Ленобласть:  в связи с повышением пенсионного возраста депутат Владимир Петров предложил хоронить за госсчет не доживших до пенсии
9 июня 2018

Дмитрий Артюхов:

я на Ямал с одной сумкой высадился

Фото: newizv.ru

Что чувствует гость кабинета Путина, как удачно пользоваться социальными лифтами, какая в этом роль отца – влиятельного тюменского политика, а какая – супруги. Об этом в интервью главы ЯНАО Дмитрия Артюхова, которое тот дал URA.RU.

– Мы, журналисты, жили в длительной паузе, ожидая, когда же назначат врио губернатора. Вы эту паузу заметили?

– Нет, потому что работы меньше не стало. Определенный ажиотаж в СМИ я видел, но лично для меня это был период, насыщенный событиями.

– Вы уже готовились к новой должности?

– Нет, занимался прежней работой. Был Санкт-Петербургский форум. В его рамках – интересные встречи с компаниями, которые работают в округе: «Сибур», «Газпромнефть». Скоро будем запускать налоговый вычет по линии разработки трудноизвлекаемых запасов.

– На официальном сайте президента помимо сообщения о вашей встрече с Владимиром Путиным не было стенограммы вашей беседы. Интересно, о чем вы разговаривали.

– Главная задача была поставлена – не терять темпов в проектах, запущенных в округе. Вы их прекрасно знаете. И еще очень важная тема, которая всегда беспокоит президента, – соблюдение баланса интересов между бизнесом и территорией. Это вопросы экологии, качества жизни людей. Ямал всегда давал и будет давать стране свои природные богатства. Но эта нагрузка должна идти в очень аккуратном балансе интересов.

– Дмитрий Андреевич, можете эмоциями поделиться – что значит сидеть напротив друг друга с Владимиром Владимировичем, слушать и получать от него доверие на управление регионом?

– Это очень ответственный момент. У президента сильная положительная энергетика. Любой человек, мне кажется, это почувствует. Это энергетика очень сильного лидера.

– Мы проводили две фокус-группы с жителями Ямала, чтобы понять, как они относятся к смене губернатора. Вика, 28 лет, задавала вопрос: «Как он в 24 года стал помощником [главы региона Дмитрия Кобылкина]? Не могу понять». Сформулируете?

– Надо быть амбициозным, не бояться ответственности, брать ее, нести. Север – это место, где, обладая этими качествами, есть вероятность сделать раннюю карьеру. Этим он был всегда известен. Многие наши легендарные личности преуспевали здесь до 30 лет: геологи, первооткрыватели, инженеры, строители. Север был всегда для молодых, так заведено. Здесь меньше людей, поэтому тот, кто активен, всегда добьется успеха. Но для этого нужно много поработать.

– Вы сын первого вице-спикера Тюменской облдумы Андрея Артюхова. Вероятно, первый ваш шаг во власть прошел не без его участия, но вы своей работой доказали, что вы self-made man. Так формируется потомственная элита страны, признак зрелого государства. Но в обществе существует предубеждение к такому явлению, это подтверждают и авторы доклада «Петербургской политики» – «Преемники 2.0», в котором упомянута и ваша семья. Почему, по-вашему? Как с этим работать?

– Трудно сказать. В свое время я понял, что в Тюмени все мои достижения будут связываться с фамилией, надо ехать туда, где будешь сам по себе.

Отец работал в Тюмени. Я целенаправленно принял решение, что буду возвращаться на Север. И, когда стала формироваться молодая команда Дмитрия Николаевича Кобылкина, в 2010 году, я сюда с одной сумкой высадился.

Попал специалистом в аппарат. Я сказал, что сам северный, родом с Ямала, и готов вернуться и работать, круглосуточно. Это услышали.

Думаю, все знают, что мой отец с Дмитрием Николаевичем – люди разных поколений. Между ними больше 10 лет, и они не знали друг друга в принципе.

– С Андреем Викторовичем вы видитесь?

– К сожалению, видеться получается не так часто, как хотелось бы. Тюмень сейчас как-то не попадает в места постоянных визитов. С родителями чаще созваниваемся, присылаем друг другу фотографии в общий семейный чат. Но у нас есть и прочные традиции, которые мы стараемся соблюдать, несмотря ни на что.

Например, Новый год всегда встречаем все вместе. Центр нашей большой семьи – это дедушка. Несмотря на серьезные проблемы со здоровьем – он инвалид с детства, практически не может ходить – тем не менее получил высшее образование, успешно работал до 72 лет, образцово воспитал двоих детей. Он человек с настоящим внутренним стержнем и с самого детства, как и отец, был примером для меня. Но у нас в семье есть четкое правило: мы разделяем рабочее и личное. Дома о работе ни слова.

– Как вы считаете, население должно знать о личной жизни губернатора? Например, ничего не известно про вашу супругу. Чем она занимается?

– Я, конечно, сторонник того, чтобы оставалась личная зона, которая не открыта для публики. Хочу оберегать свою супругу, в том числе информационно. Сейчас понимаю, что определенное внимание к ней неизбежно. Мы говорили об этом – будем, как и всегда, вместе адаптироваться к новым условиям жизни.

– Расскажите немного про нее.

– Мы вместе со школьной скамьи. Учились в вузе вместе, она тоже, как и я, экономист-финансист. Вслед за мной в 2010 году ей пришлось переехать на Крайний Север – обустраиваться здесь с нуля, оставить своих близких, друзей. Как жена декабриста [смеется]. Конечно, было непросто, но это испытание, которое мы прошли вместе, нас только сплотило. Я очень признателен за понимание и терпение. Потому что столь ранняя моя карьера – во многом в ущерб семье: бесконечные командировки, поздние рабочие встречи. Но спасибо ей, все эти годы мы живем в полном понимании.

– Вы человек юга или севера Тюменской области?

– Я родом с Ямала. Ямал – это мой родной дом.

– Продолжая разговор о вашей трудовой биографии: что нужно, чтобы заметил губернатор?

– Надо усердно работать, брать на себя ответственность, быть амбициозным. Но, если ставишь такие амбициозные задачи, работа съедает все. Недавно узнал, что у меня в правительстве самый большой неизрасходованный отпуск. Это все в ущерб каким-то личным интересам, семье.

А Дмитрий Николаевич всегда был открыт к молодежи, новым веяниям. У него есть хорошая черта – он дает шанс. И если ты тянешь, то за этим, безусловно, следует успех.

– А в 2016 году какие задачи он перед вами ставил?

– Передо мной были поставлены задачи по запуску системы ГЧП [государственно-частного партнерства]. Мы, считаю, в этом достигли определенных успехов. Взять ту же модернизацию аэропорта в Новом Уренгое [прошедшая вместе с ГК «Ренова»]. Сейчас у нас на повестке – строительство через эту систему детских садов, школ. И, конечно, наш главный локомотив – это Северный широтный ход.

– Что-то не получилось?

– Считаю, что можно было больше сделать для развития малого бизнеса. У нас на Крайнем Севере малый бизнес сопряжен с очень большими сложностями. Есть повышенные обязательства всех работодателей, связанные с дополнительными отпусками, оплатой переезда работников к местам отдыха, зарплатами, которые выше, чем по стране. И, к сожалению, я считаю, что малому бизнесу мы немного недодаем. Найти решение – задача, которая перед нами остается очень актуальной.

– Каким принципам управления научились у Дмитрия Николаевича?

– Самое главное – быть внимательным к людям. Люди все разные, но проблему каждого нужно понять, пропустить через сердце. Удивительно, что за многие годы он [Кобылкин] всегда был открыт простым людям.

И, конечно, его другая замечательная черта – закидывать камни далеко вперед, ставить амбициозные задачи. Даже тогда, когда в это мало кто верит. И своим упорством, своей силой доводить дело до конца. Как тот же Широтный ход: у многих уже опускались руки, всем казалось: не получается, видимо, не судьба. Тем не менее наш губернатор упорно к этому шел. И мы сейчас видим, что все у нас получается.

– Вы ждете в свой регион тюменского губернатора Александра Моора?

– Конечно же. У него предстоит предвыборная кампания в так называемой большой Тюменской области. Он, конечно, бывал здесь, хорошо знает Ямал, но теперь приедет в новом качестве и еще лучше узнает наш регион.

– А вы с ним насколько хорошо знакомы?

– Мы были, конечно, знакомы до этого. Но в последние дни, в результате произошедших изменений, стали общаться намного больше. Он очень позитивный современный руководитель, который уже сделал много для Тюменской области, управляя столицей. Все, кто приезжает в Тюмень – а многие из нас там часто бывают, – видят положительные изменения. Теперь ему предоставлена возможность преобразовывать, продолжать тот курс, которым шел Владимир Владимирович Якушев, и до конца доводить отличные проекты по развитию всей Тюменской области.

– Мы проводили фокус-группу в ХМАО. И там считают, что вам, как человеку, прожившему некоторое количество лет в Тюмени, проще будет контактировать с Александром Моором, чем с Натальей Комаровой. Что думаете?

– Я думаю, так всегда было заведено, что руководители наших регионов всегда преследуют только одно – интересы жителей. А они [интересы] одинаковые. Надо, ежедневно работая, улучшать жизнь тюменцев, югорчан, ямальцев. С Натальей Владимировной, с ее командой мы по прежней работе неоднократно контактировали. И там годами выстроен очень добрый, доверительный диалог. И нельзя забывать: хотя она большой патриот Югры – почти девять лет возглавляет этот субъект – все-таки ее очень многое связывает с Ямалом. Она здесь долго проработала, возглавляла Новый Уренгой, представляла интересы территории в Госдуме. Связь, которая существует между нашими регионами, – очень глубокая, историческая. И поэтому здесь мы всегда смотрим в одну сторону.

URA.RU

Версия для печати
Главное
Саратовская Единая Россия выдвинула против КПРФ слабого кандидата на довыборах в Госдуму
Кандидатом «Единой России» на довыборах в Госдуму по Саратовскому одномандатному округу по результатам праймериз стал директор колледжа и член президиума регионального политсовета Игорь Морозов. Эксперты оценивают его как весьма слабого участника, неспособного выстоять против первого секретаря обкома КПРФ Ольги Алимовой, которая собралась вернуться в ГД. Сопоставляя эти факты, политологи допускают как возможность торга между единороссами и коммунистами, так и вероятность того, что ЕР не выдвинет Морозова на выборы, а вместо него неформально поддержит выдвижение против Алимовой ресурсного варяга федерального уровня. Сама Алимова разговоры о готовности ЕР сдать округ расценивает как попытку усыпить бдительность оппозиции.