Магаданский губернатор Носов:  объединение, восстановление Русского мира остановить невозможно
27 апреля 2022

Губернаторы на линии фронта: Сергей Аксёнов – взлетающий «ястреб»

«Клуб Регионов» начинает специальный проект, посвященный жизни пограничных с Украиной субъектов РФ и работе их глав в условиях непосредственной близости к очагам боевых действий в рамках проводимой российскими войсками спецоперации. Первый материал посвящен деятельности главы Республики Крым Сергея Аксёнова.

Глава Республики Крым после 24 февраля демонстрирует весьма высокую степень вовлеченности в сюжеты, связанные со специальной военной операцией Российской армии на Украине. Его риторика по степени жесткости едва ли сильно уступает даже дискурсам Рамзана Кадырова, непосредственно руководящего рядом направлений СВО. При этом по факту Аксёнов активно включился в полемику с официальным Киевом и коллективным Западом раньше главы Чечни. С первых дней после воссоединения Крыма с Россией в 2014г. ему приходилось реагировать и на пропагандистские выпады официального Киева, и на санкционное давление со стороны США и ЕС, и на прямые диверсии украинских радикалов типа энергетической и водной блокады полуострова.

С началом спецоперации высказывания Сергея Аксёнова стали только воинственнее, и сегодня он один из главных «ястребов» российского губернаторского корпуса, чаще и жестче других говорящий о необходимости полного разгрома режима Зеленского и суда над его основными деятелями.

Конечно, риторикой участие главы Крыма в украинском кейсе не ограничивается. Как и все приграничные регионы, республика работает с беженцами. Но главная роль Аксёнова и крымского руководства в целом видится сегодня в администрировании послевоенного переустройства близлежащих украинских территорий. Сегодня крымский полуостров активно взаимодействует с соседней, полностью перешедшей под контроль российских войск Херсонской областью. Более того, именно правительство Аксёнова становится модератором входа региона в зону рублевого оборота.

Для самого Крыма взаимоотношения с территориальными образованиями, ранее являвшимися частью Южной Украины, также принципиальны. По существу, таким образом восстанавливаются созданные еще при СССР инфраструктурно-хозяйственные связи. Один только перезапуск Северо-Крымского канала позволяет существенно переформатировать АПК республики. Решение ряда фермерских хозяйств снова возделывать в Крыму рис – только начало этого процесса.

Другое дело, целесообразно ли в какой-либо форме превращать Симферополь в управленческий центр бывшего юга Украины. Ведь и работу самой крымской администрации последние годы сопровождают многочисленные проблемы, включая интенсивную кадровую текучку и коррупционные скандалы с участием чиновников различного уровня.

Да и есть ли сегодня у России концепция интеграции южных украинских регионов в свою экономическую и политическую систему?

Что в конце концов должно появиться в данном макрорегионе согласно замыслу отечественных политадминистраторов – надрегиональная Новороссия, расширенная Таврическая губерния, сеть народных республик по модели Донбасса и Луганщины?

Без ответа на этот вопрос трудно прогнозировать, каким образом будет осуществляться на отвоеванных территориях российский протекторат и будет ли у него крымский оттенок. Но если строить предположения на основе текущей ситуации на фронте, географических особенностей Крыма и специфики его исторических связей с югом Украины, позиции Сергея Аксёнова в качестве претендента на роль проводника освобожденных земель в пространство «русского мира» выглядят довольно сильными. Да и сам крымский «ястреб» явно готовится к новому взлету. Если не своей карьеры в ее номинальном выражении, то своего влияния наверняка.

Алексей Никишин
Версия для печати