Глава Тувы:  земляки обеспокоены новостью о том, что на территорию Тувы упали обломки космического корабля «Прогресс»
10 июля 2009

Олег Королев:

«Кризис – время, когда исправляются ошибки»

В интервью «Вестям» липецкий губернатор Олег Королев рассказал, почему глобальный кризис, по его мнению, «не приносит ничего, кроме пользы, и человеку, и обществу, и государству».

– Олег Петрович, здравствуйте. Спасибо, что приехали. И первый вопрос, конечно же, касается кризисных явлений. В 1998 году вы пришли на пост губернатора в самый пик кризиса. Сейчас вновь случился кризис. Есть ли какое-то соотношение между этими кризисами, и, может быть, существуют какие-то похожие методы борьбы с этим явлением?

– Я пришел в самый тяжелый кризис – в 92-м году, был еще председателем областного Совета. Потом – тяжелейший кризис 95-го. Потом 98-го и нынешний. Я рискую выглядеть циничным, но я обязан сказать то, что знаю, в чем я убежден. Любой кризис не приносит ничего, кроме пользы, и человеку, и обществу, и государству. Любой кризис приносит только пользу. К сожалению, человечество и общество в целом развиваются не тогда, когда спокойно, тогда общество загнивает. Оно развивается скачкообразно, благодаря кризисам и крутым событиям, даже войнам.

Поэтому кризис, даже этот, ни для меня лично, ни для Вас, ни для России, ни для мира – не несет ничего, кроме положительного эффекта. Это, как минимум, разминка для всех интеллектуальных сил, это, как минимум, здоровый ревизионизм по отношению каждого человека к своей семье, к самому себе, к тому делу, которое ты делаешь. Это то единственное время, когда исправляются ошибки. А в спокойное время их никто исправлять и не хочет, и признавать не хотят.

– А какие ошибки вы решили исправить в IV квартале 2008 года и в начале 2009 года? Что вы нашли неправильного в своей области, чтобы сейчас было действительно хорошее положение?

– Вы знаете, у нас была беда, и она пока еще остается. Мы монополизированная область, у нас очень сильная металлургия. Новолипецкий металлургический комбинат, а это 80% и оборота, и налоговых платежей, в бывшие времена, если на комбинате кто-то чихнет, у нас уже туберкулез. Если они улыбаются – у нас уже праздник. И эта монополизация во времена кризисов, когда металлургам было плохо, всегда приводила к тому, что у нас бастовала вся область.

Сегодня, в последний кризис, сложно не только металлургам нашей области, а всем металлургам мира. Только за последние 6 месяцев тот же Новолипецкий комбинат уменьшил налоговые платежи до 24% к уровню прошлого года, то есть в 5 раз. В старой системе мы бы сегодня были бы парализованы и развалились. А в этом году мы снижения доходов даже не заметили. Потому что я не знаю, кто находит мужество и, по крайней мере, объективизма, в кавычках говорю, для того, чтобы заявлять: «Наша Россия, руководство страны – проспали хорошие годы для диверсификации экономики». Может, кто-то и проспал. Но мы не проспали, и с помощью правительства Российской Федерации, президента страны за последние 10 лет мы провели огромную работу по диверсификации экономики.

Сегодня трудно металлургам всего мира и нашим, но вся остальная экономика работает нормально. Почему нам легче? Потому что у нас есть изюминка – особые экономические зоны. Я благодарен, что Владимир Владимирович Путин, работая президентом страны, при могучем сопротивлении, все ж таки твердой волей отстоял федеральный закон об особых федеральных экономических зонах. К этому мы добавили статус особых региональных экономических зон, у нас их пять. И благодаря этому по объему производства и по объему платежей в течение ближайших 2 лет они дадут объем доходов как два Новолипецких металлургических комбината.

– Вернемся к тем данным, которые вы уже озвучили. Выплаты Новолипецкого комбината в налогооблагаемую базу, в бюджет упали до 24%. Некоторые проблемы, очевидно, испытывают и другие предприятия. Доходы бюджета у области сокращаются?

– Конечно.

– Значит вы что-то секвестируете, от чего-то отказываетесь?

– Конечно. Например, платежи Новолипецкого комбината, крупнейшего налогоплательщика, упали на 4 миллиарда 600 миллионов рублей за полугодие. В пять раз меньше прошлого года. Это очень значительно. Но вся остальная область, без комбината, практически не упала. Падение составило всего лишь 3,5% – это незначительное падение. Все остальные отрасли работают, более стремительно развиваются. А сельское хозяйство в кризисе только лишь выигрывает, как и агропромышленное производство, пищевая и перерабатывающая промышленность. Кратно прибавляет в работе малый бизнес. И, в целом, у нас налицо не выживание, а развитие. Некоторые говорят о том, что в кризис надо хотя бы выжить. Если кто так говорит, это уже политический труп. В кризис надо развиваться, в кризис – самое золотое время.

– Но для развития необходимы инвестиции.

– Да, заявляю, что объем инвестиций в сельское хозяйство, в особые экономические зоны не снизился. Инвестиции идут. Только за последние две недели мы приняли несколько новых резидентов, в ближайшие две недели придут еще три резидента. Уже вся особая экономическая зона, а это 10 квадратных километров, распределена между резидентами. Сегодня добавляем еще одну зону.

– И все же вернемся к бюджету. Пришлось ли отказаться от каких-то проектов?

– Конечно. Учитывая социальную направленность бюджета, как федерального, так и регионального, мы не можем посягнуть на социальные программы. Они должны быть, как минимум, индексированы. Заработная плата должна быть увеличена, социальные пособия увеличены с учетом кризиса. А безработица в Липецкой области составляет всего 1,4%, это ниже среднероссийского уровня в несколько раз, почти в 2,6 раза. Но, тем не менее, такие люди есть. И на создание новых рабочих мест, на выплату пособий, на усиление адресной помощи мы сократить затраты не можем. Пришлось несколько сократить на дорожном строительстве, на дотациях, например, сельскому хозяйству. Но ни в коем случае не в поддержке малого бизнеса, не в социальных программах.

– Что касается безработицы. Действительно, сейчас этот показатель снижается. Но говорят, что он снижается не из-за того, что исправляется ситуация, а из-за того, что многих просто отправляют в неоплачиваемые отпуска, и при этом выплачивают зарплату не полностью. У вас сложилась такая ситуация?

– Нет. Я несколько с такой точкой зрения не согласен. Дело в том, что, во-первых, у нас, даже если где-то люди высвобождаются, может быть, во втором полугодии, то мы к этому готовы. Мы работаем до примитивности просто. Мы создаем рабочие места, благодаря новым предприятиям. Только за последние три года – 76 тысяч новых рабочих мест. 3,5 тысячи новых рабочих мест создали только за счет малого бизнеса в течение 2,5 последних месяцев. И предоставили их тем, кто в них нуждался, тем, кто приходил в Службу занятости. Я более оптимистично настроен, чем вы.

– Какая ситуация сложилась у вас с долгами по зарплате? Сейчас это достаточно актуальная тема. Она очень часто всплывает и на совещаниях, и в СМИ. Что у вас в регионе?

– Абсолютно на допустимом уровне. Трудности, именно трудности, я их так называю, есть у ряда предпринимателей. Например, у нас есть фирма «Настюша». Она испытывает трудности, потому что взяла кредиты в Москве для строительства двух столичных хлебокомбинатов. И у нее трудности. Но мы помогаем, выходим из положения.

Невыплата заработных плат на абсолютно допустимом уровне, но мы все равно боремся кое-где и с помощью прокуратуры. Есть и те скрытые формы невыплаты заработной платы, которые приходится у боящихся людей выявлять, находить, и прибегать к помощи прокуратуры. Но у нас нет массовых невыплат или очень крупных проблем в этой сфере.

– Но это миллионы или десятки миллионов?

– Чего, денег?

– Рублей, конечно.

– По состоянию на сегодняшний день у нас задолженность по заработной плате – одна из самых низких, как по Центральному федеральному округу, так и по России в целом. В сельском хозяйстве задержка составляет около восьми миллионов рублей, у малого бизнеса – около полутора миллионов рублей, в бюджетной сфере задолженности нет.

– Каждый раз, когда отвечаете на вопрос, говорите про сельское хозяйство. Очень интересно, как вы развиваете это интересное направление в промышленном регионе? Потому что мы стремимся замещать импорт и хотим питаться своим родным продовольствием, чтобы не было продовольственного кризиса.

– Мне неудобно самому так говорить, но Липецкая область – одна из лучших по развитию сельскохозяйственного и агропромышленного производства в целом. У нас одна из самых высоких картин благополучия в растениеводстве, стремительно развивающееся животноводство, объем инвестиций нарастает. По продукции растениеводства мы вместе с Татарстаном, с Краснодарским краем и Белгородской областью являемся лучшими областями России. В животноводстве, вне зависимости от кризиса, мы только в этом году сдадим 12 суперсовременных европейских комплексов на европейских технологиях. Наша область не только сама себя способна прокормить, мы способны прокормить и несколько других областей. Я только что вернулся с совещания, которое проводил Юрий Сергеевич Полтавченко – по поставке продукции отечественного качественного сырья в Москву. И из Липецкой области поток высококачественной продукции гарантирован.

– Что касается людей. Сейчас они задействованы в агропромышленном комплексе, наступает сбор урожая. Но сезон заканчивается, и они высвобождаются. Как вы их трудоустраиваете?

– Вы правы, но я даже усилю вашу правоту. Они высвобождаются еще и потому, что в сельское хозяйство пришли высокие суперсовременные технологии. А высокие современные технологии, допустим, техника и Джон сразу заменяют 20-30 советских тракторов и комбайнов. И ребята освобождаются. Высокие технологии в животноводстве высвобождают сотни доярок. Наряду с правильностью вашего вопроса еще есть и такая тяжелая проблема. Как мы ее решаем? Только лишь за счет развития малых форм хозяйствования, того же малого бизнеса, и стремительного развития потребительской кооперации на селе. Я думаю, нашей области нужно не более полутора лет, чтобы полностью обеспечить наших селян качественным уровнем жизни за счет обеспеченности работой и хорошим заработком, и социальной инфраструктурой. Два года – больше нам не надо.

– Хороший заработок. А сколько сейчас средняя зарплата в Липецкой области?

– Средняя заработная плата сегодня в Липецкой области ушла уже за 30 тысяч рублей. Но вы понимаете, как стремительно растет жизнь. Я бы сказал так, средняя заработная плата все равно отстает от того качества жизни человека, которому она должна соответствовать. Но зачем я это сказал? Точно вам говорю, уже ничего не нужно делать, только завершим проект особых экономических зон, и по производительности труда приблизимся к европейскому уровню, а значит, получится в три раза повысить качество жизни человека, а значит, в три раза возрастет заработная плата. А значит, в три раза увеличатся вложения в здравоохранение, образование. Я оптимист не голый, я знаю, что говорю. Кризис ничего не принесет, кроме развития, кроме мобилизации, кроме грамотного анализа всех ошибок, над которыми надо поработать, начиная сверху и заканчивая каждым человеком у себя в семье.

– С 1 июля вступил новый закон в силу, теперь партии будут предлагать губернаторов. Как вы отнеслись к данному нововведению?

– Знаете, я был глубоко удовлетворен как человек, которого дважды избирали на всенародных выборах главой администрации области, губернатором, как человек, которого назначали по новой системе, когда назначает президент после голосования на парламенте области. Я считаю, что нынешняя система приведения к власти глав регионов, которая предусматривает назначение президентом по согласованию с депутатами, парламентом субъекта – идеальная. Я прошел такую за те две предвыборные кампании. Искренне рад этой системе. Далее, если будут иметь возможность партии принимать свое участие в предложении кандидатур, это только лишь расширит демократизм процедуры. Я рад тому, что мы идем по этому пути.

– Олег Петрович, спасибо вам большое за интервью.

– Мне не за что. Я больше благодарен вам за возможность донести мысли липчан и той области, которую я представляю.

– Спасибо.

«Вести»

Версия для печати
Главное