Глава Тувы:  земляки обеспокоены новостью о том, что на территорию Тувы упали обломки космического корабля «Прогресс»
3 ноября 2015

Сергей Левченко:

Муниципалитеты смогут принимать участие в управлении Иркутской областью

Фото: irkobl.ru

Губернатор Иркутской области Сергей Левченко на встрече с журналистами рассказал о своем видении экономической политики, о работе в лесной сфере, развитии аэропорта, ОЭЗ «Ворота Байкала», работе в КПРФ и о ближайших планах по управлению областью.

– Я буду планировать, чтобы все принципиальные решения, касающиеся муниципальных образований, вырабатывались с участием населения тех территорий, которых они касаются. Я уже встретился с порядка 10 мэрами городов и районов и буду продолжать с ними встречаться по графику. Это тоже, кстати, отличие от экономической политики предшественника, потому что в беседе с мэрами мы политику не обсуждаем, а обсуждаем конкретные вопросы, касающиеся жителей этого района. Я заметил одну повторяющуюся особенность. Дело в том, что предприятия разного уровня, работающие на этих территориях, не согласовывают никакие вещи с мэрами территорий. И те соглашения, которые подписывались на уровне области и руководителей вертикально интегрированных структур, они в глаза не видели. Все те соглашения, которые подписаны в последние годы, а их десятки, руководители городов и районов если и знают о них, то имеют самое приблизительное представление.

Тогда, когда сама территория, руководство не вовлекается в работу по выработке решений, оказания влияния на то, как работает подразделение вертикально интегрированных структур, тогда каждый работает в своем углу и решает свои задачи. Нет консолидированной позиции, нет совместной работы на какой-то результат.

То есть первое отличие – участие муниципальных образований в выработке решений, касающихся муниципальных образований, и их участие в подписании соглашения. Это, кстати, один из самых основных принципов, который отличается от руководства сверху.

Во-вторых, второй принцип – исполнение. Дмитрий Анатольевич Медведев говорил, что у нас одна из основных проблем – это исполнение тех решений и законов, которые принимаются в РФ. И здесь то же самое. Например, приснопамятный Ледовый дворец. И кто только там не участвовал в его строительстве: менялись компании, мэры, губернаторы. Денег туда вкладывалось каждым бюджетом – городским, федеральным и областным – достаточно много. А в результате получилось, что один раз пустили этот дворец фиктивно на юбилей города, сейчас его фактически запустили, а юридически – нет. Буквально за месяц до того, как его фиктивно пустили, объявили, что «силами предыдущего руководства» требуется освоить еще 468 млн рублей. Понятно, что не освоили за месяц. Почему же его запустили? Акта сдачи нет. Кто там уже эксплуатирует, кто там принимает средства за то, что ребятишки занимаются? Эта неразбериха на примере этого объекта существовала все последние годы. Сейчас мы здесь наведем порядок. Я уже поручил правительству, чтобы провели нормальную строительную экспертизу, чтобы был подключен независимый и опытный эксперт. Мы посмотрим с точки зрения документации, что там требуется для того, чтобы запустить объект. После этого, если не потребуется никаких усилий, подпишем документы, и пусть там люди работают. Всё, что там принято сейчас, противоречит друг другу, а в результате могут пострадать люди.

С тем же самым я столкнулся в лесном комплексе. Например, одна маленькая задача – горящие торфяники за Пивоварихой. Я собрал всех руководителей, которые должны были принимать участие в том, чтобы этого горения не было. К сожалению, некоторые из них друг друга не знают, в глаза не видели. А там довольно большая цепочка. Есть те, у кого территория в пользовании, есть муниципальные образования первого, второго уровней, есть другие организации, которые должны заниматься.

Если сейчас говорить о моей оценке Лесного кодекса, который во многом закладывает такую разобщенность и нескоординированность, то это, конечно, федеральный уровень. Я в свое время вместе с фракцией категорически протестовал против того, чтобы этот Лесной кодекс был принят. Он устранил хозяина из леса, раздробил на несколько маломощных организаций, которые слабо скоординированы. Конечно, их можно скоординировать, но для этого должен приложить усилия кто-то третий.

– Сергей Георгиевич, вы уже говорили, что в ближайшее время не планируете покидать пост секретаря обкома [КПРФ]. Но рассматриваете ли вы такую возможность в течение следующих пяти губернаторских лет, потому что нагрузка довольно серьезная?

– Я такой график покидания поста на эту минуту пока не вижу. Мы приняли такой порядок руководства областной партийной организацией, чтобы разгрузить меня от партийной работы, перераспределили обязанности первого секретаря на других секретарей и членов бюро областного комитета партии. За мной оставили обязанность проведения секретариата раз в месяц, заседания бюро тоже раз в месяц и проведение пленума один раз в квартал. Это обязательная программа.

Конечно, это не означает, что я не думаю о задачах областной партийной организации, особенно в связи с тем, что у нас каждый год выборы. Естественно, возглавляя обком, я должен думать и о результатах выборов, потому что у нас на предыдущем этапе выборов в ГД они были неплохие, как минимум, их надо сохранять. В то же время, учитывая мою должность, я стараюсь работать и с другими общественными организациями, начиная с правящей партии, для того чтобы находить общий язык, консолидировать общественность для решения единых задач. Тогда у нас будет результат.

– Сейчас много говорится о создании опорных вузов России. Фактически это вопрос о будущем Иркутска как научного и образовательного центра. Насколько вы готовы включиться в эту работу? Получается, что у нас только два вуза могут войти в число опорных.

– Мы, конечно, можем думать, что два вуза имеют на это право. Москва может думать по-другому, к сожалению. Я встречался с абсолютным большинством ректоров наших вузов и вижу их большую озабоченность в том, что их учебные заведения в опорные университеты не попадут. И эта озабоченность абсолютно объективная. На этой неделе я встречался с президиумом Иркутского научного центра. Это та организация, которая еще до конца не пережила реформу в академической науке (которая уже по первым трем годам можно сказать, что особых положительных результатов не принесла). Я попросил их, чтобы они помогли выработать объективное, консолидированное предложение, потому что они уже почувствовали реформу на себе, а она во многом сходная.

Что касается вузов, вся проблема в том, что официальных показателей реформы пока нет, мы пользуемся только предварительными совещаниями, которые проходят в министерстве, и предварительными показателями. К великому нашему сожалению, наш высокообразованный центр для той реформы, которую задумали, мягко говоря, не сильно подходит. Там задача чисто количественная, я бы сказал: число студентов дневных факультетов, объем бюджета вуза и еще несколько показателей, которыми мы не блещем.

Я за то, чтобы наши вузы оставили в покое. По той градации, которая нам пока известна, у нас очень небольшие шансы попасть в первые 15 вузов, даже для университета. Если мы что-то с всеобщего согласия будем объединять, то надо взвесить последствия. Но даже после объединения вузов мы не гарантируем, что попадем в первые 15.

Если речь об оставшихся, более низких градациях, в 100 мы можем попасть, но не всеми вузами. Это тоже очевидно, потому что есть совсем далекие показатели наших вузов. Я не могу вам сейчас сказать, будем ли мы объединять вузы и как мы будем объединять. Я хочу встретиться с министром образования Ливановым, чтобы не пользоваться слухами и понять, когда начнется реформа, есть ли возможность избежать насильственных действий и как будут оцениваться наши усилия по объединению и т.д. В нашей высшей школе много особенностей, и, если просто так объединить, сделать среднюю температуру по больнице, мы просто потеряем много традиций, которые есть в наших вузах. Если это понимает министр и его окружение, то это хорошо, будем с этим что-то делать.

По Национальному исследовательскому университету мы в последний вагон уже впрыгнули, но обязательства, которые мы на себя приняли, таковы, что надо задуматься, сможем ли в течение полутора лет набирать здесь в регионе 300 млн рублей. Это же было условие для того, что его поставить в список национальных исследовательских университетов. Пока после встреч с руководством вуза я не вижу, чтобы на эту сумму выходил университет, и там могут начаться проблемы. С какой стороны ни посмотри на эту реформу, я безубыточного варианта не вижу.

– Месяц назад, в период предвыборной кампании, вы встречались с Геннадием Зюгановым и делегацией московских гостей из Государственной Думы. Тогда шла речь о том, что весь московский партактив вас поддержит в случае вашей победы. Месяц прошел, какая-то работа в этом направлении ведется со стороны Госдумы?

– Да, конечно. За этот месяц после вступления в должность я был дважды в Москве, в Государственной Думе, и встречался с руководством партии. Работа идет по многим направлениям. Фракция в Государственной Думе имеет своих представителей во всех комитетах Госдумы, и там даны поручения, чтобы депутаты, находящиеся в этих комитетах, оказывали нам помощь. Например, два момента из тех приоритетов, о которых я говорил Владимиру Путину. Что касается лесного комплекса, есть комитет по природным ресурсам, который возглавляет Владимир Кашин, который был на инаугурации. Я уже к нему обратился с несколькими предложениями, они сегодня прорабатываются, в том числе есть от комитета обращение к органам, которые занимаются лесом на федеральном уровне. Я уже с ними встречался, и они нам помогают выстроить грамотную, современную систему управления лесным комплексом, начиная с руководителей Рослесхозом.

На этот же комитет попадает направление, касающееся Байкала. Последнее время законодательство по Байкалу стронулось с места, в прошлом году правительство вышло с законопроектом, который был принят Государственной Думой, но там осталось очень много вопросов. Я бы не сказал, что этот закон сильно улучшил ситуацию. Но при этом при строительстве даже небольших объектов, которые не имеют выбросов, нужно проходить экологическую экспертизу.

Мы сейчас активно занимаемся этим делом, и наши общественные организации в области, и депутаты Госдумы от Иркутской области. У нас и так сложно со строительством, а если мы еще одно препятствие сделаем, еще на полгода будет задерживаться начало любого объекта.

Вы знаете, что есть федеральная целевая программа по Байкалу, которая пока нам сильно не помогла, потому что много времени из срока действия этой программы ушло на составление разного рода программ проектов, согласования и так далее. По сути дела, она еще не начала работать. Вчера я собирал совещание правительства, чтобы мы обратились в комитет, и они нам помогли в части реализации этой программы, потому что уже терпение у многих, честно говоря, кончилось по тому, что нужно делать с Байкалом и в частности с Байкальском.

– Планирует ли минфин региона объявлять аукционы на привлечение средств коммерческих банков или кредиты Минфина РФ?

– У нас сегодня не хватает свыше 4 млрд рублей, чтобы закрыть те расходы, которые планировались в начале года. Это вызвано разными причинами. У нас в течение всего года резко включаются наши прогнозы по поступлению налогов на доходы физических лиц, они распределяются между городами, районами и областью. И муниципальные образования недополучили половину от того, что планировалось. Это касается и налога на прибыль. В последнее время большинство вертикально интегрированных структур при помощи разных способов и приемов уменьшали в течение последних трех лет поступления налога на прибыль в область.

На этот год упала еще одна серьезная проблема. Она связана с тем, что правительство области в 2013 году совершило крупную ошибку, увеличив кадастровую стоимость земель в некоторых случаях от 4 до 11 раз. И сначала владельцы земель в первый год платили. А потом пошли в суды и отыгрывают назад в конвейерном режиме. Мы сегодня получили немало судебных решений, которые связаны с тем, что плата на землю была неправомерно увеличена. И мы сегодня ведем переговоры для того, чтобы всё это дело не упало на 2015 год, иначе у нас будет еще больше выпадающих доходов. А как-то распределили, прекрасно понимая, что, по сути, они правы. Увеличивать стоимость земли нельзя. С этим и многими другими обстоятельствами связано то, что нам сегодня не хватает почти 5 млрд рублей.

Что мы собираемся делать, чтобы не залезать в долги, поскольку коммерческие банки дают кредиты совсем на других условиях, нежели бюджетные? Конечно, мы будем стараться выбирать все наши возможности по бюджетному планированию. Когда все эти возможности кончатся, то мы можем прибегнуть к этому кредитованию. Но пока предварительные расчеты исходят из того, что мы ужимаемся с расходной частью, есть возможность привлечения в конце года дополнительных налогов, по которым мы ведем разговор с вертикально интегрированными структурами. Я думаю, что к услугам коммерческих структур мы не прибегнем.

– С кем из глав крупных компаний вы успели встретиться, о чем смогли договориться? Что касается Ростеха: судя по публикациям в СМИ, проект по ИВВАИУ прерывается?

– Нет, не прерывается.

По первому вопросу: я встречался с руководством ряда лесных компаний – «Русской лесной компании», «Группы Илим», встречался с руководством, уже даже трижды, представителей энергетической части «Базового элемента» вплоть до руководителей, с руководством двух главных золотодобывающих компаний, которые работают в Бодайбо, встречался с руководством Ростеха.

Теперь по порядку. Я думаю, что нужно продолжать эти встречи, потому что мы практически со всеми договорились, что они примут участие в создании консолидированной программы социально-экономического развития, чтобы не каждый в одиночку старался находить для себя какие-то преимущества, чтобы он работал в каком-то сообществе.

Мы договорились, что создадим группу из правительства и крупных лесных компаний по отработке лесного комплекса, договорились с Ростехом, что в ближайшее время обсудим ситуацию с аэропортом Иркутска, и руководство Ростеха подтвердило, что они будут участвовать в создании кадетского корпуса на 400 кадетов на территории ИВАТУ. Еще проговорил с командующим Центральным военным округом по поводу того, чтобы были выделены деньги на одно их задний в ИВАТУ для его капитального ремонта, для того чтобы там можно было расположить наш областной военкомат.

Что касается «Группы Илим», у них на прошлой неделе должен был состояться совет директоров, и они после этого должны быть готовы говорить об увеличении производства на их предприятиях на территории Иркутской области в 2016 году. Соответственно, они будут готовы, чтобы сесть и с нами обсуждать всю линейку взаимоотношений.

– Особая экономическая зона «Ворота Байкала». Есть у вас понимание, что происходит, почему проект до сих пор не реализован и какие меры планируется предпринимать?

– Полного понимания нет. У меня такое ощущение, что полного понимания нет ни у кого. Потому что ОЭЗ занимаются разные организации, начиная от оператора «ВЭБ-Инжиниринга», они провели выбор проекта, по крайней мере по шламонакопителю. Они собираются в ближайшее время определить подрядчика. Это одна линия.

Вторая линия – по поводу самих зданий основных фондов. По ним еще принципиальное решение не принято. Может быть, поэтому ходят многочисленные слухи, что возобновление комбината [БЦБК] возможно. Но я хочу заверить, что этого не произойдет. Мы будем двигаться к тому, чтобы на территории, которую он занимал, был более приемлемый для Байкала объект.

Есть серьезный вопрос по поводу энергоисточника Байкальска. Я не говорю сейчас о Большом Голоустном, потому что в Голоустном пока ничего не происходит.

Я уже говорил, что много времени и средств потратили на выработку решений. И основное время действия этой федеральной целевой программы съели. Потому для нас сегодня остается важным достаточно быстрым темпом эти задачи решить. Попробуем еще раз вернуться к этому вопросу. Есть другие программы, за счет которых его можно сделать. Понятно, что в существующем виде он не нужен. Во-первых, он слишком большой, во-вторых, уже несовременный, и надо принимать другие решения. Мало того, они уже были приняты, но была остановлена и закупка оборудования, и разрешение на строительство. Понятно, что энергоисточник должен быть современный, что он должен быть рассчитан и на город, и на ту производственную часть, которая уже не будет забирать такой мощности, тепло и электроэнергию. Новая котельная будет строиться.

– А туристический комплекс в Большом Голоустном будет?

– Вы знаете, у нас у всех, кто живет рядом с Байкалом, такое ощущение, что ради только того, чтобы посмотреть на берег, туристы будут, извините за выражение, переть со всего мира. Это не так. Есть разные виды туризма, и нам надо учитывать эту специфику, надо целенаправленно понимать, на какие группы туристов мы можем рассчитывать. Давайте здесь работать более профессионально. Давайте искать подходы, варианты.

– Сергей Георгиевич, будет ли как-то меняться структура правительства?

– Что касается министерства лесного комплекса, мы сейчас обсуждаем с новым руководителем, который приехал, как сделать так, чтобы было объективное распределение обязанностей и контроля. Если мы контролирующие службы сосредоточим в одном ведомстве, то мы не добьемся результатов. Мы сейчас думаем, как сделать и как называть контролирующие службы, которые были бы выведены из-под тех служб, которые занимаются использованием леса.

По поводу министерства по молодежной политике, физкультуры и спорта решение уже принято. Это министерство будет разделено. Министром спорта уже назначен Резник. По второму вопросу требуются некоторое время и алгоритм в связи с нормами Трудового кодекса.

По министерству юстиции стоит вопрос о расформировании, но решение не принято, потому что в сегодняшнем минюсте очень много направлений деятельности, которые обязаны быть в правительстве. При этом создавать дублирующие организации в губернаторском и правительственном блоке тоже не совсем правильно. Мы сейчас идем к сокращению – и количества работающих в министерстве, и заработных плат. Мы в спокойном режиме этот вопрос окончательно доведем.

– На встрече с мэром Иркутска обсуждался вопрос о расширении границ города. Прокомментируйте, пожалуйста.

– Что касается расширения границ Иркутска, освоение территорий, которые находятся за официальными границами города, необходимо. К чему эти территории будут относиться – к городу или району, – есть и плюсы и минусы. Наверное, это будет ближе к городской территории, и решение соответствующее со временем будет принято. Но это не значит, что мы в центре поставим циркуль и добавим какое-то количество метров или километров для города. Это должно быть целенаправленно и под конкретные проекты. Есть проект Малой Еланки, значит, мы его будем рассматривать, и смотреть, куда его относить. Есть проект по Мамонам – то же самое. Есть проблема по Байкальскому тракту – ее тоже надо решать. Сейчас решение вопросов находится на грани: ни город, ни район не считают это своими проблемами, пока отстраняются. Пример тому – те же горящие торфяники. Горит в районе – а дышат жители города. Моя задача – соединить это в нормальном административном режиме. Будем решать по мере вызревания вопросов по территориям.

– Сергей Георгиевич, вы провозгласили отрытый стиль общения. Откуда в ближайшее время ждете оппонирующие голоса? Кого воспринимаете как своих оппонентов? Где вы ждете споры?

– Вы знаете, я не считаю оппозицией, оппонентами тех, кто предъявляет другие идеи. То, что они возникнут, я ожидаю. Я бы, наоборот, выстроил систему общения со всеми теми, у кого есть какие-то идеи. Я уже говорил о работе в лесном комплексе. Ожидаю, что в результате разных подходов мы выработаем единую позицию. В период подготовки программы социально-экономического развития мы будем проводить сборы, круглые столы, через несколько месяцев мы проведем общую конференцию по развитию производительных сил в Иркутской области. Я надеюсь, что в результате мы придем к какому-то оптимальному решению. В этом процессе я как раз ожидаю разные идеи.

– Каково ваше видение развития Иркутска как транспортно-авиационного узла?

– Мы уже встречались с руководством «Ростеха» и обсуждали проект, касающийся действующего аэропорта и его модернизации, и договорились о том, что специалисты, которые этот вариант нарабатывали и далеко продвинулись, приедут, и мы постараемся на презентации высказать всё то, что есть у жителей Иркутска и Иркутской области и местных специалистов. Есть некоторые вопросы по переселению из домов в связи с переносом полосы, о той площади Иркутска, которая находится под глиссадой, варианты размещения аэропорта с учетом туманов. Те захоронения, которые у нас есть, по ним тоже нужно четкое, выверенное до сантиметров решение. Пока этот вопрос будет решаться, обсуждаться с привлечением общественности. Что касается действующего аэропорта, на его существование, модернизацию и развитие это повлиять никак не должно. Взлетно-посадочная полоса к середине следующего года должна быть исправлена, нечего там скакать самолетам, летчики уже опасаются. Там задача в течение 45 суток сделать середину ВПП. Средства на нее уже есть, это средства самого аэропорта.

Модернизация всей другой инфраструктуры аэропорта тоже нужна. Поэтому что мы с вами видим, что она либо устаревшая, либо имеет много критических мест, которые мешают комфортному существованию пассажиров. Поэтому, если вернемся к теме другого аэропорта, это не должно влиять на модернизацию старого. 

Версия для печати
Главное