Экс-мэр Новгорода:  сегодня доходы не покрывают муниципальный долг, по сути, город – банкрот
12 апреля 2013 | Архив

Отставки в российском парламенте свидетельствуют о смене подходов Кремля

Фото: allnews.org.ua

Совет Федерации вскоре покинет участник рейтинга Forbes богатейших бизнесменов России Андрей Молчанов. Решение Молчанова покинуть Совфед может быть связанно с законопроектом о запрете на владение счетами в зарубежных банках и иностранными ценными бумагами и акциями[1]. По другим сведениям, уход сенатора из Совета Федерации необходимо связывать с его избранием председателем совета директоров «Группы ЛСР».

Отметим, что Молчанов стал уже вторым членом Совета Федерации, добровольно сложившим свои полномочия. 27 марта верхнюю палату Федерального Собрания России покинул Виталий Малкин. Ранее несколько депутатов Государственной думы также покинули российский парламент. Эксперты отмечают, что этот «исход» парламентариев необходимо трактовать как проявление устойчивой тенденции по очищению российского парламента от «коррупционной составляющей». 

Череда громких отставок в российском парламенте началась в сентябре 2012г., когда мандата лишился депутат Государственной думы Геннадий Гудков, входящий во фракцию «Справедливой России». До этого момента, возможностью лишения депутатского статуса своего коллеги в досудебном порядке, нижняя палата пользовалась только один раз, когда статуса депутата лишился создатель финансовой пирамиды Сергей Мавроди. Многие оппозиционеры оценили позицию Кремля по «делу Гудкова» как «охоту на ведьм».

Однако уже в октябре добровольно сдал мандат единоросс Алексей Кнышов, обвиненный в том, что, будучи депутатом Госдумы, он участвовал в управлении своим бизнесом. Поступок Кнышова был положительно оценен руководством «Единой России», дававшим понять, что именно такого поведения в будущем они ждут от всех депутатов-единороссов, уличенных в несовместимой со статусом депутата деятельности. В последующие несколько месяцев, Государственную думу покинули еще несколько депутатов, представлявших разные фракции. Среди них были не только депутаты, в деятельности которых была обнаружена «коррупционная составляющая», но и те, кого могли обвинить в этом.

Логичным продолжением отставок в депутатском корпусе стал уход из Совфеда Молчанова и Малкина. Отметим, что такое развитие событий политологи прогнозировали еще зимой. Так, генеральный директор Центра проблемного анализа и государственно-управленческого проектирования Степан Сулакшин, давая оценку тенденциям политической жизни страны, отмечал, что число депутатов Госдумы, покинувших парламент, вскоре пополнится «отставниками» из Совета Федерации.

Эксперты трактуют беспрецедентный «исход» из российского парламента как свидетельство смены подходов кремлевской администрации в ее отношениях с парламентариями. В частности, речь идет о том, что Кремль стремится лишить парламентариев тех привилегий, которыми они могли пользоваться раньше в обмен на лояльность.

Гендиректор Института приоритетных региональных проектов Николай Миронов в интервью РИА Новости отметил, что данная политика направлена на постепенное изменение самого статуса представителя депутатского и сенаторского корпуса.

Власть дала понять, что отныне те, кто не захочет принять новые правила игры, могут быть криминализованы. По российскому законодательству, возможность привлечь к уголовной ответственности парламентария значительно затруднена. Однако в ближайшее время ситуация может измениться, о чем свидетельствуют активно обсуждаемые законодательные инициативы, расширяющие возможности лишения парламентария неприкосновенности и самого статуса депутата или сенатора. 

Однако почему подход к российскому парламенту изменился именно сейчас? Отношения кремлевской администрации и парламентариев еще с первого его созыва были достаточно сложными. Уже в тот период Кремль стремился поставить деятельность парламента под свой контроль. Впрочем, сделать это ему не удалось, о чем свидетельствовали факты использования депутатами Госдумы вопроса о принятии государственного бюджета как инструмента для шантажа Кремля, лоббирование региональными властями через Совет Федераций интересов местных элит, а также влияние различных бизнес-структур на законотворческую деятельность народных избранников.

В двухтысячные годы «вертикаль власти» стремилась поставить парламентариев под контроль, проведя реформы порядка формирования Совета Федерации и системы выборов в Государственную думу. Сформированное, таким образом, Федеральное Собрание оказалось гораздо более послушным. Однако у парламентариев по-прежнему оставалась возможность помимо законодательной деятельности участвовать в лоббировании интересов бизнеса. 

Изменения, которые происходят в политической жизни страны в последние месяцы, свидетельствуют о смене подходов Кремля к взаимоотношениям с парламентариями. В частности, эти тенденции говорят о стремлении власти сформулировать ответ на изменившуюся повестку дня. Инициированная администрацией президента антикоррупционная кампания, распространившаяся в последние месяцы и на представителей российского парламента, явно направлена не столько на «очищение» парламента, сколько на отведение от Кремля постоянно усиливающейся критики со стороны либеральной оппозиции. В результате этой кампании власть стремиться перевести «усталость» избирателей, накопившуюся за годы управления страной нынешним правящим классом, на парламент и те политические партии, которые в нем представлены.

До настоящего времени не вполне ясны перспективы дальнейшего развития этой ситуации. Эксперты, высказываясь по этому поводу, расходятся во мнениях. В частности, говоря о последующих изменениях, обсуждают как минимум три сценария.

Первый сценарий – очищение парламента и снижение коррумпированности власти. Сторонники этой перспективы говорят о том, что результатом изменений, происходящих в политической жизни страны, станет удаление из российского парламента депутатов, лоббирующих интересы бизнеса, а сам парламент перестанет исполнять роль щита для недобропорядочных депутатов, укрывающихся от правоохранительных органов.

Заместитель директора Центра политической конъюнктуры Алексей Зудин, высказываясь в поддержку данного сценария заявил, что «обещания власти сделать законотворческую деятельность основной для депутатов… это – политика, причем целенаправленная и осмысленная политика…». Далее он пояснил, что власть, таким образом, стремится «сделать так, чтобы члены всех фракций следовали своей партийной логике, а не своим корыстным интересам. Потому что, когда вмешиваются бизнес-интересы, траектория депутатского поведения становится столь извилистой и непредсказуемой, что управлять ими затруднительно». 

Второй сценарий – превращение кампании, по очищению парламента, в механизм расправы с представителями оппозиционных сил. В частности, эксперты, высказывающие свои опасения относительно этого сценария, говорят о том, что при помощи антикоррупционной риторики Кремль очень легко сможет начать «мочить» своих политических оппонентов. 

Этот сценарий косвенно подтверждается обсуждаемыми в последние месяцы предложениями прописать на законодательном уровне процедуру лишения депутатов и сенаторов их статуса. Директор Центра политического анализа и информационной безопасности Святослав Андрианов, выражая свои опасения по этому поводу, заявил, что в данном вопросе важно «не переусердствовать», чтобы предлагаемая норма не стала «методом политической борьбы».

Третий сценарий – роспуск Государственной думы и назначение новых выборов для спасения имиджа правящего класса в глазах избирателей. Его сторонники утверждают, что итогом всей антикоррупционной кампании, развернутой администрацией президента в отношении парламентариев, должен стать роспуск Государственной думы.

Так, политолог Александр Ершов считает, что власть будет действовать сообразно принципу: «если хочешь остаться наверху – нужно пожертвовать кем-то из нижестоящих». Далее, поясняя свою позицию, политолог отмечает: «Если Думу распустят, первое лицо государства будет выглядеть принципиальным и последовательным борцом с властными злоупотреблениями. Если же нет, то все отставки министров и депутатов последних месяцев будут скорее подтверждением тезиса оппозиции о тотальной коррумпированности самой власти». 

Наиболее радикальным вариантом развития политического процесса в соответствии с данным сценарием должен стать отказ власти от поддержки, теряющей доверие электората «Единой России». В этом случае Кремль инициирует создание новой «партии власти», прообразом для которой может стать Общероссийский народный фронт.

Дмитрий Попытаев


Версия для печати