Глава Тувы:  земляки обеспокоены новостью о том, что на территорию Тувы упали обломки космического корабля «Прогресс»
6 сентября 2012 | Архив

Встреча Владимира Путина с Главой Карачаево-Черкесии Рашидом Темрезовым и жителями республики

Владимир Путин провёл рабочую встречу с Главой Карачаево-Черкесии Рашидом Темрезовым и жителями республики: представителями сфер образования, здравоохранения, сельского хозяйства и предпринимательского сообщества.

* * *

В.ПУТИН: Представительная команда из республики. Я думаю, что это хорошо, потому что у нас будет возможность поговорить по всем проблемам; посмотреть, как решаются вопросы в различных сферах деятельности, в жизни республики.

Республика непростая, сложная. Мы знаем, что она даже в новейшей истории переживала немало острых моментов в своём развитии. Слава Богу, ситуация стабильная, нормальная. Вопрос, на мой взгляд, самый главный – это развитие экономики, социальной сферы, уровень жизни людей, обеспечение рабочими местами. Вот давайте с этого и начнём. И попрошу руководителя республики Рашида Бориспиевича Темрезова.

Р.ТЕМРЕЗОВ: Хотел бы выразить слова благодарности за то, что в таком формате мы имеем возможность с Вами общаться. На самом деле представительная команда, представители всех пяти субъектообразующих национальностей и разного профиля своей работы.

В целом по итогам полугодия, я считаю, республика в плане социально-экономического развития двигается поступательными шагами. По некоторым направлениям есть вопросы, но мы их держим на контроле и стараемся их продвигать.

В.ПУТИН: Может быть, коллеги тогда представятся и каждый скажет, в какой области он работает.

М.ТУРКМЕНОВА: Туркменова Мадина Назировна. Я многодетная мама, по профессии педагог, учитель начальных классов.

В.ПУТИН: Вы сейчас работаете или нет?

М.ТУРКМЕНОВА: Я работаю.

В.ПУТИН: Работаете и детей воспитываете?

М.ТУРКМЕНОВА: Конечно.

В.ПУТИН: Сколько у Вас детишек?

М.ТУРКМЕНОВА: У меня четверо детей: три сына и дочка.

В.ПУТИН: Дочка младше?

М.ТУРКМЕНОВА: Да, самая младшая – три годика.

В.ПУТИН: И самая любимая?

М.ТУРКМЕНОВА: Конечно, долгожданная.

В.ПУТИН: Мальчишек не обижаете?

Пожалуйста.

А.МАКАОВ: Я – главный врач муниципального лечебного учреждения, Хабезская центральная районная больница

В меру своих возможностей занимаемся улучшением ситуации по здравоохранению. Все вопросы, связанные с программой модернизации...

В.ПУТИН: А сколько человек обслуживает вашу больницу?

А.МАКАОВ: Наша больница обслуживает муниципальный район численностью 30 356 человек. Численность работающего коллектива – 511 человек.

В.ПУТИН: Большой коллектив.

А.МАКАОВ: Да. И сегодня мы в полной мере в принципе ощущаем все те изменения, которые идут в здравоохранении, в полной мере.

В.ПУТИН: Расскажете нам сейчас.

Пожалуйста.

М.УЗДЕНОВ: Я – исполнительный директор компании «Архыз-1650». Представляю строительство сезонного горного курорта «Архыз» Карачаево-Черкесии.

В.ПУТИН: Двигается у нас там чего-то?

М.УЗДЕНОВ: Двигается, двигается, Владимир Владимирович.

В.ПУТИН: Интересно.

Пожалуйста.

А.ТЛИСОВ: Я заведую кафедрой программной инженерии в Северо-Кавказской государственной гуманитарно-технологической академии. Являюсь членом Общественной палаты. Работаю с молодёжью. Общественные проекты продвигаем. Это моя сфера.

В.ПУТИН: Пожалуйста.

С.БОГАТЧЕНКО: Являюсь главой крестьянско-фермерского хозяйства. Специализация – производство молока. Работаем семьёй. В общем, основное внимание уделяем качеству получаемой продукции. Работаем, как говорится, уже 10 лет, получается в принципе.

Есть, конечно, и какие-то недостатки. Но сейчас у нас больше позитива. Чувствуем, отношение изменилось. Сельское хозяйство сейчас переживает, в общем-то, подъём в нашей республике.

В.ПУТИН: Может быть, Вы продолжите? Сколько лет Вы уже занимаетесь этим?

С.БОГАТЧЕНКО: Я занимаюсь более десяти лет, с 2001 года, а так я занимаюсь с детства. С третьего класса я уже выходил на сенокос и косил. А что касается наших перспектив...

В.ПУТИН: Секундочку, можно Вас спросить, насколько эффективно Вы пользуетесь кредитами, вообще пользуетесь ли, не пользуетесь? Какими кредитами, какие виды кредита? Что легче получить, что сложно?

С.БОГАТЧЕНКО: Я Вам сейчас скажу честно, кредитами не пользовался – я лишь получил грант в этом году.

В.ПУТИН: Как малое предприятие?

С.БОГАТЧЕНКО: У меня было личное подсобное хозяйство. Личные подсобные хозяйства не имеют никакого юридического статуса, и взять кредит невозможно, у них и зарплаты ещё нет. Получается тупиковая ситуация. Целый пласт населения, который бы хотел заниматься, но у них нет оборотного капитала.

В.ПУТИН: Это те, кто владеет личным подсобным хозяйством?

С.БОГАТЧЕНКО: Да, это форма собственности личного подсобного хозяйства без образования юрлица. У них нет зарплаты, чтобы взять кредит, а без зарплаты кредит... Поэтому моё предложение такое: если можно, выдавать кредиты под залог скота. Это в принципе реально, у каждого корова своя.

В.ПУТИН: Вот первая проблема.

С.БОГАТЧЕНКО: Да, эта проблема есть, это затрудняет развитие сельского хозяйства в какой-то степени.

В.ПУТИН: А сколько грант Вы получили?

С.БОГАТЧЕНКО: Я получил 380 тысяч грант, для меня это существенная поддержка. Хотелось, конечно, больше, но, как говорится... Это позволит мне обновить сельхозтехнику. Я уже за этот счёт купил косилку за 150 тысяч.

В.ПУТИН: А лизингом не пользовались?

С.БОГАТЧЕНКО: Лизингом не пользовался.

В.ПУТИН: Почему, не получалось или не обращались просто?

С.БОГАТЧЕНКО: Честно говоря, как-то изначально у меня было личное подсобное хозяйство, и до получения гранта я вообще не имел никого понятия.

Р.ТЕМРЕЗОВ: Сергей Николаевич недавно крестьянско-фермерское хозяйство образовал.

С.БОГАТЧЕНКО: Недавно. У нас 130 голов скота, 200 га сельхозугодий. Мы справляемся своей семьёй и соответственно основное внимание уделяем качеству продукции – и за счёт этого выживаем. Кроме того, мы стараемся произвести, переработать молоко и довезти до конечного покупателя. За счёт этого мы имеем более высокую цену, и у нас получается хозрасчёт, то есть можем что-то накопить, соответственно можем что-то купить и можем одеть, накормить детей.

В.ПУТИН: Сколько у Вас надой на одну корову получается? Надои у вас какие, на корову сколько?

С.БОГАТЧЕНКО: Надой на корову у нас идёт где-то 15–16 литров молока, я получаю в сезон тонну молока в день и полностью перерабатываю. Получается где-то до 100 килограммов готового продукта, имеется в виду масло, сыр.

В.ПУТИН: Перерабатываете сами, у вас соответствующее оборудование есть?

С.БОГАТЧЕНКО: Да, есть у нас оборудование, перерабатываем сами.

В.ПУТИН: Как сбываете продукцию?

С.БОГАТЧЕНКО: Это было не раз проблемой, но я вышел из этого положения следующим образом. Часть продукции я продавал на территории своего района, я зарекомендовал себя как производитель качественного продукта, затем я вышел на Ростов, Москву. Масло и сыр, кстати, я отправляю по более выгодным ценам в Ростов и Москву.

В.ПУТИН: Как отправляете, через кого – через посредников?

С.БОГАТЧЕНКО: Нет, очень просто. Я пакую в специальную упаковку и отправляю автобусом.

В.ПУТИН: Понятно, но куда?

С.БОГАТЧЕНКО: Дело в том, что у нас есть постоянный покупатель, который у нас уже пять лет. Я начинал с маленького и дошёл до того, что отправляю автобусом, допустим, масло по 200 килограммов.

Р.ТЕМРЕЗОВ: Просто без юридических договоров.

В.ПУТИН: То есть у вас конкретные, свои частные клиенты?

С.БОГАТЧЕНКО: Да, частные клиенты. Они берут масло, сыр, потому что он более вкусный и более дешёвый. За счёт этого выживаем.

В.ПУТИН: Надо воспользоваться вашим опытом.

Р.ТЕМРЕЗОВ: Мы сегодня пообщались и решили, что будем ставить ещё и переработку так, как зарекомендовал себя Сергей Николаевич.

В.ПУТИН: И сколько человек у Вас работает в хозяйстве?

С.БОГАТЧЕНКО: Пока что мы обходились семьёй, то есть я, супруга и два сына. Младший сын с шестого класса уже три лета пасёт скотину сам, 130 голов у нас. К моему стыду, даже и выходных у него не было в этом году. В общем, такие были у нас сложные условия хозяйствования. Один плюс есть маленький: он за три года из двоечника превратился в отличника.

В.ПУТИН: Работа помогает ему.

С.БОГАТЧЕНКО: Работа помогает.

В.ПУТИН: Дисциплинирует, Вы правы.

С.БОГАТЧЕНКО: Он стал более серьёзным. Уже сейчас собирается стать ветврачом. Он любит это дело.

Заниматься сельским хозяйством – это состояние души. Мы свою работу любим, у нас всё в руках горит.

В.ПУТИН: Слава Богу. Проблема, которую Вы видите, – это организация возможности получения кредита, кредитования?

С.БОГАТЧЕНКО: Да. Моё положение таково. Смотрите, я работаю в личном подсобном хозяйстве. Я свою продукцию продаю на рынке. У меня нет ни заработной платы, ни стажа. Я не только не могу получить кредит – я ещё не могу накопить себе на пенсию. У меня нет заработной платы и нет стажа. То есть, получается, этот момент задерживает развитие личных подсобных хозяйств.

В.ПУТИН: В накопительной системе можете принять участие.

С.БОГАТЧЕНКО: Понимаете, какая система: я, если не получаю заработной платы, у меня нет стажа; я получаю валовой доход и за счёт этого живу. Здесь у меня нет юрлица.

В.ПУТИН: Понятно.

С.БОГАТЧЕНКО: Вот такая ситуация.

Этот вопрос, может быть, как-то решить можно будет?

В.ПУТИН: Да, действительно, надо подумать.

С.БОГАТЧЕНКО: То есть работники личных подсобных хозяйств без образования юрлица, они фактически в социальном плане…

В.ПУТИН: Не защищены.

С.БОГАТЧЕНКО: Не защищены, да.

В.ПУТИН: Согласен. Спасибо большое.

Пожалуйста.

А.ТЛИСОВ: Владимир Владимирович, позвольте мне начать со слов благодарности за ту значимую работу, которая делается в области молодёжной политики. И молодёжная политика на Северном Кавказе сейчас выходит на качественно новый уровень.

Безусловно, в этом ощущается и роль федерального агентства, федеральных структур. Это и образовательные формы, такие как «Машук». Это и всероссийская площадка «Селигер», где наши ребята тоже активно принимают участие.

В.ПУТИН: Ваши ребята были в этом году?

А.ТЛИСОВ Да, они были как раз на встрече. Я тоже участвовал. Кто-то даже попытался – и вопросы задавали, и так далее. То есть, конечно, внимание, которое с Вашей стороны, со стороны руководства всей страны уделяется сейчас именно молодёжной политике, оно ощущается.

Молодые люди видят свои карьерные траектории, видят те возможности, которые созданы для них, и, безусловно, те ресурсы, которые Вы и всё Правительство сейчас для молодых людей выделяет для того, чтобы они могли попробовать свои силы в проектной деятельности, запустить какие-то пилотные проекты и реализовать свои идеи. Это, во-первых, даёт им возможность зарекомендовать себя как ответственных людей, потому что это всё-таки государственные средства. С другой стороны, это такие репутационные приобретения. То есть их могут увидеть в регионе. Конечно же, региональные власти, видя таких ребят, которые что-то смогли уже сделать, тоже обращают на них внимание и поддерживают.

Второй момент – хотел бы тоже сказать именно о сфере образования. Молодые люди, которые получают образование в Северо-Кавказском регионе, чаще всего в нём и остаются потом работать, с поиском работы и так далее. Именно в этот период, когда они становятся профессионалами, личностями, возможно, их поддержать стажировками в другие регионы.

На крупных предприятиях, заводах, мощных научных центрах они смогут взаимно культурно обогащаться, видеть свою траекторию, своё дальнейшее развитие и быть востребованными. То есть это тоже такой колоссальный опыт где-то трудовой миграции и опыт мобильности, о котором мы говорим. Как мне представляется, это даст новый толчок именно к движению молодёжи внутри страны.

Конечно же, если позволите, я хотел бы коснуться ещё и вопроса поддержки молодых семей, вернее – молодых учёных, именно в плане жилья. В нашей республике успешно реализуется программа развития поддержки молодых семей в рамках федеральной программы «Жилище». В ней также прописана поддержка молодых учёных, которые работают в системе Российской академии наук.

В нашем регионе, да и в большинстве других молодые учёные, это доценты до 35 лет, доктора – до 40, они работают большей частью в сфере либо высшего образования, либо научно-исследовательских региональных институтов, которые не входят в систему Российской академии наук. Они остаются неохваченными этой поддержкой. Возможно ли какую-то, может быть, корректировку в эту программу внести, чтобы они могли также поучаствовать и получить такую поддержку?

В.ПУТИН: Во многих регионах это делается, и делается за счёт региональных средств. Я понимаю, что в республике такие возможности ограничены, но можно подумать, если мы выработаем какую-то совместную программу. Об этом можно подумать.

Р.ТЕМРЕЗОВ: Либо, может быть, программу развития до 2025 года.

В.ПУТИН: Но это уже не так важно. Важно выделить соответствующие средства. По какой бюджетной статье пропустить – это уже технический вопрос. Давайте подумаем, сейчас не готов сказать. В следующем году вряд ли сможем точно реализовать, потому что работа над бюджетом закончилась. Но надо будет прорабатывать на следующий год.

А.ТЛИСОВ: Хорошо.

В.ПУТИН: «Машук» интересный был в этом году?

А.ТЛИСОВ: Очень интересный был и «Машук», и ресурсы, которые туда выделены, они ощущаются, их видно, этих ребят, в регионах.

В.ПУТИН: Я с ними встречался в прошлом году, по-моему, или в позапрошлом. Симпатичные ребята, девчонки – умные, продвинутые, очень динамичные.

А.ТЛИСОВ: В этом году мне посчастливилось поучаствовать в экспертном сообществе «Селигера» и «Машука». И надо сказать, что уровень проектных работ значительно вырос. Они стали более конкретные, привязаны к целевым программам региона. То есть они активно включаются, понимая общую повестку.

В.ПУТИН: Понимают, что нужно для региона.

А.ТЛИСОВ: Да, что нужно для региона, и готовы в этом плане поработать.

В.ПУТИН: Нам надо помогать продвигать их идеи, проекты, предложения, чтобы они чувствовали, что это не в песок уходит.

Пожалуйста.

М.УЗДЕНОВ: Владимир Владимирович, я занимаюсь проектом «Архыз» с момента основания, с 2007 года. Непосредственно строительство на объекте началось в 2012 году. На сегодняшний день мы уже запустили первую канатную дорогу 860 метров, четырёхместная кресельная канатная дорога, тем не менее это первая ласточка.

В.ПУТИН: Там чьё производство?

М.УЗДЕНОВ: Франция.

Р.ТЕМРЕЗОВ: Совместно с итальянцами.

М.УЗДЕНОВ: В следующем году мы планируем уже запустить несколько комплексов на 700 мест и вторую очередь канатной дороги более длинной протяжённостью, около 2,5 километра, и пропускной способностью 2400 человек в час. Также на объекте уже работает станция поисково-спасательной службы.

Сам проект очень социально значимый. Даже на сегодняшний день на начальном этапе строительства, если так можно назвать, уже задействовано около 1,5 тысячи человек полностью во всей сфере и более 20 предприятий строительной отрасли республики.

В.ПУТИН: Вы где кредитуетесь?

М.УЗДЕНОВ: «Внешэкономбанк».

В.ПУТИН: Сколько там общий объём?

М.УЗДЕНОВ: Общий объём договора – 5 миллиардов.

В.ПУТИН: Сколько вы выбрали уже?

М.УЗДЕНОВ: Выбрали, к сожалению: на этот год у нас 1 миллиард 200 миллионов – выбрали 600.

В.ПУТИН: А освоили сколько?

М.УЗДЕНОВ: Выбрали 600 и из своих средств, непосредственно компания «Синара», – миллиард.

В.ПУТИН: Своих – миллиард?

М.УЗДЕНОВ: Своих – миллиард, и кредитных – 600.

В.ПУТИН: Прилично. Это на этот год у вас такой план?

М.УЗДЕНОВ: Да, всего за весь проект – более миллиарда, а за этот год – 600.

В.ПУТИН: С «Внешэкономбанком» нормальные отношения выстроили? Какие там проблемы?

М.УЗДЕНОВ: Честно говоря, немножко затягивается решение вопросов, и много отлагательных условий в договоре у нас идёт. Но в принципе работа идёт.

В.ПУТИН: Деньги выделяют?

М.УЗДЕНОВ: Выделяют. Медленно, но выделяют.

В.ПУТИН: А гостиничные комплексы ещё не начали строить?

М.УЗДЕНОВ: Начали уже. Пять гостиниц строится. В следующем году мы уже 700 мест готовы обеспечить.

Р.ТЕМРЕЗОВ: Владимир Владимирович, я извиняюсь, мы в прошлом году на форуме в Сочи в режиме реального времени…

В.ПУТИН: Я помню.

Р.ТЕМРЕЗОВ: …Вам кратко представили. И если будет такая возможность в этом году опять в режиме реального времени – то, что в этом году происходит на площадке. То есть у нас в принципе две гостиницы, они уже сдаточные в этом году – в конце года, может быть – в начале следующего года. И с весны следующего года две гостиницы уже смогут принимать туристов. Но к следующему горнолыжному сезону, 2012–2013 годы, мы будем уже готовы.

В.ПУТИН: Главное – наладить хороший сервис и подготовить персонал.

Р.ТЕМРЕЗОВ: Это да.

В.ПУТИН: Вы в этом смысле что делаете, как готовитесь?

Р.ТЕМРЕЗОВ: Здесь, наверное, как бы регион совместно и с инвестором «Архыз–Синара», и с «Курортами Северного Кавказа», и Александр Геннадьевич Хлопонин очень много уделяет этому внимания. Мы на уровне наших средних профтехучилищ договорились о том, что методологию, какие-то стипендии были улучшены. И не только звено высшего образования, которые пойдут работать завтра менеджерами, а именно в сфере облуживания: это и официанты, это и инструкторы.

В.ПУТИН: Понятно. А кто будет руководить этими гостиницами?

М.УЗДЕНОВ: Сейчас будет создаваться управляющая компания на первом пусковом комплексе, который мы собираемся в 2013–2014 году запустить. Управляющая компания будет создана совместно с республикой и группой «Синара».

В.ПУТИН: Понятно. Специалистов-то откуда возьмёте?

Р.ТЕМРЕЗОВ: Здесь есть предложение и у «Курортов Северного Кавказа» о том, чтобы они забрали себе.

В.ПУТИН: Послушайте, вам нужны хорошие специалисты, иначе вы не выиграете конкуренции ни с Сочи, я уж не говорю с курортами где-то в Альпах. Вам нужны менеджеры международного класса. Только тогда вы сможете выиграть в конкурентной борьбе. Конкуренция будет только нарастать. У нас по всей стране сейчас строятся такие курорты: и на Дальнем Востоке, и в Сибири, и на Урале, и в других районах Северного Кавказа. И за границу – у нас же свободная страна, открытая – люди ездят.

Вам нужны менеджеры европейского уровня. Нужно и своих готовить, и, если нет, приглашать. Лучше, конечно, готовить своих. Но готовить это нужно по-серьёзному, иначе вам удачи не видать. Можно вложить туда миллиарды и миллиарды – и будут они полупустыми стоять. У вас просто шикарные природные условия, лучше не придумаешь, очень красиво. И склоны хорошие, и перепады замечательные, и много снега, и солнца очень много. Нужен сервис хороший по приемлемым ценам.

Р.ТЕМРЕЗОВ: У нас упор в основном на «три звезды», на категорию «три звезды».

В.ПУТИН: Это хорошо. Но всё равно это значит, сервис должен соответствовать «трём звёздам». «Три звезды» – это не просто чашки, ложки и лифтовое оборудование, это прежде всего уровень обслуживания.

Р.ТЕМРЕЗОВ: Владимир Владимирович, мы этим вопросом занимаемся, и, конечно, очень важный вопрос, кто будет управлять.

В.ПУТИН: Нужно приглашать специалистов. Искать в России, таких достаточно уже в России. Приглашать иностранных экспертов. И создать свою собственную школу.

Р.ТЕМРЕЗОВ: У нас есть опыт на примере Домбая. Конечно, он не дотягивает до уровня европейского, если мы говорим сегодня о сервисе. Но в любом случае мы за эти годы подтянулись, за последние несколько лет.

В.ПУТИН: Знаете, а нужно, чтобы он был лучше, чем европейский. И это не так сложно сделать. Потому что европейцы уже давно расслабились. Посмотрите, что некоторые азиатские страны демонстрируют с точки зрения сервиса. Авиационные компании некоторые азиатские такой уровень сервиса предоставляют, что ни одна европейская компания этого не делает. И мы с вами точно можем это сделать. Только нужно понять, что это ключевое звено во всём этом бизнесе. Надо искать этих людей, приглашать их, заинтересовывать, тащить их на работу.

И это должно быть «фишкой» курортов Северного Кавказа – обслуживание топ-уровня, самого высокого класса, такого, которого нигде нет. Это правильно, что это трёхзвёздочный, но, повторяю ещё раз, три, четыре, пять звёзд – это не просто лучший или худший интерьер, это уровень обслуживания. Вот на эту тему подумайте.

Это генеральное направление. Но, естественно, вы купили оборудование. Купили – и купили, поставили, техническая инспекция приняла его – значит, правильно, хорошо поставили, и, слава Богу, будет стоять. Обслуживать нужно людей, прежде всего. И конечно, нужно обеспечить безопасность. Но надеюсь, что заинтересованные компании над этим подумают – конечно, вместе с республикой, с силовыми структурами.

Р.ТЕМРЕЗОВ: Согласен.

В.ПУТИН: Пожалуйста.

А.МАКАОВ: Владимир Владимирович, Ваши предложения, которые на сегодняшний день реализуются очень активно, по привлечению молодых специалистов в сельскую местность – в Карачаево-Черкесии приобрели значительные объёмы в связи с тем, что всё-таки наконец-то в сельскую местность начали приходить доктора. За эти полгода, которые мы эту программу уже активно реализуем в Карачаево-Черкесии, удалось привлечь 135 молодых специалистов.

В.ПУТИН: Поехали на село?

А.МАКАОВ: Чисто на своём примере могу сказать, что в нашу больницу переехало 33 специалиста, на сегодняшний день. И у нас ещё имеются, скажем так, договорённости с теми специалистами, которые нам нужны, чтобы до конца года, кто окончил интернатуру, кто окончил ординатуру, будут ещё привлекаться на работу.

В.ПУТИН: И все получили по миллиону?

А.МАКАОВ: И все 127 человек в республике уже получили по миллиону. И сегодня благодаря этому, могу сказать, возник другой вопрос, а почему не до 40 лет, а почему только в этом году?

Р.ТЕМРЕЗОВ: У нас очередь уже 120 человек.

А.МАКАОВ: Да, я выражу мнение практически большого количества докторов, особенно докторов с опытом, которые желали бы, наверное, переехать в сельскую местность и работать, потому что сегодня благодаря тем изменениям, которые идут в здравоохранении, – это доступность, это стандарты медицинской помощи плюс наличие сельских доплат.

У нас условия работы в эквиваленте денежного режима выше, чем в городе. Поэтому эти подъёмные, миллион, дали бы возможность привлечь ещё и более опытных специалистов: до 40–45 лет. Поэтому, если у нас будет возможность, конечно, было бы замечательно эту программу продлить хотя бы ещё на один год и увеличить возрастной ценз. Если такая возможность будет, я думаю, в ближайшие полтора года мы практически решим вопрос привлечения специалистов в сельскую местность.

В связи с тем, что это перекликается с программой модернизации, которая очень активно у нас сейчас внедряется: это и улучшение материально-технической базы, и проведение капитального ремонта, и, повторюсь, введение стандартов оказания медицинской помощи, доступности медицинской помощи, – думаю, к концу программы модернизации у нас будет другой уровень оказания медицинской помощи, в том числе особенно и на селе. Потому что разработанные Минздравом России стандарты медицинской помощи уже унифицированы для всех регионов. Желает или не желает этого то или иное лечебное учреждение, оно обязано оказывать эту помощь в тех рамках, которые утверждены.

В.ПУТИН: Программа модернизации, которая сейчас проводится, она вас коснулась, вы почувствовали на себе? Если коснулась, то в чём?

А.МАКАОВ: Программа модернизации коснулась нас практически во всём, в том числе укрепления материально-технической базы. Сегодня у нас отремонтированы практически все лечебные учреждения в нашем районе, которые практически годами не получали даже текущего ремонта. По Карачаево-Черкесии 56 объектов здравоохранения уже отремонтированы, закончены. До конца года планируется ещё закончить 44 объекта.

Конечно, можно сказать, что из тех 100 тысяч квадратных метров, которые требуют капитального ремонта, программа модернизации в связи с небольшой её длительностью охватывает половину. Та половина, которая требует капитального ремонта, остаётся. Если будет возможность продлить программу модернизации, она будет полезна для всех лечебных учреждений и Карачаево-Черкесии, и Российской Федерации.

В.ПУТИН: А ФАПы как?

А.МАКАОВ: Фельдшерско-акушерские пункты: буквально в прошлом месяце у нас была комиссия Минздрава России, которая оценивала программу модернизации в регионах, во главе с Министром Вероникой Игоревной [Скворцовой]. Я могу сказать, что, может быть, мы их удивили тем, в каких условиях сегодня находятся у нас больные в участковых больницах.

Посадили проверяющего и поехали в участковую больницу, никого ни о чём не предупреждая, потому что комиссия приехала спонтанно. Они даже удивились условиям. После капитального ремонта люди практически хлынули в эти лечебные учреждения, потому что человек всегда ищет сервис и медикаменты.

В.ПУТИН: Да. Начало горного кластера.

А.МАКАОВ: А программа модернизации дала и то, и то. Сервис – в связи с тем, что у нас условия нахождения больных улучшились, а медикаментозное обеспечение, оно 100-процентное в связи с тем, что, по стандартам медицинской помощи – по доступности амбулаторной помощи, у нас колоссальные деньги идут на закупку лекарственных средств. И сегодня 100 процентов больной обеспечен этими медикаментами.

В.ПУТИН: А уровень заработной платы?

А.МАКАОВ: Уровень заработной платы тоже перекликается с программой модернизации, он тоже вырос.

В.ПУТИН: Но в связи с новыми стандартами как-то новые стандарты отражаются на уровне заработной платы?

А.МАКАОВ: Они отражаются. И доступность отражается. Если сегодня за каждого больного, который приходит в поликлинику или к которому доктор приходит домой, платится дополнительно 50 рублей, то, конечно, доктору невыгодно сидеть сегодня в сельской местности в поликлинике и ждать, когда же к нему подойдёт больной, – он встаёт и идёт. Закончил приём – он понимает, что его зарплата напрямую с этим связана. В среднем сегодня врачи у нас получают от 17 до 19 тысяч.

Р.ТЕМРЕЗОВ: Это больше почти на 20 процентов.

А.МАКАОВ: Средний медицинский персонал получает в среднем от 8 до 12 тысяч в зависимости от тех объёмов, которые они выполняют.

В.ПУТИН: За последние год-полтора примерно на сколько процентов подросла зарплата?

Р.ТЕМРЕЗОВ: Можно сказать, что где-то с 9800 до 17 тысяч рублей.

А.МАКАОВ: Владимир Владимирович, я могу сказать, что это только благодаря активному участию республики в программе модернизации, потому что дополнительные средства, которые получает республика, осваиваются – и осваиваются в правильном направлении. То есть они идут на выплаты специалистам, они идут на улучшение материально-технической базы, и поэтому здесь по программе модернизации, конечно, есть моменты, которые надо продлевать. Особенно это касается информатизации.

В.ПУТИН: Да, согласен.

А.МАКАОВ: Информатизация – это программа, которая требует осмысления не только с нашей стороны, руководителей, но требует осмысления со стороны и простого врача, и больного. Больной должен научиться тому, что бывают электронные очереди, больной должен понять, что сегодня не обязательно сидеть и ждать, что можно записаться. А врач должен научиться тому, что сегодня больной имеет полное право записаться и онлайн, и прийти в регистратуру зарегистрироваться, и так далее. То есть если особенно в некоторых направлениях программы модернизации будет продление, то, я думаю, до конца 2013 года все эти вопросы найдут своё решение.

А на самом деле сегодня, буквально перед тем, как мы вылетели, мы получили информацию, получили передвижной флюорограф для нашей районной больницы. Для нас это колоссальное оборудование, потому что вот этот момент, который был в период, когда всё-таки и здравоохранение, и социалка как-то страдали, сейчас мы благодаря этому оборудованию сможем – практически начиная с одного года и до пожилых наших старожилов – обследовать всё население районов и сказать: ребята, у нас вот такой уровень заболеваемости, социально значимой патологии, у нас такие возможности сегодня. Не всегда же больной может дойти.

Мы сегодня стараемся, особенно в фельдшерско-акушерских пунктах, по программе модернизации улучшить условия, оборудование. Мы сегодня доходим до больного. Любой гражданин, который находится в сельской местности, должен понимать, что медицинская помощь – мобильная, медицинская помощь достаточно быстро будет у него. Поэтому я думаю, что эти изменения напрямую связаны с теми федеральными программами, которые мы сейчас внедряем.

В.ПУТИН: Дай Бог, чтобы оборудование не простаивало; конечно, надо заниматься подготовкой персонала, чтобы люди были готовы работать.

А.МАКАОВ: Владимир Владимирович, когда в 2011 году, в 2010 году, когда это всё, особенно конец 2010-го – начало 2011-го года, нам было дано жёсткое указание, нам было сказано: ребята, заказывайте то оборудование, которое будет работать и которое будет в обязательном порядке использовано в дальнейшем в плане введения стандартов. Мы взяли и провели анализ, какие патологии всё-таки чаще встречаются у нас в пульмонологии, пневмонии, сердечных заболеваниях, ишемической болезни сердца. Было заказано оборудование таким образом, чтобы, во-первых, не оборудование приходило – и мы под него готовили специалиста, а чтобы специалист был – и приходило оборудование, которое начинает работать с первого дня прихода.

В.ПУТИН: Надо и то, и другое. Подчас новая техника должна поступать – и люди должны быть готовы.

А.МАКАОВ: По программе модернизации в Карачаево-Черкесии обучен 61 специалист, из которых 7 специалистов – это доктора из нашей центральной районной больницы.

В.ПУТИН: Вы очень важный момент затронули, касающийся информатизации. Работа – это важно и в контактах с пациентами, это важно и для того, чтобы получать, особенно в сельской местности, своевременную консультацию, скажем, в республиканской больнице или в каких-то…

А.МАКАОВ: Вышестоящих учреждениях.

В.ПУТИН: …вышестоящих учреждениях в Москве, в Питере, в других местах. Но ведь в программе модернизации заложены средства на эти цели.

До Карачаево-Черкесии средства в этой части как-то дошли?

Р.ТЕМРЕЗОВ: По информатизации?

В.ПУТИН: Да, по информатизации.

Р.ТЕМРЕЗОВ: Конечно. У нас общий объём – 1 миллиард 384, из них 560 миллионов с учётом наших республиканских денег – именно на информатизацию.

В.ПУТИН: Это очень важно, особенно для сельской местности.

А.МАКАОВ: Владимир Владимирович, мы поэтому и просим его продлить. Почему? Потому что первичное оборудование для информатизации мы уже получили, то есть сервера; получили инфоматы.

Но вопрос в том, что, во-первых, программное обеспечение, которое будет и работает на нём, и приспособиться к этому всему – необходимо время, потому что мы же как в сельской местности привыкли: заполнил амбулаторную карту, написал историю болезни в бумажном виде.

В.ПУТИН: Это как ещё Антон Павлович Чехов.

А.МАКАОВ: Да, мы отчитались, и работа пошла. Поэтому здесь, в этом направлении, нам необходим определённый промежуток времени.

И конечно, по молодым специалистам было бы колоссально, если бы всё-таки продлить эту программу.

В.ПУТИН: Я понял, что вас это затрагивает напрямую.

У нас действительно не предусматривалось на следующий год, сейчас в Правительстве изучают этот вопрос. Я думаю, что продление программы в прежних параметрах возможно. Что касается изменений параметров, связанных с возрастом, некоторых других интересных аспектов этой практики, то пока они не рассматриваются, но думаю, что саму программу мы можем продлить на следующий год. Сейчас как раз идёт дискуссия по этому вопросу. Подождём, Правительство представит свои предложения в самое ближайшее время.

А.МАКАОВ: Спасибо, Владимир Владимирович.

В.ПУТИН: Пожалуйста.

М.ТУРКМЕНОВА: Владимир Владимирович, я бы хотела начать со слов благодарности. Для меня большая честь быть здесь, беседовать с Вами. В лице всех матерей Карачаево-Черкесии хочется поблагодарить Вас за предпринимаемые усилия в поддержке семей, у которых есть дети. Впервые за много лет мы почувствовали внимание, заботу, поддержку, понимание остроты проблем многодетных семей со стороны государства. Конечно, хочется сказать огромное Вам за это спасибо.

В.ПУТИН: Что Вы считаете наиболее действенной формой поддержки на примере своей собственной семьи и своих знакомых, друзей, родственников? Что самое важное?

М.ТУРКМЕНОВА: Я могу даже привести пример собственной семьи. Когда у нас родилась девочка, мы имели возможность получить семейный капитал. Для бюджета нашей семьи это значимая мера социальной поддержки. Но, к сожалению, в сентябре исполнится четыре года, мы бы хотели использовать его на покупку жилья, но нет такой возможности.

В.ПУТИН: Почему?

М.ТУРКМЕНОВА: Говоря об этой проблеме, я не хочу сказать, что эта проблема лично моей семьи.

В.ПУТИН: Я не понимаю, почему нет такой возможности? В рамках использования материнского капитала это возможно.

М.ТУРКМЕНОВА: Я объясню. Жилищная проблема – это проблема для многих многодетных семей, так как нет дополнительных средств, помимо материнского капитала, для того, чтобы можно было приобрести жильё или построить дом. Семья большая, расходы большие.

В.ПУТИН: То есть этих денег, конечно, самих по себе недостаточно для кардинального решения проблемы?

М.ТУРКМЕНОВА: Конечно.

В.ПУТИН: А добавить не из чего?

М.ТУРКМЕНОВА: Да. И мне бы хотелось обратить Ваше внимание на возможность решения этой проблемы путём государственного субсидирования части процентной ставки по ипотечным кредитам.

В.ПУТИН: Вы знаете, что во многих субъектах Федерации так и поступают, в очень многих. Пускай Глава Республики представит свои предложения. Можно в рамках межбюджетных отношений попробовать это решить. Но существуют свои процедуры, и с Минфином можно договариваться, надо только понять этот объём. Представьте предложения. Давайте поручим их проработать.

Р.ТЕМРЕЗОВ: На уровне субъекта принято – в республиканском, в нашем, региональном материнском капитале. Но с учётом того, что у нас много семей многодетных, мы и сделали с четвёртого ребёнка. У нас много есть и четыре, и пять детей в семье.

В.ПУТИН: У Вас четверо?

М.ТУРКМЕНОВА: Да, у меня четверо.

Р.ТЕМРЕЗОВ: С 2015 года, с 1 января.

В.ПУТИН: С 2015-го?

Р.ТЕМРЕЗОВ: Да.

В.ПУТИН: Дети уже пойдут работать, сами заработают.

Р.ТЕМРЕЗОВ: У нас на самом деле есть определённые мысли, как поддерживать многодетные семьи. Я думаю, что мы представим свои предложения, и сами будем над этим работать.

В.ПУТИН: Федерация выделяет, что называется, основное тело этих денег, а дополнительная поддержка предоставляется, как правило, на уровне регионов Российской Федерации, в том числе и с помощью предоставления субсидий по процентным ставкам, по процентам при получении ипотечного кредита. Понятно, что есть регионы с большей бюджетной обеспеченностью, есть – с меньшей. В республике проблем хватает, поэтому давайте проработайте с Минфином.

Р.ТЕМРЕЗОВ: Ясно.

М.ТУРКМЕНОВА: Владимир Владимирович, я по профессии педагог, и, конечно же, самое главное, я – мама, и меня волнует ещё одна проблема. В этом году исполнится 20 лет, как я работаю в школе, общий трудовой стаж. Определённый промежуток этого моего трудового стажа я, родив четырёх детей, сидела дома, ухаживала за ними. Естественно, педагогический стаж прерывается. И меня волнует проблема…

В.ПУТИН: Это такая системная проблема.

М.ТУРКМЕНОВА: Да, системная проблема.

В.ПУТИН: Она непростая.

М.ТУРКМЕНОВА: Да, всё-таки занимаясь дома воспитанием детей, я считаю, это тоже…

В.ПУТИН: Мы и на экспертном уровне тоже изучали этот вопрос, связанный с тем, чтобы засчитывать в стаж период воспитания детей в многодетных семьях. Он сейчас обсуждается. Сейчас пока не готов сформулировать окончательное его решение, но действительно мы думаем об этом.

М.ТУРКМЕНОВА: Вы поверьте, мы были бы очень рады, если бы было принято положительное решение.

В.ПУТИН: Это важно. Я ещё один импульс пошлю всем, кто у нас этим вопросом занимается.

М.ТУРКМЕНОВА: Спасибо большое.

В.ПУТИН: А Вы сейчас работаете?

М.ТУРКМЕНОВА: Да, я работаю.

В.ПУТИН: Успеваете?

М.ТУРКМЕНОВА: Успеваю, конечно. Двое детей у меня взрослые: 19 лет, 17 лет. Старший сын, правда, студент, но всё же на каникулах успевает помогать.

В.ПУТИН: А где он учится?

М.ТУРКМЕНОВА: Он учится в Санкт-Петербургском университете государственной противопожарной службы МЧС России, студент 3-го курса.

В.ПУТИН: Понятно, успехов ему пожелайте. Передайте самые наилучшие пожелания.

М.ТУРКМЕНОВА: Спасибо большое.

В.ПУТИН: А Вы в школе работаете, Вы как-то ощутили на себе эту школьную программу развития школьного образования и модернизации школы, связанную с необходимостью повышения уровня заработной платы преподавателей?

М.ТУРКМЕНОВА: Конечно же, ощутили. Вообще, если в общем говорить про модернизацию, я за модернизацию, я за реформы. И вообще настоящий учитель не должен бояться ничего нового, а наоборот, идти в ногу со временем, находиться в творческом поиске.

В.ПУТИН: Молодец!

М.ТУРКМЕНОВА: И то, что сейчас происходит в образовании, даёт толчок всем учителям – появилась в глазах искра, надежда на то, чтобы все работали более плодотворно, более качественно. И конечно, я не хочу сказать, что сразу резкая перемена в положительную сторону, но тем не менее мы надеемся, что с каждым разом всё будет лучше и лучше.

В.ПУТИН: А всё-таки за прошлый год какого уровня заработной платы добились для учителей?

Р.ТЕМРЕЗОВ: У нас на сегодняшний день она отстаёт от средней по экономике.

В.ПУТИН: На сколько процентов вы её подняли за год?

Р.ТЕМРЕЗОВ: 17 – было принято на прошлой неделе постановление правительства, где мы уже поднимаем в общей сложности на 46 процентов, и она у нас достигает с 1 октября 2012 года средней по экономике на четвёртый квартал 2012 года.

В.ПУТИН: А за прошлый год? Вы мне не отвечаете, Рашид Бориспиевич, на вопрос, за прошлый год Вы насколько подняли заработную плату учителям?

Р.ТЕМРЕЗОВ: За прошлый год мы подняли более чем на 30 процентов.

В.ПУТИН: То есть больше чем на 30 процентов Вы подняли?

Р.ТЕМРЕЗОВ: Более чем на 30 процентов мы подняли.

В.ПУТИН: А в этом году средний уровень заработной платы в республике подрастает?

Р.ТЕМРЕЗОВ: Подрастает.

В.ПУТИН: А заработная плата учителей?

Р.ТЕМРЕЗОВ: С 1 октября 2012 года, через месяц, она у нас составит 15 560 рублей, что является средней по экономике.

В.ПУТИН: В первом полугодии Вы просели.

Р.ТЕМРЕЗОВ: В первом полугодии мы просели.

В.ПУТИН: Значит, я прошу Вас внимательно за этим следить и таких сбоев больше не допускать.

Р.ТЕМРЕЗОВ: Понял, будет сделано.

И у нас, я ещё раз повторю, с 1 октября, с начала четвёртого квартала, средняя заработная плата учителей будет равняться средней по экономике.

В.ПУТИН: Хорошо. Мы с Мадиной проверим.

Р.ТЕМРЕЗОВ: Владимир Владимирович, мы среднюю заработную плату по экономике в республике подтянули путём того, что подписали соглашение даже и с частным бизнесом.

В.ПУТИН: Нет-нет, я понимаю, что средняя по экономике растёт, поэтому трудно догонять. Это я всё понимаю.

Р.ТЕМРЕЗОВ: Ещё мы хотим пару слов добавить о модернизации образования для республики.

В.ПУТИН: Сколько Вы получили на эти цели?

Р.ТЕМРЕЗОВ: Мы получили по сравнению с модернизацией здравоохранения не так много – порядка 160 миллионов. Но ещё раз повторюсь, для нас это тоже такая колоссальная подвижка. Очень многие школы (там даже есть такой подпункт – «теплосбережение») поменяли окна, сделали капитальный ремонт, открыли – можно сказать, что капитально реконструировали, – несколько школ. Для нас это была весомая поддержка. Хотя эти деньги мы сэкономили в принципе и должны были пустить их на зарплату. Но много проблем у нас.

Мы по дошкольным учреждениям, я считаю, большую работу делаем.

В.ПУТИН: Мы с Вами по школе договорились.

А что по дошкольному?

Р.ТЕМРЕЗОВ: По дошкольным учреждениям у нас тоже большая очерёдность. Но мы сейчас помимо того, что сдаём только в этом году 9 дошкольных учреждений на 1000 мест в общей сложности.

В.ПУТИН: Это вообще в целом очень неплохо.

Р.ТЕМРЕЗОВ: Да. И здесь я хотел бы даже поблагодарить и частный бизнес, который у нас в республике пошёл на это. Мы не все деньги из бюджета на эти вещи тратим.

В.ПУТИН: А как Вы организуете привлечение частного бизнеса и частных денег? Они потом принимают участие в работе самого учреждения или это чисто спонсорская вещь?

Р.ТЕМРЕЗОВ: Спонсорская, на сегодняшний день – спонсорская. Я ещё раз хочу поблагодарить их за это. Но всё-таки мы посмотрели, я сейчас хочу перенять опыт, который был в Москве, Санкт-Петербурге, подушевого финансирования. Электронные очереди начинаем вводить. Вами поставлена задача к 2016 году – мы хотим постараться раньше её выполнить.

В.ПУТИН: Для республик Северного Кавказа, для Карачаево-Черкесии это особенно актуальная проблема.

Р.ТЕМРЕЗОВ: Да. Я поехал недавно в населённый пункт и задаю вопрос главе села, сколько детей пошло в этом году в первый класс. Он мне отвечает: 32. Я говорю – а сколько родилось? Он говорит: 96, то есть ровно в три раза больше, – через семь лет мы уже должны быть готовы. Такая динамика по всем.

В.ПУТИН: Надо всем остальным субъектам Федерации брать пример с Карачаево-Черкесии.

kremlin.ru

Версия для печати
Главное