Новосибирская область
Президент Путин:  Прямая связь с регионами – это чрезвычайно важная, просто очень важная вещь
1 марта 2023

Константин Антонов: пришло время, когда мы без оглядки на Запад сами должны формировать содержание своей жизни и стратегии развития

В Новосибирской области состоялся экспертный круглый стол, посвященный общественной экспертизе деятельности власти и поиску образов будущего, организованный Сибирским отделением ФоРГО. Представители экспертного сообщества и правительства региона обсудили, как организовать взаимодействие органов госвласти, экспертов и педагогов, чтобы найти современные форматы воспитания молодежи, что в итоге должно привести к формированию уникальной российской идентичности и росту патриотизма среди российских школьников и студентов. «Клуб Регионов» поговорил с руководителем Сибирского филиала ФоРГО, доктором социологических наук Константином Антоновым.

– Почему именно сейчас возник запрос на осмысление этой темы, в том числе со стороны власти?

– Начнем с того, что мы оказались в содержательном и идейном вакууме, потому что после распада СССР в России произошел нормативный импорт западной версии модерна, которая была принята нами на веру. Социально-политические теории, концепции были приняты как универсальные. При этом российская уникальность, имманентно присущая России, игнорировалась. Это и приводило к конфликту. Но вскоре мы стали подозревать, что в универсальных теориях заложен чей-то интерес, и они использовались «держателями патента» в качестве механизма установления своего доминирования и гегемонии. Мы же помним разговоры об универсальных ценностях, о правах человека, о свободе слова, но при этом испытываем и определенное удивление, когда видим последние годы, что на Западе свободы слова нет, по правам человека тоже большие вопросы. Возьмем их проблемы с мигрантами, возьмем положение тех партий (АДГ и партия левых, например, в Германии), которые были объявлены маргиналами, вредителями и прочее.

А если мы возьмем электоральную ситуацию, что творилось на выборах президента в США два года назад? Это вообще катастрофа. Мы Чурова поминаем недобрым словом, а там такая «чуровщина» была, что мама не горюй.

– И почему же так происходит?

– Все очень просто. Как сказал сегодня в ходе нашей дискуссии директор Института философии и права Уральского отделения РАН Виктор Мартьянов, мы попали в ловушку колониального мышления, когда отказались от собственных ценностей, и очень быстро встроились в те понятийные догмы, которые предлагал нам западный мейнстрим. Все понятия, которые мы сейчас используем для описания современности, находятся в рамках либерального консенсуса.

И вот сейчас здесь мы возвращаемся к началу нашего разговора, сейчас мы это все осознали и пытаемся определиться с ключевыми проблемами: кто мы, что мы хотим, каково наше место в мире. И оказалось, что власть сегодня, особенно на местах, которая должна организовать диалог с обществом, которая должна формировать образ будущего и его реализовывать, которая должна наполнить содержанием воспитательно-образовательный процесс, оказалась в вакууме. И власть говорит: уважаемые эксперты, уважаемые представители вузовского, академического сообщества, представители социально-политических наук, займитесь наконец-то своим делом, опишите тот мир, в котором мы сегодня живем, опишите и укажите место России, которое она занимает, давайте начнем поиск оснований для изменения содержания с процесса идентификации, вообще кто мы как народ, как государство, как нация.

– Это уже вопросы идеологии. И здесь мы оказываемся на очень тонком льду, поскольку, как сказано в нашей Конституции, никакая идеология не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной, разве нет?

– Знаете, мы очень сильно боялись все последние годы использовать слово «идеология». Но если мы возьмем самое простое определение этого понятия и забудем обо всех определениях, которые дает Википедия, это всего лишь механизм легитимации статуса государства. Так давайте возвращаться к идеологии. И сегодня прозвучало очень хорошее выступление Анны Гуськовой, кандидата педагогических наук и действующего учителя, которая преподает обществознание в школе. Она привела дикие факты: 365 понятий должны дети выучить. Но это же невозможно! Она привела трактовки некоторых понятий, которые не являются не только научными, но которые являются просто издевательством и каким-то плодом чьего-то шизофренического сознания. И она ставит резонный вопрос: «А вам не кажется, что после такого первого знакомства с основами устройства государства, общества, права у ребенка вырабатывается жесточайшая аллергия к активной социальной позиции, к участию в делах государства, к любому активизму и т.д.?»

И в ходе обсуждения начали звучать моменты, что это комплексная проблема и надо этим заниматься, надо наконец-то прекратить делать вид, что мы реформируем образование. Фурсенко недавно опять заявил, что бакалавриат будет равен высшему образованию. Это вызвало такое возмущение со стороны академического сообщества. Фактически прозвучала мысль о том, что публично игнорируются установки президента, которые были заложены в послании. И они этого не стесняются. Поэтому были руководители министерства региональной политики, министерства образования, которые сформулировали ряд совершенно конкретных предложений: давайте создавайте информационно-справочные, методические материалы к урокам «Разговоры о важном», создайте учебно-методические материалы к курсу обществознания. Замминистра образования Новосибирской области привела очень хороший пример: «Вы же понимаете, что мы патриотизму, гражданственности раньше учили на всех предметах. Мы на уроке математики считали сосны и осины и параллельно говорили о том, как важно беречь лес, какую роль он играет в нашей жизни». Сегодня это все выхолощено. Воспитательный гражданственный элемент выхолощен вообще, из всех предметов. Поэтому она предлагает возвращаться, мы готовы.

Более того, органы власти готовы грантами, субсидиями поддерживать этот научный дискурс, для того чтобы изменить содержательные подходы к политико-воспитательной работе. Министр региональной политики вообще призвал представителей академического, вузовского, научного сообщества включиться в Общественный совет при министерстве, который сегодня во многом формально существует, с одной целью – получать с их стороны регулярно оценку качества реализации государственных программ в этой сфере. Он привел пример: есть указ президента о традиционных ценностях – нужно разработать механизмы, планы мероприятий, новые управленческие практики. А в министерстве этим занимается всего лишь один человек. Даже если набрать пять, десять новых человек на это направление, мы не решим этих задач, потому что нужна палитра мнений, нужны исследовательские подходы, нужна научная рефлексия. Поэтому он готов и призывает подключиться к этому. Даже не на бесплатной основе, это готовы стимулировать грантами, субсидиями, субвенциями и проч. Впервые прозвучала такая заинтересованность со стороны органов власти, которые понимают, что это труд, который должен быть оплачен. Замминистра образования сказала, что президент предложил включить в этот процесс родителей. И она задается вопросом: «Скажите, кто будет разрабатывать подходы, управленческие практики, механизмы, методики? Чиновники министерства? Это невозможно. Это люди, заточенные под другие задачи – управленческие. А здесь встает вопрос о содержании и о методиках. Над этим должны работать специалисты разных направлений, разных профилей. И мы сегодня привлекаем и обращаемся к вам, уважаемые специалисты, мы тоже готовы эту работу оплатить, формализовать, поставить ее на профессиональную основу». То есть фактически меняются сами подходы в управленчестве.

– Со стороны это может выглядеть как свидетельство того, что власть расписывается в собственной некомпетентности.

– Напротив, это говорит о зрелости власти. Со стороны правительства региона тоже были кандидаты и доктора наук, поэтому в несостоятельности их упрекнуть нельзя. Тот факт, что это звучит со стороны власти, говорит о ее политической и управленческой зрелости и понимании этой ситуации. Просто власть сегодня, да и мы все, осознала, что мы находились в рамках и в плену утопий. Нас приучали к чему? Нас приучали к тому, что рынок все расставит и гармонизирует сам. К чему привело такое слепое следование этой либеральной догме? К тому, что мы разрушили всю свою промышленность и все наше хозяйство. А что делает в это время Запад? А Запад вводит политику денежного смягчения во время пандемии и поддерживает на 2 трлн долларов свою экономику. А нам говорили: вы не имеете права поддерживать за счет государственного бюджета ни свое сельское хозяйство, ничего. Вдруг мы обнаруживаем, что там все поддерживается. Более того, доля участия государства в экономике в США, в Евросоюзе и в России составляет одну и ту же величину – 40%. Но при этом мы от них отличаемся уровнем технологического развития, ресурсами и тем, что они себя признали эталоном с их универсальными ценностями, а мы будем находиться всю жизнь в роли догоняющих, у нас будет недовыборы, недодемократия, недорынок, что бы мы ни делали. Поэтому главный посыл – наконец-то пришло время, когда мы должны содержание своей жизни и своей стратегии развития формировать сами.

Версия для печати