Глава Камчатки:  все нормальные губернаторы дома подкаблучники. Потому что так надоедает принимать решения на работе
26 мая 2022

Спецоперация обнуляет идею укрупнения регионов

Если допустимо говорить об очистительном эффекте спецоперации, то иметь в виду стоит не только удаление с государственных в широком смысле этого слова должностей антироссийски настроенных граждан (от дипломата Бондарева до режиссера Туминаса). Или внутренний, равно как и внешний, демонтаж международных надстроек, в той или иной степени ограничивавших российский суверенитет (от Совета Европы до Болонской системы образования). Очевидно, на нет сходит и продвижение некоторых управленческих концепций, реализация которых представлялась ранее делом вполне реальным, если не решенным окончательно.

Так уже в течение довольно продолжительного периода, по крайней мере в публичном пространстве, не озвучивается еще совсем недавно активно прокачиваемая идея укрупнения регионов и централизованного создания надрегиональных агломераций. Ее, напомним, высказывали в свое время вице-премьер Марат Хуснуллин и глава Счетной палаты Алексей Кудрин.

Дело здесь, как представляется, не только в том, что у государства в период военных действий на Украине и на фоне беспрецедентного санкционного давления есть более актуальные задачи, чем оптимизация системы управления территориями. В самом концепте укрупнения заложен потенциальный конфликт, способный в значительной степени нивелировать экономический эффект такого рода новаций.

Речь прежде всего идет об ощущении населением того или иного субъекта РФ полноценной региональной идентичности, которое является важным условием нормального социального самочувствия на местах.

В самом деле, российская политическая практика последних лет знает примеры неприятия в регионах, причем не только на уровне элит и управленческих команд, сформированных из так называемых варягов, и административного оформления интеграционных процессов, как прямого присоединения одного субъекта к другому. Попытка инициировать референдум о слиянии Архангельской области и Ненецкого автономного округа, как все хорошо помнят, вызвала довольно решительное несогласие населения одного из регионов.

Да и содержание специальной операции, которую Вооруженные силы РФ ведут сегодня в Донбассе и в ряде областей Украины, в корне противоречит идеологии размывания местной идентичности. В конце концов, современную Украину губит и с высокой долей вероятности погубит окончательно именно стремление одних региональных групп влияния взять под контроль другие. Попытка навязать сложно устроенной украинской субъектной структуре единую западенскую идейно-ценностную модель, в которой нет пространства для учета региональных особенностей.

По этой причине в 2014г. Украина потеряла Крым. Потом Донбасс. А теперь, после подписания Путиным указа об упрощенном получении гражданства жителями Херсонской и Запорожской областей, как минимум и два этих региона.

Кстати, если вопрос о вхождении данных территорий в состав России будет поставлен до фактического освобождения административного центра Запорожской области, ее перешедшая под контроль ВС РФ часть все равно должна позиционироваться в данном контексте как самостоятельный субъект. Равно как и уже освобожденная Херсонская область.

Крым, Кубань могут быть экономическими локомотивами для бывших украинских областей. Администрирование, пусть и при кураторской поддержке извне, необходимо оставить структурам управления, воссоздаваемым сегодня на местах.

При декларируемой Россией априорной ценности региональной идентичности отказ местного населения от атрибутов украинской государственности в массе будет восприниматься как избавление от чего-то временного, чуждого и наносного. А вхождение в семью российских народов, где народ не только национальное, но и региональное понятие, станет еще более психологически комфортным.

Алексей Никишин
Версия для печати
Главное