Политолог:  можно говорить о том, что та модель, которую мы долго обсуждали, сейчас начинает реализовываться – модель суперпрезидентской республики
23 декабря 2019

Александр Жмыриков:

будущее российской политики зависит от воли глав региональных отделений оппозиционных партий

Фото: niann.ru

Губернатор Глеб Никитин, недавно возглавивший областное отделение ЕР, внес в законодательное собрание законопроект о проведении выборов в думу Нижнего Новгорода только по одномандатным округам. Сейчас в гордуме 47 депутатов, из них 35 одномандатников, а 12 избираются по партийным спискам. По мнению главы региона, новая схема выборов позволит лучше учесть интересы избирателей и повысить ответственность депутатов перед ними. Политический психолог Александр Жмыриков отмечает, что такие изменения по поручению руководства ЕР происходят по всей России. Эксперт видит в новых правилах выборов надежду на восстановление конкуренции и спасение партийной системы.

– Учитывая политическую обстановку в Нижегородской области, предложение Никитина – это уловка, чтобы провести в думу как можно больше единороссов, или желание сделать депутатов ближе к народу?

– Господин Никитин здесь абсолютно ни при чем. Это предложение было озвучено лидером «Единой России» на их съезде [в конце ноября 2019г.]. И все руководители отделений «Единой России» обязаны его исполнить. Поэтому уже сейчас в Курганской области губернатор Вадим Шумков распространил это правило на выборы в законодательное собрание, которые пройдут в 2020г. Что касается муниципальных парламентов, то эту новую схему применяют сейчас во всех регионах. Никитин здесь один из многих, кто исполняет решение партии.

– И все-таки как это отражает интересы избирателей?

– На эту ситуацию можно посмотреть с двух сторон. Во-первых, естественно, когда депутат избирается по округу, особенно когда округа не очень большие, как на муниципальных выборах, он ближе к избирателю, избиратель его знает. Партийный список включает большие территории, и депутатов, которые избираются по списку и курируют сразу несколько районов, вряд ли избиратель будет знать в лицо. Во-вторых, большинство избирателей в политическом смысле апатичны, но есть среди избирателей очень активные в политическом плане, и для них такие изменения неприятны, поскольку они исповедуют определенные идеологические установки партии, а партия, естественно, не будет иметь своих депутатов никогда, потому что мелкие партии и даже такая партия, как «Справедливая Россия», в последнее время не имеют одномандатников, хотя у них есть свой избиратель.

Но мне кажется, что этот законопроект может очень позитивно сказаться на мелких партиях, особенно оппозиционных.

– Каким образом?

– Я говорю, казалось бы, странные вещи, потому что возникает впечатление, что представители таких партий никуда не пройдут. Но я говорю о позитиве потому, что наши политические партии, за исключением, может быть, «Единой России», давно забыли, что их главная задача – это организация работы на выборах. А они руководствуются тем, что вот они есть, какие-то отделения у них как-то существуют, два-три человека от них по области проходят по спискам, а большего им и не надо, и интересы избирателей им побоку. Они забыли, как работать в одномандатных округах от зари до зари. Но теперь они будут вынуждены заниматься политическими акциями, что побудит политическую жизнь в стране.

Конечно, сейчас партии могут плакать о том, что у них отнимают возможность пройти в парламенты. Но я вам скажу, что это бред сивой кобылы. Я столько выборов провел за свою жизнь, и в основном по одномандатным округам, что могу утверждать, что пройти, победить в одномандатном округе можно.

– Как это сделать?

– Есть две избирательные стратегии. Первая известна всем, она называется имиджевая. Это старая стратегия, которую наши в 90-е гг. заимствовали у Западной Европы, немного модернизировав, и по ней в основном пытаются избираться. Эта стратегия хороша для партии власти, причем какая бы партия у власти в данный момент ни находилась. Вот сейчас в Хабаровском крае партия власти – ЛДПР, и они воспользовались этой стратегией на выборах 2019г. и победили, от «Единой России» в краевом парламенте осталось только два мандата.

Но для партий, которые не находятся у власти, имиджевая стратегия губительна. Они, чтобы выиграть, должны применять стратегию, которая в наших политтехнологических кругах называется интегративной. Но, к большому сожалению, партии никакими новациями не интересуются, но теперь они будут вынуждены искать стратегию, которая привела бы их к победе. И если они пристально посмотрят на интегративную стратегию, то окажется, что можно партию власти побеждать в одномандатных округах легко и просто, потому что, в отличие от имиджевой, интегративная стратегия ориентирована не на образ харизматичного кандидата, а на явку. Для имиджевой стратегии чем меньше явка, тем лучше. Но, когда явка высока, никаких уловок недостаточно и имидж не сработает, будь ты хоть великим спортсменом или артистом, ты можешь проиграть абсолютно неизвестному человеку. Я говорю об этом, потому что у меня выигрывали люди, которых вообще никто не знал, но они очень классно провели предвыборную кампанию. Так что, если партии хотят, чтобы их кандидаты побеждали на выборах, им надо обращаться к альтернативным методам.

– Вы говорите о том, что ориентация на одномандатные округа – это решение «Единой России», но, например, на выборах в Мосгордуму в этом году единороссы всячески пытались скрыть свою партийную принадлежность. Если сейчас единороссы откажутся от этой тактики, как будут на них реагировать избиратели в одномандатных округах?

– В основном, конечно, будут реагировать отрицательно. Но дело в том, что «Единая Россия» исповедует неконкурентные выборы, она исповедует референдумный тип выборов. К этому типу очень хорошо подходит имиджевая стратегия. Это означает, что они искусственно занижают явку. А еще у партии власти всегда есть преимущество в медийном аспекте, потому что, помимо того времени, которое распределяется между участниками, они еще имеют неограниченное количество эфира в связи с информационными поводами и всегда могут подвести своего кандидата на какую-нибудь сдачу дома, а лояльные СМИ с радостью всё это осветят. Поэтому, как бы ни относились плохо к партии власти большинство избирателей, партия власти всегда победит за счет меньшинства. А вот если сделать выборы конкурентными, если их соперники будут использовать интегративную стратегию, то никаких референдумных выборов не получится. Это все равно, что партия власти вышла бы играть в футбол, а ее соперники – в регби. Кто бы победил? Конечно, регбисты.

– Можно ли ожидать от нашей парламентской оппозиции или от малых партий, что они перестанут играть по правилам «Единой России»?

– Все зависит от их партийного руководства, причем не от центрального, а от тех, кто на местах. Если местное партийное руководство пожелает ввязаться в реальную борьбу за победу, то они за это возьмутся. Но до сих пор, сколько выборов я бы ни наблюдал, за исключением, наверное, Льва Шлосберга из псковского «Яблока» или еще каких-то редких примеров, партийное руководство работает таким образом: они пытаются договориться с партией власти о том, чтобы им дали по партийным спискам 5–5,5%, чтобы они могли провести одного-двух кандидатов, и, как правило, это один спонсор партии и один руководитель. Поэтому в серьезную борьбу они не вступали. А пожелают ли сейчас, не знаю.

По крайней мере, мне вот тут позвонил один деятель из оппозиционной партии и начал жаловаться, что [избрание депутатов только в одномандатных округах] это нарушение демократии, и они никак не смогут пройти в парламент. Им лень даже изучить альтернативные технологии, они даже не могут позвонить своим коллегам из других регионов и спросить, как они прошли по одномандатным округам в Московской области, Новосибирской, Ленинградской. Но они же не хотят.

– А в чем причина такого нежелания? Лень, зашоренность мышления или нежелание по-настоящему бороться с правящей партией?

– Я думаю, что, к большому сожалению, все вместе взятое. Почти все руководители партий на местах уже люди немолодые, конечно, они привыкли, что им все относительно легко дается. Если бы они изначально ставили задачу победить в одномандатных округах и выходили бы и боролись, работали с населением от выборов до выборов, а не когда объявляют кампанию, тогда они бы привыкли к тому, как бороться и как побеждать. Но вы посмотрите на любую партию, хоть на парламентскую, хоть нет. Даже то же «Яблоко» по тому, как они провели свой съезд и как они сами пишут об этом в центральных СМИ, что на выборах руководства партии победили люди, которые не хотят бороться, а хотят только получить 3% на выборах в Госдуму, чтобы иметь госфинансирование, потому что ссориться с властью они не хотят. Конечно, у лидеров партий есть свои меркантильные интересы, но ведь надо понимать, что партия просто умрет, если не будет бороться за победу на выборах. Ну, сколько у нас было зарегистрировано партий в нулевых? И сколько из них осталось сейчас? Раз, два – и обчелся.

Версия для печати
Главное
Эксперты – об участии Куйвашева в выборах свердловского губернатора: низкий рейтинг не приговор
Согласно сообщениям инсайдеров, губернатора Свердловской области Евгения Куйвашева поддерживают всего 16% жителей. Политолог Дмитрий Михайличенко не считает, что низкий рейтинг может стать препятствием для его выдвижения на третий срок и победы на выборах, ведь после поражения сразу в трех регионах на губернаторских выборах в 2018г. федеральный центр плотно работал над тем, чтобы это не повторилось. Директор коммуникационного агентства «МаркеловГрупп» Сергей Маркелов знает, что губернатор уже сформировал предвыборный штаб, а также он уверен, что жителям региона «вообще наплевать», останется Куйвашев губернатором или нет. Между тем политический консультант Виталий Сергеев отмечает, что федеральный центр все еще держит решение об одобрении выдвижения Куйвашева как морковку перед носом заинтересованного лица.