Политолог Шевченко:  выборы в парламент Севастополя – новая оборона города
15 августа 2019

Политика наводнения в Иркутской области

Произошедшее в Иркутской области наводнение стало самым масштабным за всю историю наблюдений в регионе. Ход ликвидации последствий паводка обсуждается на уровне руководства страны и на центральных телеканалах. О политических и репутационных последствиях наводнения для различных политических сил в Иркутской области – в материале «Клуба Регионов».

Чрезвычайные происшествия в регионах России стали одной из главных тем текущего лета. В ряде регионов Сибири и Дальнего Востока случились крупные паводки, продолжаются лесные пожары. Серьезное наводнение произошло в Иркутской области. За лето регион пережил несколько волн паводка. По последним данным, пострадавшими от наводнений признаны 45 тыс. человек, 25 человек погибли. Вода затопила около 11 тыс. домов в 109 населенных пунктах. Иркутскую область дважды посещал президент Владимир Путин, который проверял ход ликвидации последствий паводка. Наводнению в регионе посвящаются сюжеты на центральных телеканалах.

О том, как паводок в Иркутской области отразился на политической повестке, в экспертном онлайн-клубе «КР» обсуждают:

Сергей Шмидт, кандидат исторических наук, доцент кафедры мировой истории и международных отношений ИГУ,

Андрей Фомин, директор журнала «Иркутские кулуары»,

Александр Деев, иркутский предприниматель, координатор движения «Перекрестное добровольчество»,

Алексей Петров, политолог, координатор проекта «Экспертный клуб – Иркутск».

 

Наводнение, накрывшее Иркутскую область в текущем году, – самое сильное за всю историю наблюдений в регионе. Для ликвидации его последствий была создана правительственная комиссия, которую возглавил вице-премьер РФ Виталий Мутко. На месте ЧП работал губернатор Иркутской области Сергей Левченко, заксобранием региона принят ряд законов, предусматривающих меры поддержки для граждан, пострадавших в результате паводка.

Андрей Фомин, директор журнала «Иркутские кулуары»:

«Для меня очевидно, что ни одна из основных политических сил в регионе не выстрелила так, как могла бы. «Справедливая Россия» и ЛДПР откровенно проспали ситуацию. КПРФ долгое время не понимала, что она-то должна делать, если ликвидация последствий наводнения – прерогатива губернатора и его команды в Сером доме, а не в обкоме, а губернатор при этом и так днюет и ночует в Тулуне. КПРФ и раньше не была информационно расторопной, а тут давняя традиция в Иркутске: победители быстро огламуриваются и перестают держать руку на пульсе тех проблем, которыми живет «улица». Волновать победителей в таких случаях начинают только проблемы элит и подковерные игры. «Единой России» нужен реванш, этим я объясняю заметную активность регионального отделения и попытку не просто собрать помощь пострадавшим, но и в принципе перехватить инициативу по сбору такой помощи. Они предоставили свое помещение под склад, привлекали волонтеров, в том числе из чужих лагерей, но, чтобы победить в этом «перетягивании каната», руководству ЕР не хватило помощи от однопартийцев. Те же депутаты законодательного собрания области, за редким исключением, не проявили никакой индивидуальной активности, не стали авторами каких-то акций на местах, не сняли позитивных видеороликов и не выпустили газет и листовок, не создали команд волонтеров».

Сергей Шмидт, кандидат исторических наук, доцент кафедры мировой истории и международных отношений ИГУ:

«Гигантские репутационные потери у мэров Тулуна и Нижеудинска. У последнего ко всему добавляется еще и потеря должности. Обращу внимание на уникальный феномен. Трагедия наводнения и освещение процесса ликвидации паводков высветили общую скудность информационных ресурсов, на которые может рассчитывать губернатор Иркутской области Сергей Левченко. С моей точки зрения, Сергей Георгиевич, очевидно, может претендовать на статус самого «информационно бедного» губернатора в истории области. Результатом подобного неравенства информационных сил стало, пожалуй, то, что он остается в репутационных минусах в трагической истории наводнения».

Алексей Петров, политолог, координатор проекта «Экспертный клуб – Иркутск»:

«История с наводнением показала работоспособность разных ветвей власти: федеральной (по сообщениям пресс-службы президента, она свою роль выполнила, предоставив армию и значительную сумму средств), региональной (здесь работа и губернатора, и депутатов заксобрания, особенно тех, кто избран от данных территорий) и местной. К сожалению, более всего «проколов» у местных чиновников, которые не смогли довести информацию о том, что и как. Они сами не верили в наводнение и, видимо, свое неверие довели до жителей, у многих из которых просто опустились руки, и они не способны ни на что, кроме как писать челобитные и разводить руками».

Стоит сказать, что ликвидация последствий наводнения в Иркутской области неоднократно подвергалась критике со стороны главы государства и федеральных СМИ. Лидер КПРФ Геннадий Зюганов выражал недовольство появлением на центральных каналах «грязных сюжетов» о губернаторе Иркутской области Сергее Левченко.

Сергей Шмидт, кандидат исторических наук, доцент кафедры мировой истории и международных отношений ИГУ:

«Остаюсь при мнении, что именно в Иркутской области президент Путин начал кампанию по восстановлению своего рейтинга. У нас он продемонстрировал весь набор своих фирменных приемов, позволяющих ему удерживать высокие рейтинговые показатели почти двадцать лет. С моей точки зрения, наибольшее количество репутационных плюсов у депутата законодательного собрания Натальи Дикусаровой, которая принимала непосредственное участие не только в организации сбора и доставки гуманитарной помощи, но и в прямом смысле работала во всем этом руками. Это могут подтвердить даже не десятки, а сотни свидетелей, а не только «фотоотчеты». Редкий случай в современной публичной политике, в которой постановочные фоточки очень часто заменяют реальную работу».

Алексей Петров, политолог, координатор проекта «Экспертный клуб – Иркутск»:

«Несмотря на то что губернатор Сергей Левченко три недели лично участвует в решении многих оперативных вопросов на месте (и Тулун, и Нижнеудинск), в соцсетях можно еще встретить информацию о том, что кто-то денег или поддержку не получил, но важно наблюдать, что вопросы решаются. Вопросов меньше всего к тем, кто доходчиво и оперативно объясняет свои шаги. Можно выделить Сергея Тена и Наталью Дикусарову, иркутских библиотекарей, которые ездили помогать своим коллегам спасать их дома и книги, региональные службы, которые работали с детьми и распределяли их по оздоровительным лагерям, бывших иркутян – журналистов, которые собрались в Москве и провели там «марафон помощи», и, конечно, те инициативные группы волонтеров, которые выезжали из Иркутска и других городов. Ну а в целом из истории с Тулуном и Нижнеудинском многие еще сделают выводы о профессионализме и командной работе».

Александр Деев, иркутский предприниматель, координатор движения «Перекрестное добровольчество»: «Более всего в истории вокруг Тулуна и Нижнеудинска я отметил бы сограждан, которые в течение месяца со всей страны отправляли гуманитарную помощь колоссальными объемами, измеряемыми тысячами тонн. Из отрицательных моментов – скандал в законодательном собрании по снятию с повестки законопроектов, поддерживающих пострадавших. Жирный минус главе фракции КПРФ Андрею Левченко [сыну губернатора Сергея Левченко] и всем проголосовавшим, минус – руководству заксобрания, допустившему такой «финт».

Ранее сообщалось о возможности третьей волны паводка в Иркутской области осенью. Однако, по словам губернатора Левченко, «осеннее повышение уровня воды всегда существует», но оно будет «в два раза меньше».

Версия для печати
Главное