Глава Тувы:  земляки обеспокоены новостью о том, что на территорию Тувы упали обломки космического корабля «Прогресс»
17 сентября 2012 | Архив

Встреча Владимира Путина с губернатором Ростовской области Василием Голубевым

Владимир Путин провёл встречу с губернатором Ростовской области Василием Голубевым и жителями региона: медицинским работником, многодетной матерью и представителями рабочих специальностей.

В ходе встречи обсуждались различные вопросы социально-экономического развития Ростовской области.

В.ПУТИН: Поговорим о проблемах Ростовской области. Ростов сам по себе большой, красивый город и большой промышленный центр, миллионник, один из самых крупных субъектов Российской Федерации.

В.ГОЛУБЕВ: Шестой.

В.ПУТИН: И промышленность большая, развитая, с хорошими традициями, сельское хозяйство – всё есть в Ростове.

Может быть, Вы начнёте? Пожалуйста.

В.ГОЛУБЕВ: Уважаемый Владимир Владимирович!

Спасибо за нашу сегодняшнюю встречу. На самом деле наша встреча проходит в очень важный день для Ростовской области: вчера было ровно 75 лет, как Ростовская область существует в её нынешних границах. Вы правильно отметили, что Ростовская область – это и промышленный, и агропромышленный комплекс, это крупнейший транспортно-логистический комплекс, у нас представлены все виды.

По итогам работы за полугодие (уже с учётом августа) область развивается достаточно динамично, практически по всем основным показателям социально-экономического развития мы в хорошей динамике: по объёму промышленного производства, по итогам работы предприятий агропромышленного комплекса, хотя уборка сегодня ещё продолжается. Мы в этом году первые по объёму хлеба, который собрали в России, – 5 миллионов 630 тысяч тонн, Краснодар – 5 миллионов 400. Но это ранние зерновые, конечно; дальше будет кукуруза, дальше будет рис; у них больше зерновой клин – они наверняка будут впереди.

Для нас сегодня очень актуально то, что, например, в Ростовской области в последнее время (мы работали над этим и в 2010-м, и в 2011-м, и сейчас) мы постоянно увеличиваем объём финансовых средств, которые направлены на социальные проблемы.

Бюджет области социально ориентирован, более 70 процентов – это чисто социальные вопросы. Общеконсолидированный бюджет области растёт, в этом году он составит примерно 134 миллиарда рублей.

В.ПУТИН: Насколько вырос бюджет, скажем, лет за пять последних, помните?

В.ГОЛУБЕВ: Я думаю, что лет за пять он вырос не менее чем в два раза.

В.ПУТИН: Это хорошие темпы.

В.ГОЛУБЕВ: Да, неплохие темпы, по сравнению с прошлым годом у нас есть хорошая динамика. И на следующий год мы прогнозируем тоже хорошую динамику: если сейчас у нас расход бюджета – 134, то на следующий год мы планируем, что эти расходы будут примерно 159.

Мы сейчас в своей повседневной работе ввели такую практику, что, например, каждый регион по итогам работы за определённый период времени оценивается с точки зрения того, как он исполняет свой бюджет. Ввели на территории области гранты за хорошее исполнение бюджета, прежде всего с учётом социальной направленности и реализации тех задач, которые определили стратегией развития области до 2020 года.

Мы её приняли в 2011 году, скорректировали с учётом задач сегодняшнего дня, и практически все министерства работают над корректировкой программ развития региона за этот период. Больше того, мы встроились ещё в те программы и планы, которые приняты на уровне страны. Нам нужно было не отставать, как говорится, и мы эти задачи решаем.

Для нас очень актуальна сегодня проблема инвестиционной привлекательности Ростовской области, а учитывая, что мы – мощный транспортный узел (здесь представлены и железнодорожные комплексы, и авиационные комплексы, Ростовский универсальный порт), это задача, которую мы практически выдвигаем на первый план. Поэтому в стратегии развития мы определили, что решение этих задач создаст ещё более мощную привлекательность региона, учитывая его географическое положение. У нас это получается, потому что заметное количество программ развития транспортного комплекса сегодня включено в федеральную целевую программу. Мы работаем вместе с федеральным Министерством для того, чтобы их реализовать.

Одна из тем, которая сегодня весьма актуальна для Ростовской области, состоит в том, что нам необходимо создать одинаковые возможности для развития всех территорий Ростовской области. Она очень разная: с одной стороны – это восток, в сторону Калмыкии, с другой стороны – это север, в сторону Воронежской области, и, конечно, центр, который более развит.

Мы в этом году завершим газификацию последнего района Ростовской области, у нас там был Заветинский район, который не имел газа. В этом году не будет негазифицированных районов. Но это не только самоцель – привести газ в населённый пункт. Главное всё-таки состоит в том, чтобы туда пришли инвесторы. Это сложные территории, там сложные погодные условия, там непростая климатическая зона.

Инвесторы готовы приходить, но там в некоторых случаях не было воды, в некоторых случаях – газа, естественно – дороги. Мы увеличили финансирование дорог не менее чем в полтора раза.

В.ПУТИН: По поводу газа: как только придёт труба высокого давления, нужна ещё сеть малого давления.

В.ГОЛУБЕВ: Мы над этим работаем. Мы задачу синхронизации поставили как основную.

В.ПУТИН: Чтобы к людям пришёл газ.

В.ГОЛУБЕВ: Мы поставили задачу, чтобы именно в этом году вместе с газом высокого давления мы смогли синхронизировать и подключить газ непосредственно для наших потребителей. Но это ещё не очень большие по населению территории, например Заветинский район, там районы от 15 до 30 тысяч населения.

В то же время они сегодня требуют инвестиций, а инвестор не пойдёт: там нет инженерных коммуникаций. Поэтому эта тема идёт практически вторым приоритетом для Ростовской области, потому что это путь к инвестиционной привлекательности региона.

В этом году, по итогам шести месяцев, рост объёма инвестиций составил 16 процентов по сравнению с прошлым годом. Мы прекрасно понимаем, что это не предел для нашего региона. Мы сформировали несколько программ поддержки инвесторов, по одной из которых выделили льготы для тех инвесторов, которые вложили более 300 миллионов рублей. Мы на 5 лет освобождаем их от [уплаты налога на] имущество. Мы сформировали «100 губернаторских проектов»: сделали такую программу, в неё входят системообразующие проекты. Но мы берём их на сопровождение.

С сентября 2010 года у нас действует закон о государственно-частном партнёрстве. Мы на себя взяли обязательство финансировать инженерные коммуникации, дороги – в общем, инженерную инфраструктуру. Впервые, начиная с прошлого года, мы выделили 500 миллионов рублей. Это было первое на поддержку малого и среднего бизнеса, на начало бизнеса.

Для Ростовской области малый и средний бизнес – это сверхактуальная задача. У нас на 1000 жителей количество бизнесменов в полтора раза выше, чем в среднем в России, так говорят мне эксперты. Вчера открылся XII бизнес-форум на Дону, мы проводим его ежегодно осенью – и увидели, что этих людей надо поддерживать. Они очень инициативные. Поэтому прочитал Ваш Указ, который оценивает деятельность региональных руководителей по оценке деятельности предпринимательского сообщества, – мы аналогичным образом хотим поступить у себя.

В.ПУТИН: Хорошо. Проблемы какие основные?

В.ГОЛУБЕВ: Как всегда проблемы, Владимир Владимирович, знаете в чём? Я, например, считаю, что одна из основных проблем области, которая требует системного подхода, – это проблема водоснабжения. Мы участвуем в федеральных программах «Чистый Дон» и «Вода Ростова», но они пока охватывают наши центральные территории. И эти территории, я бы сказал, требуют модернизации, потому что существовавшая систем водоснабжения очень изношенная.

Одна из проблем, которая, на мой взгляд, каждый день присутствует на повестке дня, – это проблема шахтёрских территорий. У нас в шахтёрских территориях сейчас проживают 700 тысяч человек. Это, как правило, крупные города, в них уровень незанятости выше, чем в среднем по Ростовской области: у нас она небольшая – в районе 1 процента, но это официально зарегистрированная; так она где-то порядка, наверное, 6.

И сфера приложения нашей деятельности состоит в том, чтобы в этих территориях дать возможность людям заниматься, создать там некоторые кластеры. И мы определили их как «зоны развития». Мы вообще перестали употреблять – шахтёрские территории, как раньше их называли: «депрессивные». Мы с этого года их называем «территориями развития».

В.ПУТИН: Называть-то можно как угодно, главное, чтобы была программа создания новых рабочих мест, перепрофилирования, если нужно, а если есть возможность поддержать производство, то производство надо поддерживать. Назвать-то можно как угодно. Знаете, как у нас в народе говорят, хоть горшком назови, только в печку не ставь. Поэтому, конечно, звучать должно благообразно для русского уха, но самое главное – содержание.

Давайте мы посмотрим на проблемы отраслей глазами тех людей, которые работают в соответствующих отраслях, – взгляд с рабочего места, что называется.

В.МУСИЕНКО: Компания «Ростсельмаш».

В первую очередь, Владимир Владимирович, хотелось бы Вас поблагодарить, Вы за последние годы у нас уже были дважды на заводе, в 2008 году и в 2009 году, и оказали нам очень существенную поддержку в момент кризиса. Сейчас мы тоже находимся на грани ещё одного кризиса.

В.ПУТИН: Почему?

В.МУСИЕНКО: Волна такая идёт: вступление в ВТО.

В.ПУТИН: Чувствуется уже?

В.МУСИЕНКО: Да, нас эта проблема очень сильно сейчас интересует. У нас есть некоторые предложения к Вам по поводу субсидирования промышленности, то есть организовать субсидирование промышленности, поддержать российское производство. То есть нужно определить статус, что такое российское производство. Это должно быть не менее 50 процентов, собираемое на территории того или иного предприятия.

В.ПУТИН: Это глубина локализации.

В.МУСИЕНКО: Да. И соответственно оказывать поддержку этим производствам.

И второй у нас вопрос к Вам. Вы уже сделали такую программу для Тольятти: на легковой автопром идёт утилизационный сбор на ввозимую импортную технику.

В.ПУТИН: Точно.

В.МУСИЕНКО: Мы хотели, чтобы и на сельхозтехнику тоже был такой утилизационный сбор.

В.ПУТИН: Это не для Тольятти – это для всей автомобильной промышленности.

В.МУСИЕНКО: Я имею в виду для всей автопромышленности. И мы хотели, чтобы на ввозимую сельхозтехнику…

В.ПУТИН: Иностранного производства.

В.МУСИЕНКО: Да, иностранного производства – ввести этот утилизационный сбор.

В.ПУТИН: Это в целом улучшило бы экономику вашего и аналогичных предприятий. Я думаю, что это целесообразно и возможно. И главное, что это не противоречит правилам ВТО. Мы давно говорим о том, что нам нужно было готовиться к полноформатному присоединению к ВТО. Министерство экономики этим занималось, отраслевые министерства, но, видимо, так до конца и не доработали. Я эту проблему знаю. Министерство экономического развития, Министерство промышленности поработают на эту тему и в самое ближайшее время представят предложения. Это правильно, странно только, что до этого не дошли практически.

В.МУСИЕНКО: Первоначально на АвтоВАЗе была программа утилизации, мы её тоже пытались запустить.

В.ПУТИН: Это довольно сложно, потому что комбайн – это не легковой автомобиль, там немножко другая экономика, но здесь вполне можно сделать то, что Вы предлагаете: утилизационный сбор на ввозимую импортную технику.

В.МУСИЕНКО: То есть она нас выравняет, она нас может выравнять. Вы сами знаете, Вы пробовали наши комбайны, Вы на нём катались, опробовали, можно сказать. Вы сами убедились, что они не хуже импортных.

В.ПУТИН: Хорошие, да, согласен.

В.МУСИЕНКО: Во многом они даже лучше. Мы сейчас пытаемся вырваться на американский рынок, у нас уже несколько партий туда ушло, американцы заинтересованы в наших комбайнах. Они ничуть не хуже, чем их. На фоне этого вступления в ВТО мы боимся, что мы можем...

В.ПУТИН: Можете просесть.

В.МУСИЕНКО: Мы просим Вас, чтобы посмотрели предложения о поддержке.

В.ПУТИН: Я думаю, скажем, Белоруссия заинтересована в том, чтобы такие же меры поддержки были реализованы, они нас тоже поддержат в рамках, я имею в виду, Единого экономического пространства и Таможенного союза.

У меня завтра будет встреча с Александром Григорьевичем [Лукашенко], мы поговорим на эту тему, но, уверен, они тоже в этом заинтересованы. Соответствующие министерства предложения представят в течение недели-двух.

Е.МУСИЕНКО: Потому что у нас сельхозгод начинается буквально с 1 октября, То есть мы уже начинаем готовить на следующий год, чтобы до нового года постараться принять это решение, чтобы мы не оказались в провале на следующий год.

В.ПУТИН: Хорошо. Договорились.

Е.МУСИЕНКО: Спасибо большое.

В.ПУТИН: Пожалуйста.

Е.МОРОЗОВА: Я работаю в Ростовской областной больнице. Я хочу Вам рассказать, Владимир Владимирович, что модернизацию здравоохранения мы ощутили на себе.

В.ПУТИН: Большая больница у вас?

Е.МОРОЗОВА: Да, большая больница.

В.ПУТИН: Сколько коек?

Е.МОРОЗОВА: У нас полторы тысячи коек.

В.ПУТИН: Прилично. И персонала сколько?

Е.МОРОЗОВА: Я не знаю цифры, честно говоря.

В.ПУТИН: Примерно? Несколько сот?

Е.МОРОЗОВА: Да, больше.

В.ПУТИН: Человек 300.

Е.МОРОЗОВА: Даже больше – около 500, наверное. У нас крупная больница. У нас есть большой хирургический отдел.

В.ПУТИН: А Вы кем работаете?

Е.МОРОЗОВА: Я – врач анестезиолог-реаниматолог.

Никогда не было такого оснащения в медицинских учреждениях, как сейчас это происходит, такими большими темпами и в такие короткие сроки. Это очень приятно, нас очень радует. Но всё-таки у нас есть проблемы.

Первая касается дефицита врачебных кадров на селе и в отдалённых территориях.

В.ПУТИН: Да. Это все Ваши коллеги говорят, с кем я встречался из регионов, практически каждый об этом говорит.

Е.МОРОЗОВА: Поскольку я из областного учреждения, наши врачи постоянно выезжают в сельские районные больницы и видят, что сельские больницы оснащены новым дорогостоящим оборудованием, но некому на нём работать, потому что нет на селе врачей. Это связано с тем, что выпускники медицинских вузов стараются трудоустроиться, конечно, в областном центре, в больницах крупных городов. Часть врачей идёт в фармацевтические фирмы, а часть врачей, выпускников вузов, вообще не связывают свою жизнь с медициной.

Конечно, существует программа: 1 миллион рублей выдаётся врачам, которые уезжают работать на село. Это работает уже; я знаю, что 80 врачей уже получили эти деньги, но этой меры недостаточно, потому что больницы остаются неукомплектованными.

Владимир Владимирович, возможно, решение вопроса лежит в целевом направлении выпускников медицинских вузов, которые обучаются на бюджетной основе?

В.ПУТИН: Вы знаете, можно, наверное, хотя… В целом нам трудно вернуться к распределению, как это было в прежние времена, но хотя бы те, кто учатся по договорам и целевым образом направляются на обучение, скажем, от регионов и на бюджетной основе, с ними можно включать в договоры соответствующие пункты.

В.ГОЛУБЕВ: Они за бюджетные деньги учатся.

В.ПУТИН: Да, и целевым назначением, если они направляются от региона учиться. Мне кажется, что здесь нет нарушений никаких прав, если человек знает заранее, сам подписывает эти бумаги. Надо проработать это, много раз уже этот вопрос ставился. Я Вам обещаю, мы вернёмся к этому и доработаем.

Е.МОРОЗОВА: Очень хорошо.

В.ПУТИН: А скажите, пожалуйста, вот это оборудование – это хорошо, это здорово, современное оборудование. Но мы исходили из того, что изменение этих стандартов повлечёт за собой и повышение заработной платы. У вас заметно повышение какое-то?

Е.МОРОЗОВА: Повышается заработная плата.

В.ПУТИН: То есть эта связь между изменением стандарта и повышением уровня заработной платы, она существует, работает?

Е.МОРОЗОВА: Существует, да.

В.ПУТИН: Насколько примерно? Вы на себе это почувствовали?

Е.МОРОЗОВА: Нам обещают пока поднять с этого года на 30 процентов.

В.ПУТИН: Обещают?

Е.МОРОЗОВА: Это уже вскорости случится, мы ожидаем.

В.ПУТИН: Ладно, посмотрим.

Это областная больница?

Е.МОРОЗОВА: Да, областная больница.

В.ПУТИН: Василий Юрьевич, когда обещают повысить зарплату?

В.ГОЛУБЕВ: На самом деле часть вопросов мы решили с 1 сентября, я подписал документ по 30 процентам. Это касается работников библиотек, работников детских дошкольных учреждений, учителей, которые работают в системе здравоохранения, музейных работников и социальных работников. Это у нас была самая низкооплачиваемая часть. С октября в плановом режиме повышаем заработную плату, это ежегодно идёт.

В.ПУТИН: Это индексация?

В.ГОЛУБЕВ: Да, индексация. И сейчас мы отрабатываем, чтобы со следующего года мы двигались дальше. Потому что мы прекрасно понимаем, что эта задача – довести заработную плату работников здравоохранения, социальной сферы до средней по региону – мы должны к ней двигаться. Поэтому мы для себя определили, что мы шаг за шагом делаем это.

В.ПУТИН: Вы учителям подняли зарплату?

В.ГОЛУБЕВ: С 1 сентября прошлого года.

В.ПУТИН: Это я понимаю. А уровень какой сейчас?

В.ГОЛУБЕВ: 19 тысяч – средняя зарплата по региону, учителя то же самое получают, меньше не получают.

В.ПУТИН: То есть вы довели до среднего по региону?

В.ГОЛУБЕВ: Да, с 1 сентября. Как Вы когда-то спросили, а я обещал, мы сделали, теперь ежегодно смотрим, ежеквартально отслеживаем, чтобы не сбиться с этой дороги.

В.ПУТИН: Хорошо.

Я услышал, что Вы сказали, – я соответствующе отреагирую, Правительству поручу позаниматься этим.

Е.МОРОЗОВА: Спасибо.

В.ПУТИН: Думаю, что это возможно. Если регион направляет человека на учёбу, если он попадает на бесплатное бюджетное место, целевым образом едет от региона, то вполне вероятно заключать с ним контракт. Если не хочет, пусть не заключает. Договорились.

Р.АБРОСИМОВ: Я – слесарь механосборочных работ пятого разряда Новочеркасского электровозостроительного завода, флагмана нашего отечественного электровозостроения.

Наше предприятие столкнулось с такой проблемой, как нехватка квалифицированной рабочей силы, то есть это слесари, токари, фрезеровщики. Даже на нашем предприятии, которое включает в себя 11 тысяч работающих...

В.ПУТИН: А система подготовки сейчас какая, где готовят рабочую элиту, в каких учебных заведениях? Есть они у вас?

Р.АБРОСИМОВ: Наш завод сейчас сотрудничает с колледжами и даже с вузами. Там очень хорошая база подготовки, потому что у нас завод градообразующий, и сейчас он очень престижным считается, все сейчас начали стремиться туда попасть, но всё равно проблема остаётся. Из-за чего? Из-за того, что раньше в школе был урок труда, на котором мальчиков со школьной скамьи начинали учить держать молоток, отвёртку, чтобы в первую очередь не причинить себе вред и научиться чему-то, потом уже – токарный станок деревообрабатывающий, дальше – профучилище, где помимо теории у них была практика, то есть они неделю учились, неделю это всё реализовывали своими руками. Так же колледжи, соответственно у них были свои мастерские, где они могли реализовываться, вузы.

Но многие молодые люди сейчас стремятся пойти на гуманитарные специальности: юристы, экономисты, менеджеры, – потому что это всё красиво выглядит, красиво звучит, одеваются красиво. Но сталкиваются с двумя проблемами. Первая проблема – это трудоустройство, а вторая проблема – это низкая заработная плата, даже если кто-то трудоустроился, по сравнению с рабочей специальностью.

В.ПУТИН: У Вас сколько?

Р.АБРОСИМОВ: У нас – 50 тысяч средняя заработная плата на заводе.

В.ПУТИН: Хорошо.

Р.АБРОСИМОВ: А у инженерно-технического состава получается 21 тысяча (средняя заработная плата у мастера). И соответственно мы обладаем не только хорошей заработной платой. У нас база, также станочная база: всё обновляется, модернизируется, не стоит на месте, то есть всё улучшается. Плюс мы обладаем социальными гарантиями: наш завод нас всегда защищает и гарантирует. То есть у нас есть, как говорится, уверенность, что мы будем защищены – соцгарантии.

И хочется предложить разработать и реализовать на федеральном уровне комплекс мер по подготовке именно профессиональных рабочих специальностей, а также организовать социальную рекламу по профессиональному образованию и поднятию профессионального рабочего престижа.

В.ПУТИН: Повышение престижа.

Р.АБРОСИМОВ: Да.

В.ПУТИН: Роман, но Вы подняли вопрос, который является, безусловно, очень важным и очень актуальным. Должен сказать, что мы уже в течение полутора-двух лет пытаемся этим заниматься. Это в условиях рыночной, внеплановой рыночной экономики непростое дело, но абсолютно нужное. Согласен. Нужно, чтобы предприятие такое, как ваше, напрямую работало с учебными заведениями, Вы сейчас об этом сказали.

Р.АБРОСИМОВ: Да. К нам даже из Новороссийского государственного технического университета приходят работать, у нас практика, мы сейчас заключили договор. То есть они на практику приходят к нам на завод, а изучают там, потому что у них нет базы именно такой, чтобы посмотреть, как это всё делается вручную. У нас они пробуют сами не только теоретически, но и практически, как это создаётся, как это всё воплощается в жизнь.

В.ПУТИН: Своими руками.

Р.АБРОСИМОВ: Да. Но я же говорю, хочется именно чтобы была поддержка на федеральном уровне.

В.ПУТИН: Такая поддержка будет, мы по целому ряду направлений работаем. Я сейчас не хочу сказать, что это всё сделано, и в то же время не могу сказать, что вообще ничего не делается. Это одно из ключевых направлений деятельности Правительства вместе с бизнес-сообществом, вместе с объединениями и предпринимателями. Мы целую программу выработаем, она будет реализовываться.

Р.АБРОСИМОВ: И соцреклама соответственно будет.

В.ПУТИН: И соцреклама будет.

Р.АБРОСИМОВ: Потому что, когда люди неведомы, они не знают, а когда это уже идёт и соответственно они видят, что престиж, внимание уделяется рабочему.

В.ПУТИН: Согласен, этого, к сожалению, почти нет.

Р.АБРОСИМОВ: Поэтому, как говорится, две основные проблемы.

В.ПУТИН: Реклама бандитов есть, асоциальных элементов есть, а тех, кто занимается хорошим и нужным делом, – этого почти нет.

Р.АБРОСИМОВ: Потому что это первоначально, это рабочее…

В.ПУТИН: Согласен.

Р.АБРОСИМОВ: Это всё руками делается. Поэтому от этого мы никуда не уйдём, без этого ничего не получится.

В.ПУТИН: Я здесь, повторяю, не буду Вам никаких обещаний давать, потому что это уже работает. Здесь нужно только всем вместе придать этой работе дополнительный импульс. Но хочу Вас просто заверить, что в Правительстве это прекрасно понимают – и работать будут в этом направлении, совершенно очевидно.

Р.АБРОСИМОВ: Спасибо.

В.ПУТИН: У нас ещё одна коллега.

Е.БЕЛЯК: Владимир Владимирович, Беляк Екатерина – многодетная мама.

В.ПУТИН: Многодетная? Сколько детей?

Е.БЕЛЯК: Четверо.

В.ПУТИН: Не похоже.

Е.БЕЛЯК: Спасибо, я старалась законспирироваться.

Владимир Владимирович, я хотела поднять сегодня вопрос о проблеме среди молодёжи, деток или подростков, – проблеме наркомании, возможности какого-то пресечения и со стороны государства помочь родителям как-то оградить своих детей от этой проблемы.

Я знаю, что на уровне федерального законодательства программы об обязательном тестировании деток на наличие наркотиков в крови сейчас нет, но есть проект, который разработан совместно Министерством образования и Министерством здравоохранения. Проект пока ещё не реализован, и, пока он не реализован субъектами, в частности, Ростовской области (может быть, я неправильно выражаюсь, как это технически звучит) даны возможности самим как-то эту программу начинать реализовывать, что-то делать в этом направлении.

Во-первых, хочу сказать, подтвердить, что такая проблема существует. Поскольку у меня детки от 8 до 18 лет, я, четырежды проходя весь школьный курс, в разрезе могу посмотреть на молодёжь, как она есть, и занимаясь дополнительными занятиями с детками, то есть я вижу там детей. Проблема действительно существует.

С одной стороны, ты контролируешь своих детей, потом ты начинаешь уже контролировать чужих детей, потому что мои дети с ними общаются, это же может быть заразным, и могут вовлечь в этот порок детвору.

Насколько я знаю, есть такое мнение о том, что не нарушит ли введение обязательного тестирования на наличие наркотиков в крови у деток их права? Наверняка есть люди, которые так считают, но больше тех, которые считают наоборот. Больше тех мам (и я в том числе из таких мам), которые хотят защитить своих деток.

Если наркомания – это болезнь, а это болезнь, и если мы каждый год тестируем деток, в школе проходим ежегодное медицинское обследование, может быть, какие-то отклонения в здоровье, какие-то болезни обнаружат, то наркомания тоже болезнь, давайте и её обнаруживать, давайте бороться с ней на ранней стадии. Я так мамам обычно отвечаю, которые говорят, что они против.

Мне кажется, что большинство мам обязательно поддержат такой проект, когда он будет. Тем более какое это обследование: фактически это пресечь на ранней стадии, профилактическую работу провести, выявить. Вот я, правда, недавно столкнулась с таким термином, как «скрытые наркоманы», которые попробовали, ещё не втянулись, но они уже на грани, ещё шаг – и это будет. А тест уже может показать, что – внимание, сигнал для родителей, и тут уже можно скорректировать какие-то программы по индивидуальной работе с этими детками, то есть попробовать пресечь на корню и помочь мамам огородить.

И я хотела сказать ещё, что у нас в области проводится уже два года подряд добровольное тестирование ребят, мои детки тоже проходили, и я – за это. И уже какая-то часть, например, отказалась; возможно, это потенциальная группа риска, то есть уже какие-то проявляются данные, какую-то часть деток уже выявили.

В.ПУТИН: Кто-то отказался – уже вопрос возникает?

Е.БЕЛЯК: Да, уже как-то хочется напрячься и подумать почему. Какие-то детки выявлены, что уже связывались с наркотиками, уже какой-то процент выявлен. И я думаю, что это проблема не только нашей области, – мне кажется, что это повсеместная проблема нашей страны.

В.ПУТИН: Конечно, это так и есть.

Е.БЕЛЯК: Есть ли такой опыт, как у нас, в других областях, я не знаю, – возможно, что нет. И такая просьба от мам, Владимир Владимирович: помогите защитить наших деток. Может быть, есть такая возможность внести изменение в законодательство, чтобы ввести это тестирование в обязательном порядке?

В.ПУТИН: Вы сами уже сказали, вопрос крутится вокруг одного: и проблему решить, и права людей не нарушить. Но сейчас я Вас слушал – когда я встречаюсь с представителями женских организаций или каких-то женских объединений, практически всё вопрос этот ставят, письма пишут.

Е.БЕЛЯК: Просят помочь.

В.ПУТИН: Да, коллективные письма пишут, в некоторых регионах просто захлёстывает.

Е.БЕЛЯК: Захлёстывает, Владимир Владимирович.

В.ПУТИН: Захлёстывает наркомания у них ещё хуже, чем у вас.

Р.АБРОСИМОВ: И ранний алкоголизм тоже.

В.ПУТИН: Да, и как ни странно, на севере страны. В общем, там, где деньги водятся, туда наркотики и приходят. Там есть рынок сбыта, там есть способность покупать, туда идут. Мы вернёмся к этому.

Я не скрою, я сегодня эту же тему обсуждал с некоторыми коллегами из Правительства – мы вернёмся. Нужно, конечно, найти такую форму, при которой дополнительных проблем бы людям не создавали. Повторю ещё раз, я слушал сейчас, но Вы же правы: если это болезнь, и все, в том числе и те, кто злоупотребляет наркотиками, употребляет их, сами об этом говорят, что это болезнь. Если это так, то её, так же как и любую болезнь, нужно своевременно диагностировать. Мы вернёмся к этому, поговорим ещё.

Е.БЕЛЯК: Спасибо.

В.ПУТИН: Скажите, пожалуйста, мне сейчас просто стало интересно. У Вас четверо детей, да?

Е.БЕЛЯК: Да, Владимир Владимирович.

В.ПУТИН: И Вы сказали, что уже несколько раз прошли и школьный курс и с каждым ребёнком как бы заново проходили его рост. Вы так или иначе напрямую контактировали со школой, с детскими садами.

Е.БЕЛЯК: И с дополнительным образованием.

В.ПУТИН: С дополнительным образованием, с системой здравоохранения постоянно. Если старшему у Вас – 18 лет, а маленькому?..

Е.БЕЛЯК: Восемь.

В.ПУТИН: Восемь. То есть Вы уже на протяжении почти 19 лет…

Е.БЕЛЯК: Вращаюсь в этой системе.

В.ПУТИН: Да, занимаетесь этой проблемой.

Е.БЕЛЯК: Изнутри.

В.ПУТИН: Что изменилось за эти 18, 19, 20 лет, Вы же своими глазами всё это видели?

Е.БЕЛЯК: Конечно.

В.ПУТИН: Своими руками делали всё, работали, своих детей обслуживали в прямом смысле этого слова, контактировали с большой сетью учреждений, которые занимаются этой проблемой. Что, на Ваш взгляд, происходит у нас в этой важнейшей сфере социальной, причём по всем сегментам? Это имеется в виду и дошкольное воспитание, школа, дополнительное образование, здравоохранение – всё это. Что меняется, на Ваш взгляд: появляются какие-то негативные вещи, что-то к лучшему меняется?

Е.БЕЛЯК: Владимир Владимирович, есть очень много положительного, это реальные изменения, которые совершенно невозможно не заметить. Улучшается школьное оснащение, садики лучше становятся, это реально: они отремонтированы, их начинает открываться больше, проблема с нехваткой садиков потихонечку начинает решаться, есть изменения.

На уровне школы есть изменения, техническое оснащение школ современное. Если дети занимаются информатикой, то компьютеры в классе стоят, дети не на какой-то отсталой технике занимаются. Изменения в программах, интересные программы идут. Я сначала о позитиве.

Мне очень нравится, что, например, дополнительное питание, по многодетным мамам очень много плюсов идёт. У меня, например, поддержка и по ЖКХ, как у многодетной мамы, идёт, у меня поддержка по всем льготным дополнительным системам образования, что мне даёт возможность дать очень широкое образование моим ребятам.

В.ПУТИН: Отношение вообще к женщинам, которые хотят стать матерью, беременным женщинам как меняется в системе здравоохранения?

Е.БЕЛЯК: Изменяется, становится престижнее рожать, быть мамой, Владимир Владимирович. Я не могу сказать, что уже всё, мы пришли к этому, но это становится престижным. У меня четверо, и знаете, как-то это всех напрягало вокруг – четверо детей. К врачу идти – четверо в очереди стоят. Сейчас увереннее себя чувствуешь, и относятся по-другому, меняется отношение у людей, стереотипы меняются.

В.ПУТИН: Система поддержки материнства чувствуется, я имею в виду не только материнский капитал, но и все другие составляющие?

Е.БЕЛЯК: Я на материнский капитал не попала, поэтому я говорю об остальных составляющих, потому что я родила до того, как появился материнский капитал. И как раз я обо всех остальных говорю: поддержке по питанию, поддержке по форме. Региональную денежку мы получаем. Хотелось бы, конечно, больше, совершенству нет предела, но оно есть, это факт реальный. У нас вплоть до того, что всем деткам молочко выдают. Губернаторское молоко у нас есть, это очень замечательно, они там хотят, не хотят – пьют, начинают хитрить, но оно есть.

Меня, например, очень сильно волновал вопрос, пошла такая среди мам тема волнения, что, возможно, будут какие-то проблемы с дополнительным образованием. С одной стороны, спорт бесплатный и спорт везде – это огромный плюс, потому что наши ребята становятся здоровее, уводим их с улицы. Проходит государственная поддержка создания спортивных комплексов, спортивные школы идут внутрь самих школ, открывают секции, у ребят занятость появляется.

В.ПУТИН: А у вас какие секции?

Е.БЕЛЯК: У нас, например, баскетбол в школе и волейбол, футбольное поле поставили в нашей школе замечательное.

В.ПУТИН: Ваши ребята тоже занимаются?

Е.БЕЛЯК: Да, мои ребята с огромным удовольствием и девчонки с огромным удовольствием занимаются, и это прекрасно.

Но есть другой нюанс. Спорт – это здорово, но не все могут профессионально заниматься спортом в силу здоровья или какие-то ещё интересы развивать, нужно поддержать. Мы сейчас говорили о поддержке, возможно, дополнительного творческого образования, музыкальных школ.

Вот этот момент, чтобы оно нам стало доступным, Владимир Владимирович, потому что огромное количество деток занимается, прекрасное образование дают, специалисты замечательные у нас в регионе. Вот чтобы оно доступным только осталось.

В.ПУТИН: Наши экономические, финансовые органы, скажу откровенно, исходят из того, что дополнительное образование – это же как бы неосновное, и здесь нужно добиваться софинансирования со стороны семей. Но мне кажется, что этого в наших условиях мало.

Е.БЕЛЯК: Владимир Владимирович, 90 процентов отпадут. И это вот их будущее – пиво покупать в бутылях. На мой взгляд, мы просто выкинем огромный пласт людей, они просто не потянут.

Сейчас я плачу, например, за музыкальную школу (половина оплачивается из бюджета, а половину – я) 300 с чем-то рублей, плюс (потому что я многодетная) я уже за некоторых деток не плачу. Конечно, мне это удобно; конечно, я с огромным удовольствием таскаю детвору туда на занятия.

В.ПУТИН: Из дополнительного образования самое главное – это уровень заработной платы преподавателей?

В.ГОЛУБЕВ: Да, конечно, Владимир Владимирович.

Р.АБРОСИМОВ: Многие сейчас переходят на самоокупаемость, а это не все могут потянуть.

Е.БЕЛЯК: И если это перейдёт на профессиональный уровень, это тоже…

В.ПУТИН: Нет, если это уйдёт чисто в бизнес и всё будет платное, то многие семьи не смогут этим воспользоваться.

Е.БЕЛЯК: Очень многие.

В.ГОЛУБЕВ: Однозначно. Мы у себя даже исследование такое проводим для того, чтобы адекватно отреагировать на эту ситуацию в ближайшее время. Нам деваться некуда, потому что мы специально – многодетные мамы сами скажут, – мы специально изучили, где первая копейка появилась – сразу падение количества посещений детьми. Особенно, конечно, в территориях, где уровень зарплаты сегодня ниже, например в сельских территориях, где ниже среднеобластного.

Е.БЕЛЯК: Вот система домов пения раньше у нас была замечательная, кружков, она сократилась и сейчас тоже требует поддержки.

В.ПУТИН: Это всё перенесено на муниципальный уровень, денег у них нет.

Е.БЕЛЯК: И всё, и это стало сворачиваться.

В.ПУТИН: Да, это стало сворачиваться.

Е.БЕЛЯК: А детвора куда идёт, Владимир Владимирович, – на улицу. Мамы работают. Вот я несколько лет домохозяйка, у меня есть возможность детвору контролировать более жёстко: повели их туда – туда бегаю с ними, но не у всех такая возможность есть, к сожалению. Вот такой вопрос есть.

В.ПУТИН: Вопрос важный.

Е.БЕЛЯК: Поддержите, пожалуйста.

В.ПУТИН: Очень важный. И вообще, мы сегодня недолго беседуем, но в принципе все вопросы, которые вы подняли, они все интересные, важные и из разных сфер: и сельхозмашиностроение надо поддержать, и Вы говорили по медицине.

Е.МОРОЗОВА: Про врачебные кадры.

В.ПУТИН: Про врачебные кадры, про рабочие профессии и про профессиональную подготовку, профессиональное образование – важнейший вопрос. И вот эти социальные вещи, связанные с воспитанием детей, с тем, чтобы обеспечить возможность дополнительного образования, крайне важны.

У Вас средняя зарплата, примерно, в дополнительном образовании какая?

В.ГОЛУБЕВ: Небольшая.

В.ПУТИН: Поменьше, чем у учителей?

В.ГОЛУБЕВ: Конечно. Думаю, в районе 10 тысяч.

В.ПУТИН: И предполагается, что часть кружков там платными являются – и за счёт этого можно повышать зарплату. Надо подумать, нам надо подумать. Дело в том, что нам нужно опять делать толчок с федерального уровня и опять нужно тогда деньги планировать.

Но в следующем году мы уже не сможем, потому что сейчас работа над бюджетом фактически закончилась, тем не менее всё равно надо подумать, посмотреть, что можно дополнительно для этого сделать. Без государственной поддержки: либо региональной, либо федеральной – конечно, мы не восстановим прежнюю систему.

В.ГОЛУБЕВ: Владимир Владимирович, знаете, что мы сделаем начиная с 1 января 2013 года? Мы впервые за многие годы уменьшили со стороны муниципалитетов объём софинансирования, заметно уменьшили, в 45 муниципалитетах из 55 – от 15 до 5 процентов, то есть на 10 процентов.

Мы им дали немного денег, которые позволяют некоторые проблемы решать по-иному. Это серьёзно, потому что это относится не только к проектированию – это относится уже к процессу строительства. Если проектирование – это 10 процентов, то процесс строительства – значительно другие деньги.

В.ПУТИН: Знаете, наши финансисты и экономисты очень боятся социальных нормативов. Это та сфера, где, мне кажется, надо вернуться к этому. На определённое количество граждан, людей, проживающих в районе, микрорайоне, у нас должна создаваться определённая социальная сеть, в том числе и по дополнительному образованию. Но, действительно, ведь так и было: сколько домов пионеров было, всяких кружков, и всё было бесплатно.

Е.БЕЛЯК: Это к вопросу и о будущих кадрах, когда всякие творческие кружки для деток.

Р.АБРОСИМОВ: Техника – там всё было, такое существовало, где-то всему тоже учили.

В.ПУТИН: Спасибо вам большое.

Мы ещё с губернатором поговорим.

kremlin.ru

Версия для печати
Главное