Глава Тувы:  земляки обеспокоены новостью о том, что на территорию Тувы упали обломки космического корабля «Прогресс»
9 августа 2013

Кровь и кости сочинской Олимпиады

Кажется, что проведению самой дорогой Олимпиады - сочинской, - ставшей еще и самым значимым имиджевым проектом российских властей, уже ничего не сможет помешать. Но получить свои дивиденды в полном объеме у Кремля получится лишь в том случае, если власти удастся дезавуировать заявления адыгских этноактивистов о геноциде черкесов, протестующих против проведения Олимпиады на «костях» их предков.

Создание единой «черкесской» республики и репатриация зарубежной диаспоры - таковы главные требования активистов черкесского национального движения, с начала 1990-х гг. осуществляющих свою деятельность в Кабардино-Балкарии, Карачаево-Черкесии, Республике Адыгея и ряде других субъектов, в которых проживают представители адыгских народов (адыгейцы, черкесы, кабардинцы), являющиеся предками дореволюционных черкесов.

До поры черкесский национализм не доставлял федеральному центру особых хлопот. Но сегодня ситуация изменилась. После того как стало известно, что в 2014г. Зимние Олимпийские игры будут проходить в г. Сочи, - где в 1864г., после взятия русскими войсками последнего непокорившегося черкесского аула, закончилась Кавказская война, - их требования дополнились новым пунктом: о недопустимости проведения Зимней Олимпиады на «костях и крови» их предков.

Эксперты отмечают, что вероятность срыва Зимней Олимпиады из-за требований этноактивистов невелика. Однако, по мнению некоторых из них, в случае если черкесское национальное движение смогут использовать геополитические противники России, возможность этого резко увеличивается.

Геноцид или война?

Окончание Кавказской войны ознаменовалось невиданной ранее волной эмиграции. Тогда завоеванную российскими войсками территорию покидали тысячи черкесов, которые отправлялись в Османскую империю. Здесь они образовали одну из самых многочисленных диаспор. Однако после распада Великой порты территория проживания черкесской диаспоры оказалось разделенной между несколькими образовавшимися на ее месте государствами - Турцией, Сирией и Иорданией.

Впрочем, далеко не все черкесы решили покинуть территорию Российской империи. И как показали дальнейшие события, та часть черкесского народа, которая осталась на родине, оказалась в гораздо более благоприятных условиях по сравнению с теми, кто уехал. Естественно, в 19 веке вряд ли кто-то мог подумать, что в России случится революция и у черкесов будет возможность получить здесь собственные этнотерриториальные автономии. Но история распорядилась именно так.

В начале 1990-х гг. у адыгов, как и у большинства нацменьшинств России, появились свои общественные движения, требовавшие от государства различных преференций. В качестве главных своих целей черкесские общественные организации провозгласили признание событий Кавказской войны геноцидом адыгского народа, репатриацию и натурализацию представителей зарубежной черкесской диаспоры, а также создание нового субъекта Федерации - республики Черкесия. В состав этого субъекта, по мнению этноактивистов, должны были войти земли «исторической Черкесии», которая включает Адыгею и Кабардино-Балкарию, а также часть Карачаево-Черкесии, Краснодарского и Ставропольского краев.

Эксперты отмечают, что если бы тогда этноактивистам удалось добиться своего, то на карте России появился бы мощный субъект, обладающий не меньшим количеством ресурсов, чем, например, Краснодарский край, а за счет репатриации зарубежных черкесов эта «адыгская» республика могла бы значительно превзойти по численности населения большинство других российских регионов.

После того как схлынула волна национализма, накрывшая Россию в начале 90-х, черкесское национальное движение потеряло свою мощь. Однако идеи, которые распространяли его лидеры, к тому моменту уже успели укорениться в общественном сознании адыгского населения России.

Немалую роль в закреплении этих идей сыграли власти Адыгеи и Кабардино-Балкарии, которые встроили их в официальную идеологию своих республик. В 1990-е гг. руководству этих регионов даже удавалось шантажировать федеральный центр вопросом о признании геноцида черкесов для получения дополнительного бюджетного финансирования. В настоящее время возможностей для такого шантажа федеральный центр не оставил, однако местные власти по-прежнему продолжают использовать эти идеи для мобилизации электората.

Между тем сравнение Кавказской войны с геноцидом подвергается критике экспертов. Так, доктор философских наук, ведущий научный сотрудник Института социально-экономических и гуманитарных исследований Южного научного центра РАН Сергей Сущий сообщает, что объективные данные, находящиеся в распоряжении ученых, не подтверждают геноцид черкесов. Эксперт, в частности, заключает, что вопреки заявлениям этноактивистов «никакого многократного сокращения адыгского населения во время Кавказской войны не произошло», а «основные демографические потери адыгов в XIXв. были связаны» не с истреблением населения, а с его эмиграцией.

Не репрессии, а диалог

Каковы же на самом деле цели черкесских этноактивистов, требующих отмены Зимних Олимпийских игр в Сочи? Мнения экспертов, отвечающих на данный вопрос, разделились. Некоторые из них считают, что финансируемые из-за рубежа некоммерческие организации российских и заграничных черкесских этноактивистов существуют для того, чтобы сорвать проведение Зимних Олимпийских игр в Сочи и нанести тем самым максимально возможный урон России. Однако сводить эту проблему к поиску «руки госдепа» и разоблачения «пятой колонны» не стоит, поскольку это слишком сильно упрощает реальное положение дел.

Сергей Сущий отмечает, что те задачи, которые ставятся черкесским движением, с задачами антироссийских сил на самом деле расходятся. По мнению эксперта, главная цель этноактивистов - участие в дележе средств, выделяемых на проведение Олимпиады, в то время как геополитические противники России стремятся к срыву сочинской Олимпиады и в конечном итоге ослаблению Российской Федерации. Рассматривая ситуацию с этой стороны, не трудно понять, что исход, при котором Зимняя Олимпиада вообще не будет проводиться в России, этноактивистам в реальности невыгоден.

Так как же России стоит поступить в этой ситуации? И на этот вопрос среди экспертов нет единого мнения. Немалая часть специалистов выступает за применение жестких мер, при помощи которых любые действия этноактивистов будут пресекаться.

Однако есть и те, кто предлагает более взвешенные способы урегулирования «черкесского вопроса». Одним из таких способов, по мнению экспертов, может стать привлечение общественных организаций черкесских этноактивистов к работе оргкомитета сочинской Олимпиады. Сергей Сущий в связи с этим отмечает, что организаторам Олимпиады ничего не мешает использовать этнические мотивы для ее стилистического оформления, как это было в свое время в Ванкувере, где при внешнем оформлении активно использовались индейские мотивы.

Святослав Дмитриев
Версия для печати
Главное