Мэр Димитровграда:  если каждый урод не будет вставать под гимн нашей страны, то нас ждет дальнейший развал
25 декабря 2017

Александр Карлин:

Готовность служить – главное качество губернатора

Фото: altairegion22.ru

О проекте «Лидеры России», о служении как главном критерии оценки чиновников, нелюбви к политологии и об отношении к критике в интервью губернатора Алтайского края Александра Карлина руководителю «Клуба Регионов» Сергею Старовойтову.

– Александр Богданович, вы как опытный губернатор понимаете, на какие рычаги нужно нажимать, чтобы все это огромное хозяйство, называемое субъектом Российской Федерации, эффективно работало без сбоев и проблем. Сейчас в стране появилось большое количество губернаторов «нового призыва», которых пытаются сплачивать разного рода командными играми, обучают, тренируют. Что бы вы им посоветовали? Какие компетенции главе региона нужно развивать в первую очередь?

– Сейчас стартовал очень серьезный проект в стране «Лидеры России». Мне он показался любопытным. Я посмотрел материалы: интересно же понять, кто идет вслед за тобой. В проекте вполне понятные критерии оценки: лидерство, нацеленность на результат, стратегическое мышление, инновационность, умение работать в команде, выстраивать коммуникации. Но самый значимый в работе губернатора, на мой взгляд, из предложенного списка – это служение своему региону.

– Почему вы выделяете именно этот критерий? Не лидерство, не коммуникационные характеристики, не возможность привлечь инвесторов, например?

– Служение невозможно без способности ощущать, чувствовать регион во всех смыслах. Вы мне сейчас назовете любой район Алтайского края, и я не буду искать его на карте. Знание географии – не самая великая заслуга. У меня включается целый ассоциативный ряд: как далеко это от Барнаула, какая транспортная доступность, как там распределено население, сколько людей живет в райцентре, сколько населенных пунктов, какое состояние дорог. При этом я учитываю и местную ментальность: у жителей разных районов она может серьезно различаться. Землю, которой ты собираешься руководить, надо не просто знать, ее необходимо чувствовать, воспринимать как часть себя, своего внутреннего мира.

– А разве это не вступает в противоречие с идеей расстановки менеджеров по территории страны? Мы берем менеджера из Центральной России и ставим его в Сибирь. Логика современных кадровых назначений в губернаторском корпусе мне кажется такой: обладая универсальными навыками и компетенциями, глава региона справится в любой территории. Разве это не противоречит тому, о чем вы говорите?

– А выбор 85 человек в качестве лидеров регионов в стране с населением в 145 млн граждан разве не является целенаправленным поиском и отбором людей с уникальными качествами? Учитываются и такие характеристики, как способность за относительно небольшое время проникнуться идеями служения той территории, куда их определил президент и где их выбрали избиратели.

– То есть вы хотите сказать, что государство сейчас обращает на это особое внимание и этот критерий недаром появился? А сами молодые губернаторы, участники проекта, столько же, на ваш взгляд, уделяют внимания развитию этого качества в себе?

– Я думаю, что эта категория объективная. Ее определила сама жизнь. Если в силу каких-то причин молодой губернатор сегодня недооценит это качество, то завтра обязательно к нему придет.

Я недавно узнал, что возрастные деревья перед высадкой в городскую среду специальным образом тренируют – до пяти раз пересаживают. Дерево выбирают, особо за ним ухаживают, чтобы потом выкопать и поместить в другой среде. Его раз пересаживают, оно адаптируется, затем еще раз меняют среду, пока у дерева не выработаются качества адаптации, вот тогда его уже высаживают в городе.

То же самое в армейских коллективах. Военные довольно быстро перемещаются по карьерным горизонталям и вертикалям. И в каждой новой части офицер должен следовать принципу «слуга царю, отец солдатам». У военных, как и у пересаженных деревьев, это адаптационное качество ярко проявляется.

– Военный ведь почему «слуга царю, отец солдатам»? Потому что у него есть идеология. Он защитник в первую очередь Родины. Он понимает, что ему надо погибнуть, но выполнить приказ. Вы хотите сказать, что в современном губернаторском корпусе эта идея существует? Идея служения.

– Служения Отечеству? Да, безусловно.

– Она не заменена сейчас этими технократическими принципами менеджмента?

– Нет. Понимание того, что каждый регион имеет значительный потенциал, каждая территория является неотъемлемой частью единого организма, именуемого российским государством, должно присутствовать абсолютно у всех. А дальше уже начинается осознание уникальности и самобытности этого региона, людей, в нем проживающих, и их потребностей. Это две взаимосвязанные вещи.

– Как вы относитесь к теме дискуссии Кудрина и Собянина на недавнем форуме? Речь шла о том, что в России надо создать некоторое число городских агломераций. В качестве примера фигурировал и Барнаул, который, по мысли авторов идеи, стоит объединить с Новосибирском и Томском в одну экономическую структуру с центром в Новосибирске, ну а «лишних людей», как они выразились, из сельских депрессивных территорий переселить в города…

– Эти звонкие идеи требуют очень серьезной проработки и наполнения. Я на этом этапе не хотел бы ни категорически их отрицать, ни выражать бурные восторги по поводу их появления. Мы должны понимать, что агломерация подразумевает объединение. А как быть с теми территориями, что не войдут в ее состав? Они окажутся лишними? Лично я слово «государство» во всей сложности впервые осознал в 16-летнем возрасте. Для меня оно означает высшую ценность, и даже мысль о том, что какая-то территория может быть лишней, является кощунственной. Ничего в сложном государственном организме лишнего нет, понимаете, ничего.

– Но улучшать же можно? Вы же в регионе ровно этим и занимаетесь. Вы смотрите на ресурсы и работаете над улучшением.

– Эти преобразования являются процессом эволюции и не предполагают отсечения лишнего. Это две разные вещи. У нас, в российском государстве, нет ничего избыточного, а есть то, значение чего мы не до конца осознали, к чему мы, к великому сожалению, нерачительно, неразумно, бесхозяйственно относимся. Это упрек нам.

– Вы сторонник эволюционного подхода в государственном управлении?

– Да. Я согласен с Андреем Андреевичем Громыко, который говорил о стране: «Лишней земли у нас нет». Я работаю в других масштабах, вслед за ним заявляю, что у нас, в Алтайском крае, лишней земли и лишних людей нет!

– Всегда очень интересно с политологической точки зрения, как губернатор относится к политологическим продуктам. Рейтинги губернаторов разного рода, которые составляются, и оценки…

– Увольте. Для меня эта тема табуирована.

– Вы не первый губернатор, который так реагирует на этот вопрос. В чем проблема с рейтингами?

– Еще спросите, как я отношусь к политологии.

– Этого я не буду спрашивать во избежание недоразумений. Тогда повернем вопрос так: любой глава региона находится под шквалом критики, вы не исключение. Как вы к ней относитесь: она обижает вас, возмущает, раздражает?

– Я готов к любому общению, нелицеприятной оценке собственной персоны и работы. Если мы с вами сегодня говорили о положительных моментах, то это не означает, что у нас нет проблем. То, что мы сегодня считаем достижением, завтра может приобрести характер проблемы. Любое дело на определенном этапе его реализации в силу целого ряда причин сталкивается с вопросами, которые нужно решать. И поэтому если критика – это оценка людей знающих, опирающихся на факты, а не на домыслы, заинтересованных в позитивных изменениях в стране и регионе, то я всегда готов обсудить с ними то, что не нравится, что хотелось бы изменить.

Мне не нужно пустых похвал, но и критику я хотел бы слышать не спекулятивную, а конструктивную, по делу. Я исхожу из одного, главного для меня принципа – все, что происходит в регионе, должно работать на его развитие.

С Александром Карлиным беседовал Сергей Старовойтов

Версия для печати
Главное