Глава Тувы:  земляки обеспокоены новостью о том, что на территорию Тувы упали обломки космического корабля «Прогресс»
7 ноября 2012 | Архив

Вооруженное бессилие

Фото: lenta.ru

Назначение министром обороны экс-главы МЧС Сергея Шойгу выглядит символичным: Владимир Путин как бы признал, что армия в результате сердюковских реформ оказалась в чрезвычайной ситуации и нуждается в спасении. Ретранслированный всеми СМИ сигнал SOS разом заглушил пропаганду, трубившую о реальных и мнимых достижениях: от аутсорсинга до невиданных офицерских зарплат.

Решение об отставке Сердюкова было принято Путиным, судя по всему, под давлением общественного мнения. Сразу после официального заявления следственного комитета о выявленных фактах мошенничества в «Оборонсервисе» президент поручил оскандалившемуся министру содействовать расследованию, то есть не мешать правоохранительным органам. Сам факт беседы и ее тональность наводили на мысль, что Путин намерен оставить Сердюкова во главе Минобороны (зря что ли он его переназначил весной?), отделив в глазах общества министра от его вороватого окружения.

Но скандал разрастался лавинообразно, чему содействовали и попавшие в прессу пикантные подробности отношений руководителя оборонного ведомства с бывшей начальницей департамента имущественных отношений Минобороны Евгенией Васильевой, и длинный перечень предметов роскоши, обнаруженных при обыске в ее элитной квартире.

После двухнедельной паузы президент, «учитывая обстановку, которая сложилась вокруг министерства обороны», все же отправил Сердюкова в отставку, предложив освободившийся пост Сергею Шойгу. Чтобы понять, насколько непростым для Путина стало это решение, достаточно вспомнить, что всего полгода назад главного спасателя страны назначили губернатором Подмосковья. Теперь почти год одним из ключевых регионов будет руководить и.о., постоянный же глава будет избран в сентябре, уже на всеобщих выборах. И Кремлю с «Единой Россией» придется попотеть, чтобы избиратель отдал предпочтение их кандидату, а не какой-нибудь столичной звезде оппозиции.

Но все эти минусы в глазах Путина, видимо, не могут перевесить очевидных плюсов: министерство обороны возглавил человек с безупречной репутацией, при этом не менее преданный президенту, чем опальный Сердюков. Шойгу – Герой России и генерал, и хотя свои звезды и награды он заслужил не на полях сражений, экс-глава военизированного министерства чрезвычайных ситуаций должен быть по идее ближе военным, чем бывший налоговик.

Впрочем, у офицеров не спрашивают, какой им нужен министр обороны. С 2001 года глава оборонного ведомства носит вместо мундира пиджак. Сергей Иванов – первый в постсоветской России гражданский министр – хотя бы служил в разведке, как и назначивший его Путин. Сменивший Иванова на этом посту Анатолий Сердюков был уже совсем штатским: если не считать срочной службы, с армией и вообще с обороной и безопасностью до 2007 года его ничто не связывало. Торговал мебелью, потом собирал налоги, потом возглавил налоговую службу – вот этапы его жизненного пути. Зачем Путин назначил его главой Минобороны? Прежде всего, чтобы Сердюков покончил с разворовыванием «огромных бюджетных средств», направляемых на перевооружение армии и социальное обеспечение военных. «Нужен человек с опытом работы в сфере экономики и финансов», - пояснил тогда Путин. Вот и применил новый министр весь свой опыт.

После шести лет его активной работы армии понадобился человек с опытом работы в чрезвычайных ситуациях. Ничего удивительного, что выбор Путина пал на Шойгу – кто лучше него умеет ликвидировать последствия катастроф, в том числе обусловленных человеческим фактором? Назначая министром обороны экс-главу МЧС, президент по сути молчаливо согласился – да, армию пора спасать.

Разумеется, было бы сильным преувеличением считать катастрофой само по себе масштабное воровство, процветавшее в ведомстве Сердюкова. В армии воровали и до него, не прекратят и с его уходом. Однако именно дело «Оборонсервиса» показало, что вся сердюковская антикоррупционная миссия, на которую Кремль возлагал большие надежды, оказалась невыполнимой. Сейчас руководство страны озабочено, как бы спасти от расхищения хотя бы те 20 трлн. рублей, которые в прошлом году были выделены на финансирование госпрограммы вооружений до 2020г.

Катастрофические последствия для обороноспособности страны, по мнению многих военных экспертов и самих военных, несет и реформирование армии, начатое под руководством Сердюкова в 2008г. Один из самых вопиющих фактов: планировалось сократить Вооруженные силы до 1 млн. человек, повысив их мобильность и боеспособность. В 2012г. выяснилось, что реальная численность военнослужащих недотягивает и до 700 тыс. человек, а колоссальная кадровая прореха образовалась из-за нехватки офицеров и контрактников. Этого и следовало ожидать, учитывая, как торопливо и бестолково сокращали офицерский корпус, отменяли наборы в военные вузы, как строили общежития для контрактников, а потом заселяли в них срочников.

Еще Сердюков запомнился пресловутым аутсорсингом, формой от Юдашкина и пристрастием к закупкам иностранной военной техники. И ничего, что от итальянских бронеавтомобилей «Ивеко», которые в России собираются под наименованием «Рысь», опытные бойцы не в восторге – тесные и проходимость низкая – зато министру обороны, теперь уже бывшему, они нравятся.

После четырех лет реформы наша армия напоминает подлодку «Курск», которая «утонула» и лежит на дне, а ее экипаж отчаянно ждет помощи извне. Сигнал SOS услышан, и опытный спасатель уже приступил к работе. Нет сомнений, что эту условную лодку, в отличие от настоящей, Шойгу вовремя поднимет на поверхность. Но что потом он будет с ней делать, куда ее поведет? Не нужно быть экспертом, чтобы понять: от министра обороны, помимо способности действовать в чрезвычайной ситуации, требуется еще кое-что. Например, он должен знать Вооруженные силы – в теории и на практике, а для этого в идеале необходимо пройти путь от рядового до генерала армии. Шойгу как раз генерал армии, но не той, во главе которой его поставили.

Александр Старовойтов 

Версия для печати
Главное