Глава Тувы:  земляки обеспокоены новостью о том, что на территорию Тувы упали обломки космического корабля «Прогресс»
18 ноября 2013

Рука руку пожимает

Путин сделал Сердюкова рукопожатным

Во всех социальных стратах есть свои отверженные, неприкасаемые. У советско-российских либералов они называются нерукопожатными. Как бы ни называли Сердюкова члены путинской команды, теперь они снова обязаны подавать ему руку.

Сначала было непонятно, с чего вдруг государственные СМИ принялись с таким азартом рассказывать об аресте мэра Астрахани Михаила Столярова, подозреваемого в получении взятки. Сколько таких мэров уже посадили и еще посадят. Да и не только на муниципальном уровне у нас показательно с коррупцией борются. Недавно тульский экс-губернатор Вячеслав Дудка получил какой-то почти гулаговский срок - девять с половиной лет строгого режима за взятку, которую в руках не держал. Никакого ажиотажа эта новость не вызвала. А уж про Столярова официальной пропаганде вообще стоило помолчать, ведь он единоросс, активно поддержанный партией власти на выборах мэра Астрахани, которые вошли в новейшую политическую историю как одни из самых грязных.

Нетрудно догадаться, что выставлять напоказ ворох грязного белья можно только с одной целью – чтобы не увидели еще более грязного белья. Некоторые комментаторы называют дело Столярова «дымовой завесой» - так, пожалуй, даже вернее, учитывая, что замаскировать оно призвано возвращение из опалы экс-министра обороны Анатолия Сердюкова. В этой военно-политической операции оказался задействован сам верховный главнокомандующий. «Мы и дальше будем самым серьезным образом, повторяю еще раз, вне зависимости от должности и партийной принадлежности, с корнем вырывать эту заразу», - заявил Владимир Путин 14 ноября, на следующий день после задержания Столярова, подразумевая под заразой коррупцию. А 15-го страна узнала, что Сердюков, при котором было разграблено министерство обороны, уже полмесяца возглавляет Федеральный исследовательский испытательный центр машиностроения. Кого еще можно было назначить гендиректором оборонного предприятия, входящего в структуру госкорпорации «Ростех»? Конечно, только проходящего свидетелем по делу о хищениях в Минобороны близкого друга обвиняемой по этому же делу.

Здесь уместно вновь вспомнить Путина, только прошлогоднего. Комментируя скандальную отставку Сердюкова и его перспективы, президент в ноябре 12-го подчеркнул, что «если он куда-то захочет трудоустроиться и его будут брать, не считаю, что мы должны препятствовать. Человек имеет право работать. У нас же не 37-й год». Речь, кстати, шла о возможном назначении экс-министра советником главы «Ростехнологий». Слухи оказались по сути верными – в эту самую госкорпорацию он и устроился, только через год.

Это очень неловкий момент – ведь руководитель «Ростеха» Сергей Чемезов, говорят, был одним из тех, кто способствовал отставке Сердюкова. Если так, то можно аплодировать Чемезову. Но теперь ему придется «знакомиться» с новым директором подведомственного предприятия, а затем регулярно здороваться с ним на совещаниях. Именно придется, ведь назначен Сердюков как минимум с молчаливого одобрения понятно кого. Впрочем, там, наверху, тоже испытывают неловкость, оттого пресс-секретарь президента Дмитрий Песков заявил, что кремлевская администрация к трудоустройству Сердюкова непричастна, поскольку «это (назначение) не требовало согласования».

Вероятно, потерял дар речи, и в этой связи не комментирует новость вице-премьер Дмитрий Рогозин, курирующий оборонную отрасль. Он и в бытность Сердюкова главой Минобороны откровенно недолюбливал его за нездоровое пристрастие к импортной военной технике. Возможно, и про все остальное догадывался. Теперь свои догадки Рогозину придется забыть. Будет вице-премьер с «мебельщиком» снова ручкаться, тщательно скрывая презрение, или что там он к нему испытывает.

Министр обороны Сергей Шойгу стал героем YouTube после того, как на Валдайском форуме демонстративно не подал руки «оппозиционеру» Владимиру Рыжкову. Тот заметно стушевался, не посмев в ответ на публичное оскорбление, например, влепить чиновнику пощечину. Интересно, хватит ли духа у Героя России и генерала армии отказать в рукопожатии Сердюкову? Он ведь, как известно, на посту министра обороны… не совсем по-джентльменски себя вел. Целый год у Шойгу не было такой головной боли – думать, как поступать при встрече с экс-министром. А теперь, когда Сердюков входит в структуру «Ростеха», возглавляя оборонное предприятие в Подмосковье, вероятность встречи с ним резко возрастает.

Вот у разведчиков эта проблема еще в советские годы была раз и навсегда решена – Путин знает, конечно. Когда отечественный боец невидимого фронта, изображающий в США дипломата или сотрудника «культурного центра», случайно встречает предателя, скажем, Олега Калугина, то просто переходит на другую сторону улицы. Необходимость здороваться отпадает сама собой. А тут куда перейдешь, когда самый главный боец невидимого фронта фактически объявляет, что всем известный подлец отныне официально считается приличным человеком.

Излишне говорить, что после такого недвусмысленного сигнала, в том числе и Следственному комитету, Сердюков точно не перейдет из свидетелей в обвиняемые. А по данным «информированных источников», он уже даже не свидетель. Не 37-й год как-никак, года ссылки хватило на исправление. То есть, несмотря на все стоны либералов о том, что у власти в России чекисты, эта самая власть действует совсем по иным законам, чем разведка: один раз не считается и вообще, собачья преданность хозяину важнее государственных интересов. Точнее, личная преданность начальнику вертикали сегодня и есть главный национальный интерес. Отсюда проистекает тот специфический кодекс чести нынешнего российского чиновничества, который не то что у дворянства пушкинских времен, но и у позднесоветской партноменклатуры вызвал бы изумление.

Но, как известно, tempora mutantur, et nos mutamur in illis. Было время, зимой 11-12гг., когда Путину очень нужна была народная поддержка. Все помнят – Болотная площадь, многотысячный протестный митинг, потом еще один, «Путин, уходи!» и т.д. Не на шутку встревоженный, он искал защиты у рабочих Уралвагонзавода. И приехав на тот завод, уже после победы, жал руки мужикам, не боясь испачкаться в машинном масле. Наверно, пожал бы руку и каждому из своих сторонников, собравшихся в ночь после выборов на Манежной площади, но, понятно, физически не мог этого сделать и потому только заливался благодарными слезами. С тех пор многое изменилось. Оппозиция уже не та, а потому и народная любовь в глазах Путина, рискнем предположить, сильно обесценилась. Ну и пусть вся страна считает, что «табуреткин» со своей любовницей должны сидеть в тюрьме. Народу «скормят» Столярова и еще каких-нибудь ненужных коррупционеров, а нужный останется в «обойме», потому что «обойма» своих не сдает.

Это история вовсе не о том, что российская клептократия неистребима на данном историческом отрезке. Это о том, как один человек может по своей прихоти вдруг демонстративно не подать руки сразу 140 миллионам.

Глеб Александров

Версия для печати
Главное