Политологи:  диалог Алексея Цыденова с бурятской оппозицией – свидетельство его политической зрелости
5 марта 2018

Анатолий Лисицын:

я готов помочь Миронову сделаться настоящим губернатором

Фото: er.ru

«Клуб Регионов» пообщался с бывшим губернатором, а ныне сенатором от Ярославской области Анатолием Лисицыным и узнал, что он думает о новой «московской» команде Дмитрия Миронова, как собирается помогать ему «сделаться настоящим губернатором», а также как он относится к слухам о том, что его хотят убрать из Совета Федерации.

– В ярославских СМИ широко обсуждается серьезное переформатирование областной думы в интересах губернатора Дмитрия Миронова по итогам выборов 9 сентября, а также ваш уход из Совета Федерации. На ваш взгляд, чего стоит ждать от этой кампании и какую роль в ней сыграют областные власти?

– Никакого готового списка нет, просто пришла московская команда у нас, абсолютно вся. С Мироновым у меня нормальные отношения, я вел его избирательную кампанию, возглавлял общественный штаб его поддержки. Но я все равно наблюдаю, что они привлекают людей со стороны и ярославцев не берут. Боровицкий Михаил Васильевич, наш председатель областной думы, тоже имеет мысль как-то в Совет Федерации заявиться. Но разговора на эту тему не было.

Я в предыдущий Совет Федерации попал по распоряжению Кремля, потому что я вот уже 10 лет единственный, кто постоянно ведет две программы по поиску захоронений наших солдат за границей и приведение их в порядок – в Западной Украине и Сербии. Когда меня в прошлый раз Вахруков [губернатор Ярославской области с 2007 по 2012г., пришел на смену Лисицыну] не хотел видеть в Госдуме, мне на Старой площади сказали: «Значит, пойдешь в Совет Федерации». Под меня сделали тогда закон, разрешающий идти из Госдумы прямо в Совфед. Если вы помните, то Валентина Матвиенко, чтобы возглавить Совет Федерации, избиралась депутатом по одному из округов под Санкт-Петербургом. Поэтому я, не будучи областным депутатом, попал в Совет Федерации благодаря своим программам. И эти программы я продолжаю вести. Я сегодня единственный, кому разрешено работать во Львове на Холме Славы – я привожу в порядок там захоронения. И поэтому я рассчитываю, что Кремль меня в этом вопросе [переизбрания сенатором] поддержит. Ну и, естественно, поскольку у нас пошла волна составления списков, я решил высказать свою точку зрения на этот счет. Я намерен продолжить работу в Совете Федерации потому, что вести свои программы за границей я могу только будучи федеральным чиновником.

– Откуда в таком случае появилась информация, что вас могут убрать из Совфеда?

 – Ну откуда слухи берутся? Просто есть люди, которые на этой теме хотят что-то получить и вбрасывают такую информацию. Не думаю, что это журналисты делают. Просто у нас пошла эта волна со списками, и стали анализировать, насколько я проходной-не проходной. Но я все равно продолжаю работать. Этот год – волонтерский, и Матвиенко уже поддержала мою программу по приведению в порядок аллеи 27 Героев Советского Союза во Львове на Холме Славы. Все, конечно, в шоке, что мне разрешают там работать, но я работаю. И если я не буду чиновником федерального уровня, поскольку это помогает мне искать источники финансирования и меценатов, то я тогда просто прекращу эти программы, поскольку просто не смогу их вести. [губернатору] Миронову я уже сказал, что иду на выборы в областную думу, он сказал: «Да, вопросов никаких нет».

– При этом Миронова, наверное, можно все еще называть губернатором-новичком. Его методы отличаются от ястребовских и от ваших. Приняла ли его Ярославская область, смирились ли элиты с его методами работы?

– Область уже успокоилась и приняла. Дело в том, что вокруг него ребята грамотные все. Но их стратегическая ошибка была в том, что нельзя было среднее звено трогать. А они вычистили абсолютно всех, вплоть до руководителей мелких департаментов. А это неправильно. Поэтому они сложно входили в ситуацию по изучению области, по всем нюансам, которые есть. Но сейчас они уже как-то адаптировались, в принципе принимают правильные решения, советы мои принимают. Если я, например, предлагал свои услуги команде Вахрукова и Ястребова, то они меня не принимали. А Миронов сразу мне сказал, что считает членом своей команды, и предложил вместе работать, сказал, что он человек неопытный в этом вопросе, и поэтому я изначально вместе с Валентиной Терешковой возглавил его общественный штаб, провел более 40 встреч с народом за время избирательной кампании, ведь рейтинг у меня высокий.

Я вижу сегодня определенный позитив, он в том, что они [новая команда] стабилизируют обстановку. Во всяком случае, глупостей с их стороны не допускается.

– Сейчас вы в штабе Владимира Путина. Есть мнение, что для губернаторов, тем более начинающих, явка и результат, который на президентских выборах получит главный кандидат, станут индикатором эффективности работы.

– Конечно. И после избрания Миронова [осенью 2017г.] я ему сразу сказал, что главной проблемой для нас будет явка, а не проценты победителя. Потому что на предыдущих выборах явка у нас была 64%, Миронов получил явку 32%. Поэтому я предложил ему ряд мер, от которых они ранее отказались. Я предлагал объявить в Ярославле референдум по возвращению выборов мэра, но его московская команда политтехнологов, видимо, отговорила. По Переславлю предложил объявить референдум по объединению города и района, они там хотят просто объединить, а я сказал: «Ну, проведите референдум, чтобы народ привлечь, а там уже посмотрим, объединять-не объединять». По Рыбинску предложил сам возглавить [кампанию] со своими политтехнологами. Но они сделали ставку на московских политтехнологов, взяли программу «Решаем вместе» – это благоустройство дворовых территорий. Но дворовые территории – это ведь работа в основном с пенсионерами, ветеранами, с людьми, которые и так приходят на выборы. А у меня-то была цель идти на предприятия, работать со студентами, с молодежью – теми, кто обычно игнорирует выборы. Ну, не знаю, что из этого получится. Во всяком случае, я провожу встречи и буду проводить.

– Можно прогнозировать, что порог явки в 60% будет преодолен?

– Пока сложно сказать, удастся ли преодолеть явку в 60%, это сложный вопрос, но это вполне возможно. Если бы были объявлены референдумы дополнительно, это было бы вполне реально. А сейчас сумеем ли за 60% перевалить, даже не знаю. Зависит от того, как пройдут эти последние две недели.

– В понимании многих наблюдателей вы позволяете себе довольно резкие замечания в адрес новых властей Ярославской области и вообще властей всех уровней. Существует мнение, что вы являетесь раздражителем, и некоторым было бы комфортнее работать без вашего присутствия…

– Знаете, такое ощущение уже у третьей команды. Для вахруковской команды было бы лучше, если бы меня вообще не было, для Ястребова – то же самое. Они меня особо не привлекали, но особо и не мешали, я был в определенной изоляции, но не потерял себя и сумел сохранить рейтинг. Московская команда [Миронова] тоже понимает, что я человек достаточно авторитетный, и эта моя авторитетность, мой высокий рейтинг, может, в какой-то степени тоже их смущают, вселяют какую-то неуверенность. Но я Миронову сказал: «Вы, в конце концов, поймите, что мне не нужны никакие звания, никакие должности. Я занимаюсь тем, чем занимаюсь. И если вам нужна помощь, то я готов помогать вам встать на ноги, сделаться настоящим губернатором и настоящей командой и вернуть Ярославскую область на привычные для нее позиции региона-лидера». Поймут они это или не поймут, не знаю. Но вы это [правильно] уловили, что я для них как бы не очень удобен своим рейтингом, авторитетом и своей активностью, потому что я всегда среди народа.

Не знаю, как это все завершится, но еще лет 10 я в активной форме на любом направлении проработаю, что бы там ни случилось. Просто быть депутатом Ярославской областной думы мне не очень интересно, потому что я буду лишен возможности быть самим собой. Знаете, сейчас очень много людей, которые обладают гибким позвоночником и автоматически поднимают руку под любое задание и любой приказ. Я не тот. Я умею анализировать и отстаивать свою точку зрения и не впадать в оппозицию, а доказывать, что нужно делать по-другому. Я единственный говорю, что любые выборы лучше не выборов и что в Ярославль необходимо возвращать выборы мэра, а Боровицкий считает, что нам бы надо лет 20 с системой назначений поработать. Не понимаю, зачем? Ведь объективно теряется связь с народом.

– Но вы не претендуете на то, чтобы быть еще одним «хозяином» региона?

– Нет-нет-нет. Миронов – губернатор. В его структуру управления я не влезаю. Я как человек, понимающий и знающий, как вести себя с Москвой, как отстаивать свои программы по захоронениям, я просто пытаюсь им неназойливо дать понять, что я могу им быть более полезен, чем вреден. Насколько они поймут это или не поймут, зависит от них.

С Анатолием Лисицыным беседовала Инна Бурчик

Версия для печати
Политологи: диалог Цыденова с оппозицией – свидетельство его политической зрелости
Глава Бурятии Алексей Цыденов предложил депутатам нового созыва Народного Хурала «большой командой решать задачи, которые стоят перед республикой», тем самым пригласив системную бурятскую оппозицию к диалогу. Политические эксперты, комментируя инициативу главы Бурятии, отмечают ее своевременность – сразу после выборов республиканского парламента и на фоне роста протестной активности в целом в стране. «Усадив своих политических оппонентов за стол переговоров, Цыденов решает актуальную задачу – выстраивает диалог с основными политическими силами в регионе и усиливает управляемость регионом», – отмечают собеседники «Клуба Регионов». Представители парламентской оппозиции в Бурятии уже заявили о готовности работать вместе с главой республики Алексеем Цыденовым.