в КС, которым оппозиция придает огромное значение, несмотря на их очевидную нелегитимность. Даже среди избирателей Координационного совета – а это весьма специфическая, исключительно протестная тусовка – Удальцов и его подельники не вызвали большого сочувствия. Да, их избрали в КС, но сам Удальцов занял не самое почетное 20-е место из 30-ти по общегражданскому списку, а «запытанный» режимом и разрекламированный журналистами и блогерами Развозжаев – последнее, пятое, место по списку левых.

Впрочем, участвовать в работе самозваного парламента Развозжаеву из «Лефортово» будет затруднительно, да и Удальцов, по его же словам, «одной ногой уже в тюрьме». Единственную возможность избежать наказания координатор «Левого фронта» видит, судя по всему, не в участии в работе игрушечного КС, а в нарастании той самой «волны» - то есть информационного давления на власть и акций «в защиту политзаключенных». Ближайшая согласована на 30 октября. Удальцов резонно замечает, что «массовая поддержка на улице - это шанс спасти ребят», только спасать от правосудия он собирается, надо полагать, в первую очередь себя.

Николай Кузнецов 

Версия для печати