Эксперт:  с таким подходом Миронову надо быть не губернатором, а мэром Ярославля
28 июня 2013

Почему политическая «правда» не сможет стать «правдой» истории?

Фото: atomic-energy.ru

На рассмотрение Госдумой в очередной раз выносится законопроект, предусматривающий введение санкций за реабилитацию нацизма. Сторонники законопроекта утверждают, что он необходим, так как, по их мнению, против России в настоящее время ведется пропагандистская война. Между тем многие историки высказывают опасения, что из-за размытости формулировок принимаемый закон может препятствовать свободе научных исследований и преподавания истории.

«Память десятков миллионов погибших» осквернению «заведомо ложными сведениями» не подлежит, - заявил вице-спикер Госдумы Сергей Железняк, комментируя законопроект, внесенный его коллегой Ириной Яровой на рассмотрение нижней палатой. Законопроект, предусматривающий штраф до 500 тысяч и тюремное заключение сроком до пяти лет, по замыслу его авторов должен криминализовать действия, направленные на отрицание «вынесенного Международным военным трибуналом приговора» или непризнание «деятельности армий стран антигитлеровской коалиции по поддержанию международного мира и безопасности во время Второй мировой войны». Сообщается, что данный законопроект может быть рассмотрен уже до конца весенней сессии, причем о своей готовности поддержать законодательную инициативу единороссов уже заявили представители всех думских фракций.

Напомним, что это уже не первая попытка принятия подобного закона. Впервые законопроект, предусматривающий санкции за оправдание нацизма, был разработан еще в 2009г. группой депутатов во главе с Борисом Грызловым. В числе соавторов этого законопроекта значилась и Ирина Яровая. Однако тогда законопроект даже не был внесен на рассмотрение Госдумы, так как подвергся резкой критике экспертов, усмотревших в его тексте множество неувязок.

Через год, 6 мая 2010г., после доработки «исторический» закон все-таки попал на рассмотрение Думы. Но и тогда попытка «продавить» этот документ не увенчалась успехом, поскольку он получил отрицательный отзыв правительства, в котором, в частности, говорилось о некорректности формулировок законопроекта.

После провала законопроекта о нем на некоторое время забыли. И лишь этой весной депутаты вновь вспомнили о нем. Многие наблюдатели считают, что актуализацию этой темы спровоцировал публицист Леонид Гозман, опубликовавший весной в своем блоге пост, в котором советская контрразведка СМЕРШ сравнивалась с немецкими подразделениями СС.

Ошибки, на которые указывал отзыв правительства четыре года назад, в новой редакции законопроекта в основном исправлены, поэтому шансы его прохождения через Думу гораздо выше. Однако на пути к окончательному утверждению законопроекта может встать другая до сих пор не решенная проблема - против него выступили многие авторитетные ученые-историки, которые увидели в нем угрозу для исторической науки и образования.

«История не прогнется»

Находящийся на рассмотрении Госдумы законопроект о санкциях за оправдание нацизма в контексте мировой юридической практики не является чем-то из ряда вон выходящим, поскольку т.н. мемориальные законы есть во многих европейских странах.

Впервые проблему передергивания фактов Второй мировой войны в угоду современным политическим целям поставил немецкий философ и социолог еврейского происхождения Теодор Адорно, в 1963г. написавший об этом доклад. Беспокойство ученого вызывали попытки некоторых немецких политиков доказать, что немцы уже сполна искупили свою вину, а значительная часть из тех зверств, которые приписываются им, или преувеличены, или вовсе не существовали.

Тогда европейская общественность связывала подобные взгляды с неонацизмом, и многие политики западного мира, всерьез опасавшиеся возрождения нацизма в своих странах, посчитали необходимым применить к ним запретительные меры.

В результате с 1980-х гг. многие европейские государства принимают законодательство, запрещающее отрицать холокост. Но больше всего законопроект Яровой похож на французский закон Гейсо, который был принят в 1990г. По нему запрещалось публично высказывать расистские и ксенофобские мысли, а также отрицать Холокост и решения Международного Нюрнбергского трибунала.

Между тем как на Западе, так и в нашей стране, наряду со сторонниками, у этого законодательства есть и немалое количество противников, выступающих против политизации исторической науки и образования.

«В истории человечества не было войн, в которых одна бы сторона совершала военные преступления, а другая - воевала бы в белых перчатках», - категорично заявил журналистам декан истфака ВШЭ, профессор Александр Каменский. Спорить с аргументом историка действительно сложно, но законодатели, судя по всему, все же решили попробовать, ведь если законопроект Яровой действительно вступит в силу, исследование таких тем, как бомбардировка авиацией союзников Дрездена или расстрел НКВД польских военнопленных в Катыне, окажется под запретом.

- А что будет, если Яровая придет на ваши лекции? - поинтересовалась у декана корреспондент «Ведомостей».

- Она услышит то, что я рассказываю студентам, - иронично ответил журналистке профессор, тут же пояснив, что рассказ его будет основываться исключительно на научных оценках прошлого, как бы к ним ни отнеслись законодатели.

Вторит ему и профессор МГИМО, доктор исторических наук Андрей Зубов: «Задача историка – исследовать, изучать, рассказывать об изученном. А политики стараются уподобить историю идеологии, заявляя, «что история должна не выяснять правду, а должна учить».

Выразили сомнение ученые и по поводу актуальности тех угроз, которыми авторы законопроекта обосновывают необходимость его принятия. «Разумеется, я против оправдания нацизма, но в настоящее время этот вопрос и не стоит на повестке дня, проблема раздута на пустом месте», - считает военный историк Андрей Симонов.

В конечном итоге большинство ученых, высказавших свое мнение по поводу этого законопроекта, сошлись во мнении, что историю нужно защищать от политических спекуляций. Но принимать для этого специальный закон, который к тому же легко повернуть против самой истории и тех людей, которые ее изучают и преподают, не следует.

Но есть во всей этой истории и еще один малоприятный аспект. Стремление российских законодателей не допустить политических спекуляций вокруг одной из самых трагичных страниц нашей истории, безусловно, является похвальным. Однако поведение депутатов, которые стремятся стать самыми патриотичными патриотами, невольно наводит на мысль о небескорыстности такого «патриотизма». Интересно, а что хуже: реабилитация нацизма сама по себе или стремление заработать на этом политические очки?

Святослав Дмитриев 

Версия для печати