Жители Севастополя:  чиновники из окружения Овсянникова продолжают дербанить город и лоббировать интересы Овсянникова
18 сентября 2019

Представители РПЦ обеспокоены строгими наказаниями фигурантов «московского дела»

Фото: Коммерсант

Православные священники опубликовали открытое письмо, в котором выступили в защиту осужденных по «московскому делу». Более 70 подписантов обеспокоены строгими наказаниями, которые несоразмерны преступлениям. Политолог Алексей Мухин считает, что исполнительная власть действовала в правовом поле и различные сообщества напрасно провоцируют широкий резонанс этих дел. Политолог Павел Салин уверен, что, выбирая между плохим и очень плохим путем разрешения конфликта, власть выбрала второй и за это решение ей придется расплатиться.

Более 70 православных священников из России и других стран опубликовали открытое письмо в защиту осужденных по «московскому делу», где заявили, что приговоры суда несоразмерны преступлениям активистов. В пример приводится дело Константина Котова, которого приговорили к четырем годам лишения свободы, несмотря на то, что он «не совершал никаких насильственных действий», а «суд не приобщил к делу видеозапись, доказывающую эту невиновность».

«Суд должен быть способным защитить гражданина от произвола исполнительной власти и силовых структур, в противном случае само его существование превращается в декорацию и формальность», – говорится в письме.

Генеральный директор Центра политической информации Алексей Мухин считает, что никаких «перегибов» с наказанием участников акций протеста не было.

«Речь в данном случае идет об очень интересной оперативной работе, которая, кстати, проводится полностью в правовом поле. Предъявляемые активистам обвинения в основном соразмерны деяниям. В единичных случаях следствию и обвинению не удается доказать вину фигурантов, и тогда система не перемалывает их своими жерновами, а дает вполне адекватный ответ. С течением времени и иногда под общественным давлением она возвращает все на круги своя. И это довольно здраво», – говорит Мухин.

Как считает директор центра политологических исследований при Финансовом университете Павел Салин, в ситуации, «когда надо выбрать между плохим и очень плохим, российская власть всегда выбирает второй вариант». Но такая тактика, по мнению политолога, оправдана лишь в краткосрочной перспективе.

«Власти было необходимо дать карт-бланш силовой корпорации, чтобы удержать ситуацию под контролем. Ей это в принципе удалось. Но сейчас она начинает закономерно платить по счетам. Потому что в ситуации, когда общественное мнение нелояльно власти, все жесткие действия воспринимаются как нелегитимные. Плюс власть, таким образом, дистанцирует от себя различным образом влиятельные корпорации. В случае с Павлом Устиновым, который сейчас на слуху, это творческое сообщество, в случае с Иваном Голуновым – журналистское», – говорит Салин.

По мнению Мухина, аналогии между делами Голунова и Устинова весьма условны и объединяет их только отсутствие правового обоснования действий профессионального сообщества: «Здесь нужно разбираться в каждом случае отдельно. Реакция профессионального сообщества и в том и в другом случае понятна: это попытка вытащить своего, своеобразный корпоративизм. Политологам он бы сегодня пригодился, а то душат по углам. И в таком ключе реакция профессионального сообщества вызывает уважение, но к правовому аспекту она не имеет никакого отношения и потому не оправдана».

Отметим, в РПЦ уже отреагировали на письмо священников. Заместитель председателя отдела по взаимоотношениям церкви с обществом и СМИ Московского патриархата Вахтанг Кипшидзе заявил, что письмо является попыткой участия в правозащитной деятельности, фактически ставшей политической декларацией.

«Церковь имеет право печалования (право ходатайствовать за осужденных) и активно им пользуется, в том числе непублично. Но, когда из всех выбирается несколько подсудимых, наиболее известных по СМИ, это политика, а не печалование», – сказал Кипшидзе, отметив, что составление документов, в которых «странным образом перемешана политическая риторика и священные тексты», бесполезно и «намного эффективнее было бы организовать сбор средств на адвоката» для участников московских протестов.

Версия для печати