Курганская область:  облизбирком не посчитал серьезным нарушением визиты кандидата к голосующим на дому в день выборов
10 августа 2010 | Архив

В июле организации Владимирской области сократили задолженность по зарплате на 8.4 млн рублей

По сообщению областного департамента по труду и занятости населения, на 1 августа 2010 г. во Владимирской области зафиксировано 7 организаций, имеющих долги перед 1080 работниками по заработной плате в сумме 13,1 млн. рублей. Вся сумма долга связана с отсутствием собственных средств организаций. В расчете на одного работника задолженность составила в среднем 12144,4 рубля. За месяц сумма долга уменьшилась на 8,4 млн. рублей (на 39 %), количество организаций-должников сократилось на 4.

3,8 млн. рублей (28,9 %) всей задолженности приходится на организации обрабатывающих производств. 4 организации с общей суммой долга 7,6 млн. рублей (58,2 %) всей задолженности находятся в различных стадиях банкротства.

На 1 августа задолженность по зарплате в сумме 4,3 млн. рублей имеют 2 организации в Александровском районе. По одной организации-должнику находятся в городах Владимир (3,9 млн. рублей) и Ковров (1,2 млн. рублей); в Гусь-Хрустальном (1,3 млн. рублей), Ковровском (1,3 млн. рублей) и Собинском (1,1 млн. рублей) районах.

Версия для печати
Главное
«Опору России» втянули в криминальный скандал с «черными лесорубами» в Омской области
Трое членов «Опоры России» из Тарского района Омской области попросили Владимира Путина найти управу на активистов ОНФ, которые якобы не дают работать лесной сфере своими расследованиями действий «черных лесорубов». В областном отделении организации от заявления своих членов уже открестились. «Они без согласования с руководством просто бахнули это письмо, использовав бренд «Опоры России», – заявил ее региональный лидер Олег Ананьев. «Сумма ущерба от варварской вырубки леса перевалила за 4 млрд руб. И, естественно, люди, которые кормились с этого, не хотят терять свои деньги», – комментирует ситуацию представитель областного отделения ОНФ Александр Фадеев. Он уверен, что сейчас «можно говорить о существовании организованного преступного сообщества с четко распределенными ролями на низшем и среднем уровнях и на уровне покровителей во властных структурах».