Евкуров:  пока говорить о моем участии в выборах еще рано. Главное – обеспечить выборы президента России
3 ноября 2017

Атомные поезда, звездолеты и подземные города: что мы не построили

В ХХI веке в России разучились не только работать, но и мечтать

Фото: mirf.ru

В советском научно-фантастическом диафильме «В 2017 году» предсказано многое из того, что впоследствии было создано – увы, не нами. Представления футурологов о будущем страны оказались далекими от реальности, но в одном они не ошиблись: в ноябре трудящиеся отметят столетие революции.

В этом году стараниями энтузиастов новую жизнь обрел замечательный советский фильм-утопия «В 2017 году» (производство студии «Диафильм», 1960г.). В сети он появился в январе и накануне 100-летия Октябрьской революции вызывает всё больший интерес пользователей.

В научно-фантастическом фильме для детей рисуется образ идеального общества, которое будет построено к 2017г. В центре внимания, разумеется, СССР, лидирующий во всех без исключения областях. Школьники ХХI века с помощью «лупы времени», напоминающей интерактивный стол, наблюдают, как создавался «новый облик» страны. Советские граждане, поставив себе на службу достижения научно-технического прогресса, перекрыли не только Енисей, но и Берингов пролив. По гребню колоссальной плотины, соединившей Евразию с Америкой, мчатся атомные поезда.

Также школьники в 2017-м узнают, что в рамках космической программы Советский Союз делает уже не просто ракеты, а фотонные межзвездные корабли. «Почти со скоростью света» они летят к Альфе Центавра. Полет фантазии авторов диафильма не знает преград, хотя в реальной жизни до звезд было далековато: в 1960г. на орбиту отправились Белка и Стрелка, но Юрий Гагарин еще только готовился к эпохальному старту. Тем не менее в неизбежное и скорое покорение Вселенной страна верила сильнее, чем в построение коммунизма.

Невыполнимых задач нет в космосе, а на Земле тем более – так считали советские футурологи. Герой диафильма, школьник ХХI века Игорь пользуется всеми преимуществами «умного дома» и «интернета вещей», хотя эти термины авторам не могли быть известны. Стенные часы будят подростка «легким щелчком по носу», «умная кулинарная машина» готовит ему любимый завтрак, считывая написанную от руки записку, оставленную мамой Игоря. Занятые родители контролируют школьника посредством «телевидефона», в котором угадывается прообраз Skype и других мессенджеров, поддерживающих видеосвязь.

На экскурсию Игорь с одноклассниками едет в заполярный город Углеград, построенный под землей. Для добычи полезных ископаемых здесь используются бурильные машины, работающие на «новооткрытой мезонной энергии» (мезоны – элементарные частицы, состоящие из равного числа кварков и антикварков. – Прим. КР). Суровый арктический климат не мешает жителям Углеграда загорать на пляже – «под кварцевым светилом».

Инновационную энергию используют не только добрые советские люди: «последние империалисты, скрывавшиеся на далеком острове, испытали запрещенное мезонное оружие». Чудовищной силы взрыв вызвал тайфун, угрожающий Черноморскому побережью, но папа Игоря с помощью летающей станции управления погодой заставил бурю утихнуть.

Такова краткая история борьбы сил добра с хаосом и тьмой, закономерным итогом которой стала победа науки над последним оставшимся врагом – природой. Мир, в котором единственной заботой общества является управление погодой, представлялся советским мечтателям идеальным. С ними трудно не согласиться, особенно если вспомнить, что фильм был создан всего через 15 лет после окончания Второй мировой войны.

При всей утопичности надежд на построение государства всеобщего благоденствия к 2017г. (да и к любой другой дате), многое из предсказанного в 1960г. сбылось в конце прошлого и особенно в начале нового столетия. Интернет, «умный дом», видеосвязь, новые источники энергии, оружие и транспорт на новых физических принципах – всё это уже повседневная реальность. Пилотируемых звездолетов пока нет даже в проекте, но американская межпланетная станция «Вояджер-1» уже вышла за пределы Солнечной системы и летит куда-то во Вселенную.

Если в научно-технической части прогноз оказался довольно точным, то с грядущим мировым устройством авторы не угадали. Да и вряд ли кто-то поверил бы в те годы, что Советский Союз расколется на части, как от взрыва мезонной бомбы, а все значимые для планеты изобретения будут сделаны «последними империалистами». Что, впрочем, не мешает современным российским школьникам пользоваться новейшими гаджетами, отправляя в соцсети селфи с антикоррупционных митингов. Протестующих советских школьников в 1960-м вообразить было невозможно, а сделать героями диафильма – тем более.

Не сбылось и кое-что из прогнозов, казавшихся в те годы реалистичными. Например, Обь и Енисей пока не повернули вспять для обеспечения водой Средней Азии. И хорошо, что не сбылось – из множества смелых советских проектов этот был едва ли не самым авантюрным.

Но вот наступил 2017г., о котором так много говорили советские люди, и он оказался примерно таким же, как 2007-й или 1997-й. Разница, конечно, есть, все знают, «тучные нулевые» – это совсем не то что «лихие девяностые». Но из 1960-го перемены вряд ли бы разглядели. Реальные гости из будущего оказались совсем не похожи на Алису Селезнёву.

Звездолет так и не построен, к Альфе Центавра никто не летит, но это уже давно не самое популярное направление. Все доступные мечты, вероятно, сбылись, иначе как объяснить зашкаливающий уровень счастья в стране? Человек счастлив, если получает то, что хочет, и не хочет того, чего не может получить: дивный новый мир так устроен. Миелофон не нужен, когда есть айфон.

Выходит, что советский диафильм об идеальном обществе – не такая уж утопия. В финале наивной фантазии «ликующая столица готовится к столетию Великого Октября». Разве кто-нибудь сомневается, что оно наступит? 

Антон Ивановский
Версия для печати