Самарские дольщики:  «10 лет без жилья! Губернатор, помоги!»
30 декабря 2016

Александр Карлин:

Мы будем тратить на развитие

Фото: altairegion22.ru

Об итогах 2016 года, о планах на год будущий, о том, чем и ради чего предстоит пожертвовать в бюджете, о росте привлекательности Алтайского края рассказал губернатор Александр Карлин в интервью газете «Алтайская правда».

– Александр Богданович! Год назад вы говорили, что кризис не удастся перележать на диване, и, если не опускать рук, а продолжать работать, не смаковать проблемы, а решать их, то все задуманное удастся осуществить. И оказались правы. На сегодня, по итогам 2016 года, хорошую динамику демонстрируют ключевые отрасли региональной экономики – промышленность, аграрный комплекс, туризм. Алтайский край подтвердил свои замечательные звания самого гречишного, сырного, сливочного, медового региона страны, центра российского сельхозмашиностроения, края, востребованного туристами. Какие цели Вы ставите перед регионом на следующий год?

– Цели перед регионом ставит сама жизнь. А конкретизируются эти цели в виде решений главы государства. Мы их, в свою очередь, адаптируем применительно к особенностям региона. В следующем году мы должны закрепляться на завоеванных позициях, усиливать свое влияние в тех направлениях, которые Вы озвучили.

Конечно, достигнутые показатели нужно рассматривать самокритично, но ни в коем случае не самоуничижительно. А у нас, к сожалению, второе часто превалирует над первым. Да, темпы роста индекса промышленного производства в этом году относительно невысокие. Чуть выше среднероссийских, но невысокие. При этом нужно иметь в виду, что среднероссийский темп прироста – это восстановительный темп. В среднем по России в 2015 году было снижение индекса промышленного производства. То есть тот 1 с лишним процент прироста по России, который насчитывается по итогам 10 месяцев – это, по сути, возврат на позиции 2014 года. А мы с этих позиций не уходили. По уровню и динамике индекса промышленного производства Алтайский край опережает Россию.

Это заметнее всего прослеживается на примере сельского хозяйства. Отрасль стабильно на протяжении ряда последних лет демонстрирует положительную динамику развития, не «проседала» ни в 2014, ни в 2015, ни в 2016 годах. Как по отношению к краевым показателям, так и к среднероссийским.

– Успехам в каком секторе экономики региона, помимо пищевой и перерабатывающей промышленности, Вы особенно радуетесь?

– Наверное, сельхозмашиностроения. И не только потому, что оно хорошими темпами развивается. На предприятиях этого профиля очень долго существовал стойкий психологический барьер: мол, не можем мы быть конкурентоспособными с точки зрения качества, надежности… А сегодня наш алтайский посевной комплекс признан специалистами лучшим в стране! Да, успех и признание пришли не сразу: сначала делали откровенную халтуру. Но постепенно научились подбирать сорта стали, профессионально обрабатывать... В настоящее время рабочие механизмы на почвообрабатывающую технику, выпускаемые нашими предприятиями, для потребителя даже более предпочтительны, чем «родные».

А сегодня в крае работает один из бывших цехов моторного, завод прецизионных изделий. 25 лет ему исполнилось в этом году. Предприятие закрепилось на рынке топливной аппаратуры за счет уникальных технологий, суперпрофессионального персонала и высочайшего качества продукции. Там трудится 2,5 тысячи человек. Европейские условия труда, конкурентоспособная продукция, нормальная зарплата.

Сегодня никого не интересует масштаб предприятия, интересует продукция. А уж как устроено производство, зависит от современной техники, технологий, организации процесса. Требовать сегодня, чтобы у нас возник завод формата бывшего моторного или тракторного, нельзя. Я, признаюсь, к этому понимаю тоже не сразу пришел и пытался оживить «мертвого». Делал это искренне, много «шишек» в итоге набил.

Мастодонты наподобие «Уралмаш» сейчас никто не строит. Предприятия в основном небольшие, компактные. Вот недавно у нас проходило выездное заседание совета по предпринимательству на предприятии «СиСорт». Ребята делают востребованные на рынке световые сепараторы. Взамен механических способов сортировки зерна световой поток разделяет зернышки по размеру, по цвету, по плотности. Производительность одного агрегата 5 тонн в час. На пищевых, зерноперерабатывающих, мукомольных производствах ему цены нет. Свою продукцию предприятие продает в десяток стран, и не только в бывшие республики СССР, но и в Германию, Испанию. Вся зернопереработка у нас на Алтае использует их машины. А весь штат – 98 человек. Это и конструкторы, и дизайнеры, и рабочие.

– Следующий год будет в истории Алтайского края дважды юбилейным: 100 лет исполнится бывшей Алтайской губернии и 80 лет Алтайскому краю. В непростых сегодняшних условиях не приходится говорить о крупных инвестпроектах в «подарок» краю? Или все же удастся отметить эту дату красивыми открытиями объектов социальной сферы?

– Термин «подарок» можно принять с оговорками. Подарки мы должны сами себе заработать. Вот, к примеру, возвращаемся к докризисным параметрам нашей инвестиционной программы. В 2017 году она увеличится существенным образом: по сравнению с 2015 годом в два с лишним раза (в рублях). Это даст возможность более серьезно подойти к работе над программой «80х80». Со всей ответственностью могу сказать, что следующий год будет периодом развернутой реализации этой программы. По разделу «Образование» все складывается для нас как нельзя лучше, поскольку край в числе пилотных регионов попал в федеральную программу по ликвидации двухсменности и созданию новых учебных мест в школах. Ну и в целом гораздо больше, чем за два предыдущих года, мы будем тратить денег на развитие: строительство школ, больниц, объектов культуры, спорта, жилищно-коммунального хозяйства.

Будем достраивать корпус туберкулезного диспансера в Белоярске. Там уже проведено тепло, проложены инженерные коммуникации, остаются отделочные работы и приобретение оборудования. На площадке онкоцентра начнем строить пэт-центр, где у пациентов появится возможность пройти сверхточное обследование методом позитронно –эмиссионной томографии.

В Барнауле в следующем году сдадим еще одну новую школу на 550 мест. Начнем строительство школы на 1100 мест. Именно в Алтайском крае, на конкурсной основе вошедшем в число пилотных регионов, в наступающем году будет открыт детский технопарк «Кванториум». Начнем строительство кукольного театра. Будем продолжать строить Художественный музей. Построим 8 ФАПов. Несколько десятков социальных объектов будем капитально ремонтировать – школ, больниц в территориях. Будем вести реконструкцию и капитальный ремонт в 15 районных и межрайонных больницах.

В следующем году мы должны вложить в социальную сферу инвестиций в объеме 4,2 млрд. рублей. И это только краевые «подарки», не считая федеральных.

– А что будет с заработной платой в следующем году?

– Бюджет 2017 года напряженный, но он позволяет запланировать реальное повышение номинальной заработной платы на 5 процентов. По факту же зарплата бюджетников вырастет более чем на 5 процентов, так как в каждой отрасли у нас действует целый ряд резервов для ее повышения: и оптимизация штатной численности, и совмещение ставок, и надбавки, и премии за лучшие показатели работы.

Зарплаты в реальном секторе экономики – это уже вопрос нашего взаимодействия с бизнесом, социальной ответственности бизнеса. Работа в этом направлении никогда не прекращается. Надо отдать должное предприятиям и организациям сельского хозяйства: они демонстрируют очень приличные темпы роста заработной платы. По итогам 2016 года – более 10 процентов. Из отрасли – аутсайдера, которая по заработной плате все время тянула край вниз, сельское хозяйство постепенно переместилось в группу лидеров.

– А если урожай будет хуже, чем в этом году?

– Потенциал отрасли уже таков, что не только маленький урожай, но и серьезнейшие климатические испытания (такие как засуха, наводнения, дождливая осень) не повлияют на рост заработной платы в агропромышленном комплексе. Объемы средств на социальные выплаты не только многодетным семьям, но и остальным льготникам будут увеличены. Если в текущем году на эти цели выделялись 17,9 млрд. рублей, то в следующем – уже 18,8 млрд., в том числе на поддержку материнства и детства 5,1 млрд. рублей. Но в соответствии с установками главы государства и с пониманием справедливого распределения социальной поддержки будем уделять больше внимания адресности оказания помощи. Ваш пример слишком гипотетический. Нужно разбираться более детально. Если официально эта семья считается полной…

– 2017-й год пройдет под знаком выборов муниципальной власти. Чего Вы ждете от новых глав исполнительной власти на местах?

– Я жду от них того же, что ждут люди. Чтобы они были компетентны, чтобы знали запросы людей. Чтоб были честными и ответственными в решении вопросов своих земляков. В самом простом, прямом смысле всех этих слов. Никаких особых личных ожиданий.

– В новом году в крае начнет работу Правительство. Очень многие считают, что за созданием новой модели региональной исполнительной власти не кроется ничего, кроме раздувания штатов чиновников и повышения им зарплаты…

– Никакого раздувания штатов не будет. Никакого массового повышения зарплат чиновникам тоже не будет. Правительственная модель управления предполагает только упорядочение в работе органов исполнительной власти. Исключение дублирования функций и повышение коллегиальной ответственности в работе и Правительства, и ведомств.

– Александр Богданович, Вы, наверное, слышали, что по результатам недавнего опроса Алтайский край назван одним из самых желанных для жизни мест после Краснодарского края, Санкт-Петербурга и Крыма. Вот и известный на всю страну «веселый молочник» Джастас Уолкер к нам переехал. Строит ферму, собирается приобретать овец и коз, создавать линию по производству сыров, развивать агротуризм. И считает, что в настоящее время в России самые благоприятные условия для развития фермерских хозяйств. Вы согласны с ним?

– Для фермерства условия сегодня, конечно же, благоприятные, но, смотря чем заниматься. Крупное зерновое хозяйство, например, для начинающего фермера неподъемно. Взять хотя бы наших состоявшихся фермеров: Александр Гуков из Ключей, Николай Апасов из Усть-Пристани, Анатолий Андреев из Алейского района… У них огромные массивы, у Александра Васильевича (Гукова) тысяч 20 гектаров, если не больше. Но это крупные фермерские хозяйства с историей более двух десятилетий, с большим потенциалом, с современными техническими ресурсами, обученными кадрами. Особенности зернового хозяйства на Алтае таковы, что с маленького клинышка начинать зерновую тему сложно. Она экономически не позволит развернуться. А на бОльшие площади нужны ресурсы. Поэтому успешны сегодня те фермеры, которые находят свою нишу.

Животноводство – более предпочтительный вариант для начинающих. Мы краевыми ресурсами поддерживаем небольшие молочные фермы. В крае есть примеры строительства при фермах мини-заводов по переработке молока, производству сыра.

Да, мелкие фермерские хозяйства конкурентоспособны при условии, что они адаптированы к рынку. У фермера должна быть предпринимательская жилка. Мало уметь ухаживать за скотом, вести хозяйство; надо находить сбыт своей продукции.

– Один из объектов туркластера «Барнаул – горнозаводской город», замечательно отреставрированная лестница на ВДНХ, стала популярным местом отдыха барнаульцев. От отдыха остаются горы мусора, расписанные стены, разбитые фонари… Руки не опускаются от подобного вандализма? Уже сейчас страшно за будущую набережную реки Оби и Нагорный парк…

– Помните, как еще совсем недавно большинство барнаульцев были крайне невысокого мнения о туристической привлекательности столицы Алтайского края? Что, мол, тут смотреть, где, мол, тут отдыхать… Зато сколько паники было, когда мы взялись за реконструкцию исторической части Барнаула! Как в сериалах про больницу: «он уходит, доктор, мы его теряем! Теряем город!»

А сейчас видели, как светится мост через Обь? Какой стала легендарная «Лестница ВДНХ»? Мост на Социалистическом проспекте отремонтирован, прекрасный мост через Барнаулку на Ленинском проспекте реконструирован. Через пару лет будет казаться, что так было всегда. Сотрутся из памяти прежние пейзажи с дырявым разрушающимся мостом через Барнаулку. А сейчас там гранит, чугунное литье. Это современный городской мост, с одной стороны, и архитектурное украшение старой части города – с другой. Теперь и под мостом все полностью почищено. Весной останется окончательно берега засеять травой. Один берег Барнаулки выходит на парк Центрального района. Там будет настоящая набережная (весной мы ее сделаем), еще один мостик, пешеходный, арочный. Исторический центр Барнаула получит второе дыхание.

А как с вандализмом бороться… Мы это уже проходили, когда на протяжении нескольких лет приходилось отмывать от граффити знаменитые шары на ограждениях лестницы возле театра драмы. Несколько лет упорной работы – и сейчас надписи исчезли. Что я могу сказать: это наши дети, подростки, молодежь. Нужно было учить их не гадить. Если не научили – придется упорно за ними прибирать. Другого пути у нас нет.

Очень часто, когда мы говорим о культуре, нас несет куда-то в эмпиреи: классическая музыка, живопись, мировая литература, драматургия... Это все замечательно, но начинать надо с малого. С культуры повседневной, бытовой. Сейчас даже в школах мы начали детей приучать к элементарным правилам – чистоплотности, умению правильно вести себя за учебным столом, в школьной столовой, соблюдать правила личной гигиены. Мы у себя в крае практически во всех школах решили коммунальную тему, которая никогда не решалась – это тоже тема культурная. Потом следующий пласт: культура общения, культура общежития… Давайте почаще вспоминать, что Барнаул, «маленький уголок Петербурга», когда-то восхищал гостей своим культурным уровнем.

С Александром Карлиным беседовала Тина Копейкина

Версия для печати