Экс-мэр Новгорода:  сегодня доходы не покрывают муниципальный долг, по сути, город – банкрот
14 февраля 2013

Владимир Бондаренко:

«Раньше ехали в Москву за колбасой, теперь за книгами»

Фото: zvezda.ru

Известный литературный критик и публицист Владимир Бондаренко в интервью «Клубу Регионов» рассказал о книжном голоде в провинции на фоне бескультурья элиты, удивил тем, как много людей в России пишут стихи, поделился своим мнением о новой школьной программе по литературе и объяснил, почему сегодня не стоит изучать то, что было написано после 80-х.

«Клуб Регионов»: Владимир Григорьевич, что Вы думаете насчет новой программы по литературе, в которой нет Лескова, Куприна и Алексея Толстого, но есть Пелевин, Улицкая и Эппель? Это просто глупость или что-то большее?

Владимир Бондаренко: Это давно проводимая, лет двадцать уже, радикально либеральная политика нашего государства. Меня поражает, как целенаправленно она реализуется в сфере литературы, начиная с фестивалей международных, куда посылают человек двадцать-тридцать отобранных писателей либеральной направленности, заканчивая литературными премиями. С этим же связан скандал вокруг премии «Большая книга». Мне кажется, сначала решено было дать премию отцу Тихону (лидером читательских симпатий стал архимандрит Тихон (Шевкунов) со сборником «Несвятые святые» и другие рассказы». – Прим. ред.) И когда дали первую премию 93-летнему Даниилу Гранину, меня это поразило, не в обиду ему будет сказано. Если бы это было лет сорок назад – «Иду на грозу» и так далее, я бы сказал – справедливо. Но сегодня как-то даже неудобно за нашего старца. Есть ощущение, что Гранину дали премию только затем, чтобы не давать отцу Тихону. После скандала с Пусси Райот наши власти, видимо, испугались либерального накала, и решили – кому угодно, только не попу.

«Клуб Регионов»: Да, но Лесков и Куприн не нуждаются в премиях, их имена всегда стояли в одном ряду с великими писателями. А сейчас их пытаются «сбросить с парохода современности», чтобы освободить место Улицкой и Эппелю. Может быть, это они на самом деле великие, а мы просто не способны оценить их гениальность?

Владимир Бондаренко: Предлагаемые писатели – не бездарные. Но когда ими пытаются заменить русскую классику, то, что я называю стержневой русской словесностью… В России должна господствовать национальная русская литература. Я не собираюсь подсчитывать, у кого сколько процентов и какой крови. Речь идет о традициях, образе мышления. Я читал Асара Эппеля. Нельзя подобную литературу предлагать школьникам для изучения. Когда речь идет об обязательном прочтении, то выкидывать Куприна, выкидывать Лескова, Алексея Толстого… Алексей Толстой и Михаил Шолохов – это два гения 20-го века. Литература – это идеология. Любая литература, от детективов до классики, несет ту или иную идею. Когда предлагается исключительно либеральный набор литературы, это значит, в сознание наших школьников внедряется чисто потребительский уровень восприятия мира. Чтобы не было «величия замысла». Как говорил мой хороший знакомый Иосиф Бродский, у поэзии, у литературы должно быть величие замысла.

«Клуб Регионов»: Главный аргумент реформаторов – классика устарела, современные авторы школьникам понятнее. Но почему бы в таком случае не включить в программу, например, Лимонова?

Владимир Бондаренко: Я согласен, если следовать их логике, то можно, вместо «устаревшей» классики, предложить школьникам набор таких первоклассных современных авторов, как Александр Проханов, Эдуард Лимонов, Юрий Поляков, Владимир Личутин. Но их ведь тоже нет (в программе по литературе). Это подтверждает мои слова о том, что здесь речь идет даже не о вкусовщине, а о навязывании определенной идеологии. Другое дело, я считаю, что отказываться от классики нельзя даже в пользу моих талантливых друзей-писателей.

Клуб Регионов: А Прилепина вы считаете талантливым?

Владимир Бондаренко: Считаю. Захар хорошо себя показал, но давайте не будем спешить – его «Война и мир» еще впереди. Прилепина и Михаила Елизарова я считаю лидерами молодого поколения писателей, но есть и другие достойные имена: Роман Сенчин, пермский писатель Алексей Иванов.

«Клуб Регионов»: Где заканчивается классика и начинается современная литература? Валентин Распутин, безусловно, живой классик, но всемирную известность достаточно давно получил и Эдуард Лимонов. Где провести границу?

Владимир Бондаренко: Я бы ограничил изучение литературы двадцатым веком. И ни шагу дальше, в новое столетие. А еще лучше было бы остановиться на 80-х годах. Потому что масштаб писателя становится понятен со временем. Боборыкин какой-нибудь или Булгарин были в свое время весьма популярными писателями. А Лермонтова считали поэтом, который где-то в пятом десятке, перед ним были поэты, сегодня никому не известные. Время всех расставит на свои места, поэтому не нужно торопиться даже с признанными писателями. Лимонов никуда не денется, его будут изучать и через сто лет. Пусть немножко подождет. Те же либеральные писатели, которыми сегодня хотят заменить классиков, к серьезной литературе не имеют отношения. Это беллетристика. Она имеет право на жизнь, Жюль Верн или Александр Дюма всегда будут популярнее, чем великие французские или американские классики. Но нельзя беллетристикой подменять серьезную литературу. Понимание смысла жизни, природы человека, его духовности – все это дает только классика, в том числе русская: от Гоголя до Куприна, от Пушкина до Лескова. Серьезная литература вообще-то развивает абстрактное мышление. И если мы откажемся от нее, то мы откажемся от способности думать, размышлять и превратимся в животных.

«Клуб Регионов»: За русских классиков пришлось вступиться Владимиру Путину – на съезде родителей России он посоветовал составителям новой программы прислушаться к критике. Похоже, что литературой, как и всем в стране, один Путин занимается. Вы бываете в регионах, там чиновники читают что-нибудь, интересуются культурной жизнью?

Владимир Бондаренко: Я езжу много по России, регионы очень отличаются в культурном отношении. Есть областные центры, где губернаторы и другие чиновники ходят в театры, на выставки. А есть регионы, где отсутствует всяческая культура. Вообще, наша политическая элита - самая безграмотная элита за тысячу лет русской истории. Я уж не буду сравнивать с древним Китаем, где любой чиновник сдавал экзамен по правилам стихосложения, и если он не мог сочинить стихотворение, его не брали на работу даже переписчиком. Но и у нас в царское и даже в советское время элита – военная или партийная – должна была знать, кто какую книжку написал. Если советский генерал или секретарь обкома понятия не имел, кто такой Трифонов или Шукшин, это было неприлично.

Русские цари прекрасно знали литературу. Николай I лично писал рецензии на Пушкина, Лермонтова, на других писателей. Это поразительно! Сегодня способен какой-нибудь госчиновник написать рецензию на «Героя нашего времени»? Я не согласен с ней, но какое знание предмета. Последним нашим руководителем, который знал и любил литературу, был Сталин. Он понимал, что литература – это дух нации. А сейчас наши так называемые молодые руководители, которые освоили айфоны, по-моему, ничего, кроме букваря, не читали. Сегодня даже высокопоставленные чиновники министерства культуры зачастую очень слабо начитанны. Есть, правда, исключения, в том числе среди губернаторов иногда попадаются образованные люди. Надо, чтобы любому чиновнику стыдно было не знать русскую литературу.

«Клуб Регионов»: Но самой читающей страной еще четверть века назад мы были все-таки не за счет истеблишмента – читали почти все. Сейчас книжные магазины тоже не пустуют, полки ломятся от литературного ширпотреба. А на хорошие книги сегодня есть спрос?

Владимир Бондаренко: Как в советское время ездили в Москву за колбасой, так сегодня много людей из провинции ездят в столицу за книгами. Потому что в поселках ликвидированы все книжные магазины, только на железнодорожных станциях есть киоски, где продают Маринину, Донцову и тому подобное. Едут не только из Подмосковья, едут из Сибири, со всей России. Высококачественная литература сегодня издается небольшим тиражом – от двух до пяти тысяч. И она, естественно, не доходит до магазинов Барнаула или Новосибирска. И люди едут в Москву покупать новые книги или заказывают тем, кто едет. В интернете пока еще не все есть. Даже в столице в обычном книжном не найдешь элитарную литературу, редкие поэтические сборники – только в специализированных магазинах. Читателей на Руси, к счастью, по-прежнему немало. Мне как главному редактору газеты «День литературы» присылают стихи и рассказы со всей страны. А ведь те, кто пишут стихи, они ведь и читают хорошие книги. У нас сегодня если не половина, то треть России пишет стихи, значит, как минимум, столько же людей покупают тем или иным способом сборники стихов - современных поэтов и русскую классику.

С Владимиром Бондаренко беседовал Александр Старовойтов

Версия для печати