Путин:  нужно каждый день работать с сердцем и с душой, доказывать, что вы на своем месте, что действительно достойны поста губернатора
21 сентября 2021

Политолог Журавлёв: избиратели воспринимают КПРФ как единственную сопоставимую с ЕР силу

По итогам голосования на выборах в Госдуму в парламент впервые с 1999г. прошло больше, чем четыре партии. Большую партийную четверку разбавили созданные в 2020г. «Новые люди», получившие 5%. При этом в Думе серьезно поменялись позиции всех, кроме ЕР, партий. Вопреки прогнозам в Думе смогла задержаться и даже получить четыре новых мандата «Справедливая Россия», зато фракция ЛДПР сократится почти вдвое: в этом году у них всего 8% по списку и два одномандатника. Своего рода триумфатором является КПРФ, которая прочно закрепила за собой статус второй по популярности партии, хотя некоторые и пророчили ей поражение (коммунисты получили почти 19% по списку и выиграли в девяти мажоритарных округах). ЕР же снова завоевала конституционное большинство в основном благодаря своим одномандатникам, получив 198 из 225 мест, распределяемых среди мажоритариев; по списку у нее чуть меньше 50%.

По словам политолога, научного руководителя Института региональных проблем Дмитрия Журавлёва, впервые в постсоветской России правящая партия решила провести символическую кампанию, и ей это помогло. В первую очередь речь о первой пятерке федерального списка единороссов, куда вошли министры обороны и иностранных дел Сергей Шойгу и Сергей Лавров, главврач больницы в Коммунарке Денис Проценко, руководитель образовательного центра «Сириус» Елена Шмелёва и детский омбудсмен Анна Кузнецова. При этом Проценко уже отказался от мандата, Лавров с Шойгу, по данным источников, скорее всего, тоже последуют его примеру.

«Первая пятерка – это непробиваемая карта. Символы хороши тем, что им не задают вопросов, они символы и говорить не обязаны, побить их можно только в диалоге, а здесь диалога нет, они же памятники. И это очень мощное оружие», – говорит Журавлёв.

Что касается КПРФ, то прогнозы об их проигрыше строились на логичном тезисе о сложной структуре партии, которая «снизу красная, а сверху розовая», продолжает Журавлёв. Комментируя ее результат, он считает, что на коммунистов продолжает работать пенсионная реформа. «Ну и потом, нельзя стоять на одной ноге, в противовес партии большинства должна быть серьезная партия оппозиции. И все люди, которые так или иначе не хотели голосовать за «Единую Россию», голосовали за КПРФ. И дело не в поляризации, а в том, что все несогласные с партией большинства разумно проголосовали за коммунистов как за единственную хоть как-то сопоставимую с ней силу», – объясняет политолог. ЛДПР же не смогла взять на себя эту роль, потому что это «партия ковбоев». «ЛДПР хороша на Дальнем Востоке, но западней Урала их уже не видать, и так было всегда. А без влияния в европейской части страны стать второй партией невозможно. Это партия сердитых мужиков, а таких сейчас не так много, потому что это низовка среднего класса, который сейчас умирает во всех странах мира», – считает эксперт.

СР, по мнению Журавлёва, сохранилась в Думе благодаря превращению в «трехголового дракона», а по сути, в такую же сложную и неоднозначную структуру à la КПРФ, но в вертикальной, а не горизонтальной версии. При этом эксперт считает, что по отдельности эсеры и прилепинская партия «За правду» набрали бы на этих выборах на двоих больше голосов, чем получилось у объединенной партии.

Рассуждая об успехе «Новых людей», собеседник «Клуба Регионов» сказал, что им отошли голоса «спокойных правых», тех, кого не устраивает агрессивный подход «Яблока». «Яблоко» взяло на себя идеологию «Правого дела» на прошлых выборах: «Путина долой», «Крым не наш» и так далее. А «Новые люди» взяли себе экономические аспекты «Правого дела»: «Крым наш, все нормально, успокойтесь, мы ни с кем не воюем, но давайте изменим налоговую систему». «Кроме того, «Новые люди» вели кампанию, у них была технология, у них была бывший якутский мэр [Сардана Авксентьева], которая умная и обаятельная. И у них был сам термин «новые». А поскольку у нас очень стабильная политическая система, то все, кто посчитал, что новое – это лучшее, проголосовали за них», – подытожил политолог.

Версия для печати