Эксперт:  с таким подходом Миронову надо быть не губернатором, а мэром Ярославля
24 июня 2009

Никита Белых:

«Государство – не самый лучший управленец»

По мнению губернатора Кировской области Никиты Белых, передача проблемных предприятий государству – не лучший антикризисный план. Глава региона уверен, что эффективного собственника нужно искать среди частных инвесторов. Об этом Белых сказал в интервью «Вестям».

– Никита Юрьевич, здравствуйте. Спасибо, что пришли.

– Добрый день.

– И, конечно же, хотелось бы поговорить про Кировскую область. Очень интересно узнать, как складывается ситуация социально-экономическая в первую очередь.

– Я думаю, что можно считать Кировскую область, наверное, достаточно репрезентативным регионом, поэтому ситуация в Кировской области в целом похожа на ситуацию в других регионах России. Она, наверное, является не лучшей, но в то же время является не худшей по отношению к другим регионам.

– Что касается реального сектора, я знаю, что существует достаточно большие проблемы именно с градообразующими предприятиями. Сейчас очень внимательно правительство смотрит на подобные предприятия. Расскажите об этих проблемах.

– Ну, проблемы опять же у промышленных предприятий общие с теми, с которыми столкнулась вся российская экономика – это резкое падение спроса, особенно, если речь идет о предприятиях экспортноориентированных, и такие есть на территории Кировской области. Это предприятия химической промышленности, предприятия деревообработки. Падение цен и соответственно неготовность внутреннего спроса заменить этот внешний спрос. Трудности с получением кредитов, тем более кредитов долгосрочных, поскольку не является, наверное, большим секретом, что многие предприятия привыкли работать на коротких кредитах, считая, что всегда эти кредиты могут быть рефинансированы за счет получения дополнительных средств. И когда банковская система столкнулась с кризисом ликвидности, это, конечно, почувствовали на себе и промышленные предприятия. Ну и как следствие предприятия, чтобы повышать свою конкурентоспособность, поскольку рынок стал более конкурентным, на нем могут выжить только наиболее эффективные, начинают сокращать любые издержки. А любые издержки – это в том числе и издержки, связанные фондом оплаты труда, а соответственно это сокращение работников, это уменьшение заработных плат и как следствие социальные проблемы, которые возникают в связи с этим. Поскольку не только люди, но и экономика как региональная, так и российская оказалась не готова к тому, чтобы обеспечить тех людей, которые высвобождаются, новыми вакансиями или теми рабочими местами, которые бы их удовлетворяли по степени квалификации, по степени заработной платы.

– К вопросам безработицы мы еще вернемся, а сейчас по поводу объема промышленного производства хотелось узнать, потому что сейчас уже нужно подводить итоги второго квартала. Что по сравнению с прошлым годом?

– Итоги второго квартала, конечно, подводить еще рано, поскольку они подводятся обычно где-то в конце июля. А если говорить о первом квартале и первых пяти месяцах, то падение промышленного производства в разных секторах, естественно, разное. В целом по области цифра составляет порядка 18 процентов. Но, подчеркиваю, есть те отрасли, которые прибавили. Допустим, пищевая промышленность, несколько других отраслей. И есть, конечно, те производства, которые сократились или снизили свои объемы. Допустим, строительная отрасль, там практически вдвое. Поэтому, если говорить в целом о таком показателе как индекс промышленного производства, как основной составляющей валового регионального продукта, то мы оцениваем это сокращение на сегодняшний день порядка 18 процентов.

– Теперь поговорим о конкретных предприятиях, градообразующий «Силикат». Я знаю, что там очень сложная обстановка. Люди там практически голодают, а долги по зарплате составляют 40 миллионов рублей. Если это не так, поправьте меня.

– Поскольку речь идет не об одном предприятии, а о так называемой группе предприятий, куда входит и «Силикат», и «Силикатлеспром», и ряд других предприятий, в целом там цифра, которую вы называете, близка к действительности. По нашим данным эта сумма порядка 34 миллионов рублей. Но, учитывая то, что речь идет о нескольких компаниях, входящих в одну группу, думаю, что в целом можно оценить объем задолженности действительно в 40 миллионов рублей. Мы на сегодняшний день очень серьезно работаем с этим предприятием, поскольку, к сожалению, те проблемы, с которыми столкнулось предприятие, вызвали не только напряжение на рынке труда. Эти предприятия являлись и подрядчиками по ряду федеральных программ, в частности, на строительстве объектов, по программе уничтожения химического оружия, которая проходит в Кировской области. Эти компании являлись и арендаторами расчетной лесосеки, которая предоставлялась правительством Кировской области. Вот весь этот комплекс проблем мы будем анализировать на совещании. Пока то напряжение, которое было вызвано с невыплатой заработной платы удалось сдержать, удалось предотвратить какие-то серьезные акции, акции протеста, которые намечались. Я думаю, что совместными действиями в течение 2-3 месяцев вопросы по заработной плате мы решим.

– Пример Приморья – «Русский вольфрам», что они сделали. Они нашли собственника, и он передал под государственный контроль предприятие. В течение пяти лет в аренду. Государственная компания будет осуществлять определенные действия, и вы сказали, что уже в июле работники будут приняты обратно.

– К сожалению, такая и мировая, и общероссийская практика говорит о том, что государство – не самый лучший управленец. И если мы на сегодняшний день говорим о тех проблемах, с которыми столкнулся «Силикат», у меня нет уверенности, что государственное управление на этом предприятии, государственная собственность сможет эти проблемы решить. Что оно сможет более эффективно осваивать лесосеку, что оно сможет более эффективно строить водозабор или сможет более эффективно заниматься другими строительными проектами. Поэтому я думаю, что здесь все-таки, если говорить о какой-то замене собственника, надо искать эффективного собственника среди частных предприятий, среди частных субъектов.

– Но там еще одна проблема существует – там технологии очень старые на этом предприятии. То есть, чтобы найти собственника, нужно ему рассказать о том, что мало того, что ты заплати долги по зарплате, ты поменяй технологии и тогда у тебя все будет хорошо.

– Да, в противном случае, если мы говорим о передаче это в государственное управление, это становится проблемами государства. А как вы понимаете, у государства нет дополнительных средств, чтобы решать те же самые проблемы со сменой технологии, с погашением заработной платы, с погашением долгов по налогам. Но поскольку речь идет о бюджетных расходах, которые мы сейчас активно сокращаем, то принимать в управление такого рода предприятия и увеличивать государственные расходы, является точно не самой эффективной мерой.

– Ну, значит, для нового инвестора нужны какие-то преференции. Вы об этом думаете?

– Не столько преференции, сколько гарантии того, что область, федеральное руководство будет оказывать некое содействие и поддержку или, во всяком случае, не строить препоны или как сейчас модно говорить, там не будем кошмарить бизнес. Вот такого рода гарантии мы готовы дать.

– И еще одно предприятие – «Молот». Почему-то это оборонное предприятие не получает заказы и люди там тоже с невыплаченной зарплатой сидят.

– «Молот», наверное, очень хороший пример, да. Главным собственником предприятия является государственная корпорация Ростехнологии. Главным заказчиком является Министерство обороны. А 5 тысяч людей, оказавшихся на улице, – это является проблемой областного уровня. Вот если кто-то может рассказать, в чем может оказаться функция областного руководства, я с удовольствием послушаю. Или мы должны заказывать у этого предприятия в Турции для вооружения армии Кировской области, которая не существует. Или мы должны вмешиваться в процессы управления, заменяя государственную корпорацию, которая для этого и создавалась. Это вопрос очень и очень спорный, и я бы сказал, далеко неоднозначный. Если говорить о текущей ситуации, то здесь ситуация похожа, наверное, на ситуацию с предприятием «Силиката», о котором мы говорили. В том плане, что текущие проблемы, я думаю, в ближайшие недели-полторы, будут решены, поскольку подписано уже 3 июня постановление правительства о выделении федеральной субсидии в размере 430 миллионов для этого предприятия. Собственно, часть этих средств, это порядка 110 миллионов, идет на погашение долгов по заработной плате. Больше 200 миллионов идет на погашение долгов перед налоговой, то есть в бюджеты разных уровней. И часть идет по погашению других кредитов. То есть какое-то социальное напряжение, которое, безусловно, на этом предприятии есть, а учитывая, что это предприятие является градообразующим, то текущие проблемы будут сняты. Но без кардинального изменения ситуации на предприятии, без его реструктуризации, без его вписывания в новые экономические условия мы можем быть уверены, что через несколько месяцев эта проблема встанет снова. Поскольку если предприятие не производит той продукции, которая востребована либо министерством обороны, либо другими заказчиками, то понятно, что в этом случае будет. Или иную продукцию, которая может быть востребована рынком, в части гражданских направлений, то понятно, что в этом случае говорить о какой-то счастливой перспективе этого предприятия не приходится. Я буквально вчера общался с представителями собственника, как раз с представителями государственной корпорации. И действительно есть определенная программа действий, которую будет очень сложно, особенно в нынешних условиях, реализовать, поскольку для этого требуются и государственные гарантии федерального уровня, и серьезная модернизация самого предприятия. И все равно сокращение достаточно значительное работников на этом предприятии. Вот в этом случае такое обновленное предприятие имеет перспективы к существованию. В том виде, в каком предприятие находится сейчас, увы, нет. Но опять же, если спрашивать, кто виноват, давайте обратимся к основным заказчикам и основным собственникам этого предприятия.

– Какова задолженность по зарплате вообще в области, сколько людей лишились работы и как вы их трудоустраиваете?

– Если говорить о цифрах на начало июня, то задолженность по заработной плате составляет 274 миллиона рублей, это большая сумма, то тесть это одна из наиболее крупных сумм в Приволжском федеральном округе. Из них 180 миллионов – это долги, которые приходятся на Вятско-Полянский машиностроительный завод «Молот». Как я сказал, 110 миллионов из этих 180 будут погашены в рамках субсидии в ближайшее время. Оставшаяся сумма – 5-10 миллионов – распределена среди достаточно большого количества предприятий. У меня нет сомнений, что уровень задолженности мы сократим практически вдвое к 1 июля за счет тех действий, которые мы предпринимаем, и по «Молоту», и по ряду других предприятий. Но подписываться на какую-то долгосрочную перспективу я бы не стал. Что касается количества безработных, то на учете в службе занятости стоит 23,5 тысячи безработных, это составляет чуть меньше 3,9% от экономически активного населения. Эта цифра, если мы сравниваем с началом года, выросла в 2,5 раза. Сейчас есть тенденция к небольшому снижению, потому что в мае было 3,1% на начало июня, там, сейчас 2,9%, но я бы опять не стал обольщаться по поводу того, что ситуация стабилизировалась. Речь идет о таком сезонном характере, как лето, часть людей, которые оказались без работы, сейчас находят себе применение на приусадебных участках, занимаются другими проблемами. Думаю, что к осени мы столкнемся (в данном случае я имею в виду не только Кировскую область, но и в целом Россию) с негативными тенденциями в части роста числа безработных, если не будет каких-то кардинальных изменений происходить в целом в экономике, как в мировой, так и российской. Помимо тех 23,5 тысячи людей, которые стоят официально на учете в службе занятости, еще порядка 37 тысяч – это люди, которые работают в режиме неполного рабочего дня, трех-, а где-то даже двухдневные рабочие недели, что, в общем, тоже является таким скрытым элементом безработицы, естественно. Если говорить о тех мерах, которые предпринимаются, действует областная целевая программа по снижению напряженности на рынке труда, чтобы сделать все-таки определенные предложения как предприятиям, которые хотят сократить людей, так и собственно людям уже сокращенным. Это три основных направления, поскольку эта программа является продолжением федеральной программы, на которую Роструд выделил достаточно серьезные деньги. Там предусмотрены три основных направления. Это общественные работы, когда люди занимаются трудом, да, не очень высокооплачиваемым, да, низкоквалифицированным, но все-таки работают, а не бездельничают, что очень важно. Второе – это переподготовка кадров, то есть когда люди проходят переобучение по тем специальностям, которые в нынешних условиях могут быть боле востребованными, чем их специальности, на которые они обучались ранее. И третье – это программа по так называемой самозанятости, или на самом деле по созданию малых предприятий, главная задача которых – создать условия людям, при которых они будут открывать собственный бизнес, цель которого не столько получение каких-то дополнительных налогов для бюджетов различных уровней, а снятие бремени содержания этих людей с плеч государства. Вот в этих направлениях работа движется. Если говорить о Кировской области, с учетом федеральных и областных денег на реализацию этой программы предусмотрена достаточно серьезная сумма – порядка 670 миллионов рублей. Кроме того, в ряде муниципальных образований муниципалитеты подключают и собственный ресурс, который делает работу этой программы все-таки чуть более эффективной.

– Теперь что касается бюджета области. От чего пришлось отказаться? Может быть, вы его секвестировали, уменьшили расходы, потому что доходы сократились?

– Первое распоряжение, которое я подписал, вступив в должность губернатора Кировской области во второй половине января, – это сокращение штатной численности работников администрации Кировской области. 1 апреля штатная численность была сокращена на 15 процентов. Второе: мы свели на нет любые расходы, связанные с приобретением основных средств, то есть никакого обновления ни оргтехники, ни транспорта, ни мебели в этом году не запланировано. А третье – это, конечно, работа по тем государственным расходам, которые на сегодняшний день либо не являются приоритетными, либо могут повременить какое-то время. Поэтому мы отказались от вхождения в какие-то новые инвестиционные проекты, связанные со строительством. По сути дела сейчас сделан акцент на завершение тех объектов, тех проектов, которые были начаты ранее, то есть, поскольку альтернатива этому – замораживание и консервация проектов, что в конечном итоге может обернуться еще более серьезными расходами уже в будущем. Мы продолжаем осуществлять те расходы, которые связаны с софинансированием из федерального бюджета. Если говорить об абсолютных цифрах вообще, мы уже внесли поправки в бюджет, которое законодательное собрание рассмотрело и приняло в апреле этого года, на 460 миллионов рублей. Подготовлены и внесены уже следующие этапы, вторая операция, выражаясь математическим языком, где расходы сокращаются еще на 600 миллионов рублей. Думаю, что это не последнее. По нашим оценкам, нам для того, чтобы этот год пройти, нужно сократить расходы на сумму порядка 2 миллиардов рублей.

– Спасибо вам большое за интервью и удачи.

– Вам спасибо.

«Вести»

Версия для печати