Политолог:  можно говорить о том, что та модель, которую мы долго обсуждали, сейчас начинает реализовываться – модель суперпрезидентской республики
30 ноября 2021

Политолог Владимир Слатинов: тамбовский губернатор Егоров еще всех порадует жестами из арсенала губернаторов новой волны

Глава Тамбовской области Максим Егоров на заседании комиссии облправительства публично раскритиковал начальника регионального управления транспорта и дорог Альберта Чурилова за низкое качество уборки магистралей. Также Егоров заявил, что забирает у чиновника служебное авто, чтобы Чурилов, поездив на общественном транспорте, понял все просчеты в своей работе. Политолог, эксперт Института гуманитарно-политических исследований Владимир Слатинов считает, что подобные «разносы» становятся шаблонами для губернаторов новой волны.

– И в каком-то смысле это можно назвать популизмом. Мы понимаем, что эти приемы, которые используют губернаторы новой волны, на первых порах действительно приветствуются довольно активно электоратом, избирателями, гражданами. Вызывая ну если не восторг, то явное одобрение. Но, с другой стороны, мы понимаем, что это элементы ручного управления, которые в общем вряд ли переводят решение проблем в регулярное качество. Поэтому, разумеется, такие жесты нужны, потому что действительно иногда нужно приводить в чувства отдельных чиновников.

– Всем губернаторам новой волны присуще такое поведение?

– Я не скажу, что оно присуще исключительно губернаторам новой волны. Но дело в том, что практически все они так или иначе действуют в этой логике. Я могу привести пример относительно курского губернатора Романа Старовойта. Зима 2018–2019гг. была достаточно снежная, и, например, Старовойт регулярно устраивал публичные выволочки бывшему мэру Курска Николаю Овчарову. Он тоже требовал от Николая Ивановича поездок в общественном транспорте. Лично звонил мэру, обнаружив где-то на пустыре неработающую снегоплавильную машину. Все это делалось под камеры и на первоначальном этапе работы врио губернатора производило достаточно серьезное впечатление на жителей.

– Такая модель публичного управления кроме «электоральных очков» что-нибудь дает?

– Я думаю, что тамбовский губернатор нас еще порадует определенными жестами и технологиями из арсенала губернаторов новой волны. И, скажем так, общая логика от того, как будет действовать господин Егоров, примерно понятна. Это логика, вызванная вот этими требованиями – демонстрировать открытость, демонстрировать активную вовлеченность в решении конкретных проблем, в том числе путем вот такого, я бы сказал, прямого воздействия на отдельных чиновников, ну и демонстрировать отдельную искренность. То есть такую сопереживательность, так сказать, демонстрацию эмоций, эмпатию. Все эти элементы нам уже демонстрировали. Если брать Черноземье – Роман Старовойт, правда в меньшей степени и с некоторыми нюансами, связанными с его характером и особенностями работы. В банковской сфере демонстрировал господин Артамонов [глава Липецкой области] и продолжает активно демонстрировать. Вячеслав Гладков [губернатор Белгородской области], который в общении в соцсетях с гражданами взял в качестве такого контрольного мероприятия обзвон тех, кто к нему обращался, с вопросом, как была решена проблема. Это тоже делается под камеры. Так что Вячеслав Гладков тоже очень ярко демонстрировал нам вот эти приемы открытости, вовлеченности, отзывчивости, новой искренности. И, я думаю, господин Егоров, несомненно, будет действовать в той же самой логике.

– А решение Егорова лишить подчиненного персонального авто может отрицательно сказаться на настрое чиновничьего аппарата?

– Это, конечно, повлияет. Во-первых, так во многом устроена психология российского чиновника, который часто начинает активно реагировать на некие публичные жесты в его адрес. Причем жесты, проявляемые со стороны первого лица. То есть феномен ручного управления – это не постсоветский феномен и тем более не феномен губернаторов новой волны. Этот феномен ручного управления в России имеет очень глубокие корни. Мы понимаем, что без того, чтобы первое лицо обратило внимание на какую-то проблему и определенным образом привлекло внимание профильного чиновника к ней, очень часто проблемы не решаются. Это правда. Это один из элементов нашей культуры. Поэтому, повторяю, называть этот жест просто чисто популистским на самом деле тоже нельзя, равно как, например, прямые линии от президента до губернаторов. Мы понимаем, что это элемент игры, с одной стороны, всегда на публику, но, с другой стороны, это и элемент как раз этого ручного управления. То есть то, что сделал Егоров, кого-то сейчас из тамбовских чиновников заставит более, скажем так, рьяно подходить к выполнению отдельных служебных обязанностей. Но главная проблема заключается в том, что эффект этих жестов является кратковременным. Есть такая общая, уже очевидно проявляющаяся закономерность, которая заключается в том, что эти приемы – открытость в соцсетях, активная вовлеченность в решении каких-то конкретным проблем – имеют эффект как электоральный, так и управленческий, но, увы, этот эффект краткосрочный. Он неустойчивый, а эффект, связанный с ростом отзывчивости и эффективности всего аппарата, достигается сложными институциональными решениями, которые все-таки находятся за рамками этих красивых и убедительных жестов.

Версия для печати