Экс-мэр Новгорода:  сегодня доходы не покрывают муниципальный долг, по сути, город – банкрот
16 сентября 2014

Владимир Миклушевский:

Президент лично следит за нашим регионом

Фото: Официальный сайт Администрации Приморского края

Губернатор Приморского края Владимир Миклушевский считает, что «постановка задачи только по увеличению населения Дальнего Востока на миллионы в ближайшие годы не имеет смысла». По мнению Миклушевского, «необходимо вести речь об увеличении в крае населения в привязке к необходимым здесь производственным квалификациям и экономическому росту». В интервью konkurent.ru приморский губернатор также рассказал о своем видении взаимоотношений с местными элитами, о борьбе с коррупцией, о «точечной вакханалии», с которой глава края намерен покончить в союзе с общественностью.

– Владимир Владимирович, июль и август вы и вся ваша команда провели в «большом проезде» по территории края. Сегодня, по завершении его, как вы оцениваете: был ли смысл? Кураторов из числа вице-губернаторов можно и из Владивостока назначать.

– Проведение выездных заседаний края, рабочие встречи в районах – это была по сути масштабная инспекция, в ходе которой стояла задача лично узнать ситуацию в районах, а также рассмотреть стратегию социально-экономического, культурного развития каждой территории. Потому что нынешняя ситуация, когда муниципалитеты исходят исключительно из своего собственного понимания, что и как им надо развивать, неприемлема. Конечно, зачастую понимание у них правильное, но они ведь не могут увидеть все комплексно с позиции всего региона. Нам необходимо выбрать ключевые звенья экономического развития и взаимно увязать их между собой, чтобы добиться планомерного и более равномерного развития всех территорий края. Это первая задача. Смысл же назначения кураторов муниципальных образований по большому счету заключается в повышении ответственности краевой власти за развитие муниципалитетов. В том числе и личной ответственности вице-губернаторов за положение дел в том или ином районе. Третья задача – это командообразование: куратор, отвечая за развитие района, будет взаимодействовать как с местными властями, в том числе на поселенческом уровне, так и с другими вице-губернаторами, отвечающими за отрасли экономики. Это сложная системная работа. И я считаю, что она будет эффективной.

– Вы увидели, что некоторые главы в районах откровенно слабы?

– В ходе проезда я именно так «некоторым» главам и сказал: последнее китайское предупреждение! Если не почувствую в ближайшее время изменений, то лучше уходите. Потому что когда человек пришел на такую работу и не совсем понимает, зачем он на ней оказался, либо сознательно работает только на свой карман, то он нам не нужен.

– Ощущаете ли вы, что находитесь между двух огней: с одной стороны, на вас хочет влиять внутренняя оппозиция, недруги из прежней властной команды, с другой стороны, вас пытаются «продавить» серьезные корпоративные структуры из других регионов, желающие работать в Приморье на своих условиях, порой крайне невыгодных Приморью.

– Я бы не сказал, что чувствую чрезвычайно сильное давление изнутри. Конечно, имеет место стремление некоторых людей остаться в игре. Но, знаете, ведь далеко не все из «старой команды» являются какими-то коррупционерами! Довольно много в той команде было честных, порядочных, желающих хорошо делать свое дело людей. Но есть и другое явление: в таких областях, как здравоохранение, дорожное хозяйство, строительство, определенные люди долгие годы кормились за счет бюджетных средств. Такое желание есть у них и сейчас. Однако оно расходится с интересами Приморья, приморцев и поэтому точно не будет реализовано. Станут ли они бороться за лакомый кусок? Наверное, да, ну так они и сейчас борются. Является ли это для меня настолько серьезным сигналом, чтобы заставить изменить позицию? Нет. Мы ведь тоже умеем бороться (смеется) и последние годы это ясно показали.

Я твердо намерен навести порядок там, где его на сегодняшний день пока нет. К примеру, я два года следил за деятельностью «Примавтодора». Его показатели становились все хуже, и в итоге пришлось сменить руководство этого важного краевого предприятия. Нареканий много и к деятельности «Примтеплоэнерго». Кстати, как вы знаете, в ходе поездки по краю еще и некоторые директора департаментов лишились своих постов.

Другое дело – крупные компании, в том числе федерального уровня, желающие развивать свои проекты на нашей территории. Мы ни с кем из них не конфликтуем. Идет рабочее обсуждение, согласование интересов, и я уверен, что мы придем к общему знаменателю. Желание построить что-то и при этом сэкономить, безусловно, у них есть. Но ведь я выступаю за интересы приморцев. Давить на меня совершенно бессмысленно. И те, кто приходит сюда, думаю, это понимают, ну, или скоро поймут. Все проекты должны удовлетворять трем критериям: создавать рабочие места для приморцев, не разрушать нашу уникальную среду обитания, поэтому важно учитывать экологические критерии, и пополнять краевой бюджет – то есть налоги должны оставаться здесь, в Приморье, а не в Москве.

– Сейчас, в условиях ухудшения взаимоотношений с Европой, Москва как центр принятия решений должна активнее разворачиваться лицом к Востоку. В этом плане геополитическая роль Приморья будет возрастать. Ощущаете ли вы признаки того, что к нам усиливается внимание?

– Безусловно. Президент страны нас посещает постоянно, и в этом году мы также ожидаем его визита. Президент лично следит за нашим регионом. Естественно, есть и соответствующее внимание полпредства и министерств. Край за последние два года стал центром крупных экономических, культурных и спортивных событий на Дальнем Востоке. К нам переносятся офисы крупнейших компаний: «Русгидро», «Транснефть», «Росгеология» и т. д. Уверен, что этот интерес будет возрастать, ведь мы находимся на рубеже, и это все понимают.

– 15 лет назад премьер-министр Евгений Примаков говорил так: «Нам на Дальнем Востоке не хватает миллионов пять человек». С тех пор людей в регионе больше не стало. По вашему мнению, с учетом новых реалий, насколько должно вырасти население Приморья?

– Я реалист и считаю, что постановка задачи только по увеличению населения Дальнего Востока на миллионы в ближайшие годы не имеет смысла. Это вряд ли произойдет в таких масштабах. В современном мире растет производительность труда. Поэтому нам необходимо вести речь об увеличении в крае населения в привязке к необходимым здесь производственным квалификациям и экономическому росту. Только тогда этот процесс будет гармоничным. Нам действительно не хватает специалистов тех или иных квалификаций. Но для того и существуют такие мощные образовательные центры, как ДВФУ, ВГУЭС и другие, чтобы закрыть все потребности тех инвестиционных проектов, которые будут реализовываться в Приморье в ближайшее время.

– Приморцы приветствуют невысказанную официально идею замещения гастарбайтеров из Средней Азии хотя бы частично выходцами с Украины. Поддерживаете эту линию?

– Конечно! На Украине произошла беда, и людям надо помогать. В данной ситуации применима поговорка «не было бы счастья да несчастье помогло», т. е. это не является результатом системных действий. Несколько тысяч украинских беженцев мы обеспечим работой. В строительной отрасли, в медицинской и образовательной сферах, где нам не хватает кадров. К слову, как вы знаете, исторически две трети приморцев являются выходцами с Украины.

Вообще же администрация края взяла курс на снижение квот на иностранную рабочую силу. Хотя в некоторых отраслях требуется особый подход. Скажем, у нас мало своих рисоводов, и поэтому надо привлекать китайцев. А вот, например, в сфере овощеводства много примеров, когда те же китайцы приходят на нашу землю и «убивают» ее, выращивая при этом продукт далеко не лучшего качества. Есть и такие виды работ, на которые приморцы крайне неохотно идут – уборка улиц, допустим. Можно держать небольшую квоту. А в целом мы должны иметь такую миграционную политику, чтобы максимально обеспечить своих людей рабочими местами. И когда мне говорят, что в деревне люди пьют, а работать не хотят, то я отвечаю: потому и пьют, что работы нет.

Не будем забывать и о наших стратегических интересах. Мы живем в приграничном регионе. Поэтому я и решил малокомплектную школу в Пограничном районе восстановить. Школа в селе – это очаг культуры. Мы и дальше будем в приграничных районах к детским садам, школам, домам культуры с особым вниманием относиться. Потому что нельзя допустить, чтобы наши люди оттуда уезжали.

– Вам не кажется, что энтузиазм в сфере общественной жизни, вызванный вашим приходом на пост губернатора, пошел на спад? Есть мнение, что бурная деятельность таких структур, как экспертные советы и даже Общественная палата, не приносит реально ощутимых результатов?

– У меня вовсе нет такого ощущения. Наоборот, фиксируется рост интереса специалистов к участию в работе общественных экспертных советов в различных отраслях. И чтобы дать возможность большему числу людей себя проявить, мы даже вынуждены изменить правила ротации их составов. Что касается результатов деятельности. Понятно, что были ожидания быстрых результатов, но такое не всегда возможно. Есть такие области, где изменить положение вещей архисложно, – это ЖКХ, к примеру.

И еще кое-что следует хорошенько понимать: не просто мнение нужно. Люди, приходя работать в общественный орган, не должны считать, что им достаточно собраться и о чем-то поговорить. Жизнь не так устроена, в ней надо действовать активно. Вот я поручил Общественной палате заняться проблемой точечной застройки. Но одних только разговоров и обсуждений тут недостаточно, требуется совершить юридически грамотные действия. Я даже подсказал, что можно сделать, чтобы остановить эту «точечную» вакханалию. У общества есть соответствующий запрос, и я бы хотел, чтобы самые активные наши граждане помогли его реализовать. Да, это трудно. Но чтобы получить результат, необходимо поработать.

Уверяю вас, что в действующих нормативных моделях общественники могут играть серьезную роль в контроле муниципальных и краевых властей. Та же Общественная палата – это вполне официальный орган.

konkurent.ru

Версия для печати