Чубайс:  в стране сложилась специфическая управленческая система – радикальное усиление органов МВД, через которые можно влиять на губернаторов
12 января 2018

Владимир Слатинов: Любое проявление нелояльности может отразиться на судьбе любого губернатора в ходе ротации в 2018 году

Калужский губернатор Анатолий Артамонов с разницей ровно в год выступил с резкой критикой и похвалой в адрес Минфина РФ за бюджетную политику в отношении регионов. Политолог, эксперт Института гуманитарно-политических исследований, доктор политических наук Владимир Слатинов считает, что перед выборами президента, когда главам регионов постоянно напоминают о возможности ротации, даже авторитетные и успешные губернаторы вынуждены страховаться и лишний раз демонстрировать свою лояльность. При этом политика Минфина по отношению к региональным финансам, по мнению Слатинова, уже превратилась в фактически прямое централизованное управление.

«В принципе сейчас на фоне приближающихся президентских выборов и очевидно разрастающихся разговоров о ротации губернаторского корпуса принципом хорошего тона становится лишний раз выказать свою лояльность политике федерального центра. Артамонов уже достаточно долго управляет регионом [с 2000г.], и мы понимаем, что гипотетическая возможность попасть под ротацию у него существует, если не в 2018, то, например, в 2019г. Плюс ко всему если в отношении того же Евгения Савченко [губернатора Белгородской области] тот же федеральный центр в лице Владимира Путина делал реверансы, хотя и говорилось, что седьмой срок – последний, то в отношении господина Артамонова высочайших речей не произносилось, и хотя он считается губернатором довольно успешным, я бы сказал, что лишний раз подстраховаться, показывая свою лояльность, ему не повредит.

Когда ситуация предвыборная, вопрос о лояльности стоит более остро. Региональные начальники сейчас будут стараться демонстрировать не только хорошие электоральные результаты, но и солидарность в целом с политикой федерального центра. Поэтому есть две разницы. Выступление Артамонова год назад хоть и было воспринято федеральным центром довольно болезненно, но оно выглядело понятной реакцией на отъем 1% налога на прибыль у успешных территорий. Одно дело оспаривать политику федерального центра в условиях более-менее устойчивой, не выборной ситуации, но если ты начинаешь критиковать ее в предвыборный период, то ты как бы критикуешь кандидата, который олицетворяет эту политику.

Насколько это заявление является рупором либо всех регионов, либо какой-то части? Опять-таки в нынешних условиях попытка оппонирования со стороны любого регионального руководителя будет встречена чрезвычайно болезненно. Поэтому предполагать, что сегодня возможно высказывание серьезных альтернативных позиций или мнений, я бы не стал. Губернаторский корпус сейчас поставлен в очень жесткие условия с двух сторон: с одной стороны, есть избирательная кампания, и любое оппонирование политике федерального центра может рассматриваться как нелояльность, с другой стороны, это самое гипотетическое проявление нелояльности может отразиться на судьбе любого губернатора в ходе ротации, которая ожидается в 2018 и 2019гг. Ведь и Валентина Матвиенко, и ряд других федеральных чиновников откровенно говорят о том, что отставки продолжатся. И в этом смысле слова Артамонова, скорее, реакция на обстоятельства. Даже губернаторы с высоким уровнем авторитета, с высоким рейтингом, которые какое-то время назад позволяли себе выражать публичное недовольство, в нынешней ситуации вынуждены лишний раз подчеркивать свою лояльность.

Есть еще важный момент. О реструктуризации бюджетных кредитов и вообще кредитов, о новой финансовой политике в адрес регионов не раз высказывался лично Путин, а не только Минфин и Силуанов. В этом смысле голос Артамонова – это глас губернаторов, которые сидят и боятся и для которых лишний раз подчеркнуть свою лояльность – это очень важный элемент нынешней политической реальности и их собственного политического поведения.

При этом добавлю, что Минфин сегодня выстроил для губернаторов настолько жесткие рамки, что неприлично даже говорить сейчас о каком-то там бюджетном федерализме. У нас сейчас выстраивается система абсолютно жесткого управления финансами и бюджетами регионов со стороны Минфина, он во многом фактически взял на себя функцию уже прямого управления, потому что он задает параметры, стандарты и четко говорит о том, что отклонение от них будет наказываться. Но он, надо сказать, создает и стимулы: если формируется бездефицитный бюджет, то тогда регионам увеличивают объем перечислений. Но тем не менее все, что наблюдаем, – это элементы прямого менеджмента финансами регионов со стороны Минфина. И очень грустно все это. У нас и раньше систему управления трудно было назвать федерализмом, но сегодня это даже уже не централизованный федерализм, а элементы прямого управления из центра».

Версия для печати