Глава Тувы:  земляки обеспокоены новостью о том, что на территорию Тувы упали обломки космического корабля «Прогресс»
13 апреля 2009

Михаил Мень:

«Главное, считаю, – развитие инфраструктуры»

Как справляется с кризисом руководство Ивановской области, каковы теперь перспективы ее промышленности, чем живут ивановцы – об этом губернатор Михаил Мень рассказал в интервью «Известиям».

– До этого мы встречались с вами в октябре – когда мегакризиса еще не было. Вы рассказывали о перспективах области, о готовности открыть два крупных завода, о развитии текстильных производств...

– Конечно, за этот период изменилось многое. Мы почувствовали на себе дыхание кризиса. В основном в машиностроении, которое дает нам четверть доходной части бюджета. Большие проблемы, например, на производстве наших знаменитых ивановских автокранов – снизился объем строительства по всей стране, и автокраны не так востребованы, как раньше.

– А в текстильной отрасли полегче?

– Сейчас сложный период – декабрь, январь, февраль, март – эти месяцы традиционно для текстильной промышленности всегда не очень доходны. Кроме того, потребление любой продукции в целом по стране снизилось, и это не могло не отразиться на текстиле. Ведь каждая новая квартира – большой заказ: это и постельное белье, и другой домашний текстиль.

Однако в текстильной отрасли мы с кризисом связываем и определенного рода перспективы и надежды. Поскольку после 1998 года ивановский текстиль поднимался с колен благодаря в том числе и росту курса валют: наши производители сразу стали более успешно конкурировать с Китаем и Турцией.

– Да, тот же Билл Гейтс утверждает, что нынешний кризис – очень благодатное время для инновационных изменений. Вы сейчас чувствуете потенциал для инновационного рывка в области?

– Да взять тот же «Автокран»! Они пошли по правильному пути – начали ускорять производство собственного шасси. Они больше не желают быть зависимыми от производителей комплектующих...

– Это означает, что краны будут дешевле?

– Вряд ли. Скорее, автокран будет стоить так же, но наши производители станут самостоятельными. Кстати, и текстильщикам придется выходить на ряд инновационных решений, мы их три года к этому подталкиваем.

– Так там до сих пор станки многие 70-х годов...

– Частично, конечно, на некоторых предприятиях модернизация оборудования прошла... Но самое неприятное, что именно те, кто закупил современное оборудование, и получили основной удар, так как оно приобреталось на кредиты, в том числе валютные.

– А вообще как с кредитами в области? Берут ли предприятия под такие проценты все равно? Ведь это сейчас самая главная проблема в стране...

– На самом деле главная проблема в переоформлении старых кредитов. Здесь решения я пока не вижу. Залоги, которые были, начинают уже пересматриваться банками. Но здесь региональная власть не может повлиять практически никак. Единственное, на мой взгляд, правильное и важное решение в текстильной отрасли – субсидирование государством процентной ставки. В прошлом году у нас в области прошло заседание президиума Госсовета под председательством президента страны Дмитрия Медведева, было принято важнейшее решение – увеличить субсидирование процентной ставки для текстильных предприятий с одной второй до двух третей. Сегодня это решение уже реализуется, и текстильщики очень благодарны главе государства и правительству страны. К тому же отмечу, что по решению президиума Госсовета на федеральном уровне с января этого года общий объем средств, выделенных на субсидирование процентной ставки, увеличен с 200 до 300 миллионов рублей. Но это все касается новых кредитов, по старым – проблемы остаются.

– Помимо субсидирования процентной ставки, еще какой-нибудь помощи от государства ждете?

– Единственное, на мой взгляд, правильное и важное решение в текстильной отрасли – субсидирование государством процентной ставки: Да, мы выступили с инициативой повышения таможенных пошлин на текстиль, ввозимый из-за рубежа. Конечно, речь идет только о продукции, которая производится у нас (то есть чтобы не перекрыть то, чего мы вообще в стране не производим). Подобную инициативу уже поддержал первый заместитель председателя правительства России Игорь Шувалов на обсуждении в Иванове проекта программы антикризисных мер правительства России на 2009 год. Кроме того, рассчитываем и на госзаказ по текстилю. Это заказы для Минобороны, РЖД и других госкорпораций. Также отмечу, что проводятся переговоры по участию ивановских текстильных предприятий в подготовке к Олимпиаде-2014 в Сочи. В конце марта эту тему мы обсуждали с заместителем председателя правительства страны Дмитрием Козаком, и он дал поручение руководству госкорпорации «Олимпстрой» и оргкомитету «Сочи-2014» проработать возможные формы участия предприятий Ивановской области в изготовлении текстильной продукции к Олимпиаде. Ясно, что Олимпиада потребует большого количества текстильной и швейной продукции, и мы готовы взять на себя этот госзаказ.

– Михаил Александрович, а пошлины не затормозят модернизацию производства? Не получится ли как с автопромом: иномарки подорожали, а тот же ВАЗ качество не улучшает... Насколько выпускаемый в Иванове объем текстильной продукции покрывает спрос России? Наткать на всю Россию сможете?

– Запросто! К примеру, подсчитано, что в год россияне используют 50 миллионов комплектов постельного белья. Это основное изделие домашнего текстиля. На пошив такого количества изделий уходит не более миллиарда квадратных метров ткани. А только в прошедшем, 2008 году ее в Ивановской области выпущено более 1,2 миллиарда квадратных метров. И еще скажу: наш текстиль гораздо лучше, чем наши автомобили. Если сравнить западные машины и отечественные, а текстиль китайский, пакистанский и турецкий с нашим, то наша продукция будет вполне конкурентоспособна. Мы должны поднимать таможенные пошлины, потому что мы находимся не в равных условиях. Многие страны поддерживают легкую промышленность на 10-12% от общего объема промышленного производства, у нас эта цифра составляет всего 1%. И плюс зарплата. У нас же люди не могут работать за тарелку риса, за пять долларов в день... У нас в области средняя заработная плата превышает10 тысяч рублей.

Если сравнить западные машины и отечественные, а текстиль китайский, пакистанский и турецкий с нашим, то наша продукция будет вполне конкурентоспособнаВозвращаясь к автопрому, хочу сказать, что, наверное, наши автомобили не очень способны конкурировать с зарубежными, но ведь федеральная власть пошла на то, чтобы поддержать их через повышение таможенных пошлин. А здесь, в нашей отрасли, сам Бог велел сделать это: мы абсолютно конкурентоспособны.

– Сейчас идет работа над дизайном вашей продукции? Ведь современные краски, рисунок, крой – от этого напрямую зависит конкурентоспособность...

– Идет такая работа. Есть очень серьезные дизайнерские наработки. У нас в регионе находится Ивановская государственная текстильная академия, где успешно работает факультет индустрии моды. Его учащиеся уже в студенческие годы завоевывают мировые награды в сфере дизайна текстильной продукции. Многие у нас в регионе сейчас не только производят постельное белье, но и, например, переходят на детскую одежду. А ведь это абсолютно другая прибавленная стоимость. В Ивановской области также работает огромный Текстильный торговый центр. По сути – текстильная биржа, около 60% товара там отечественного производства. Здесь ясно видно: текстиль жив! Притом интересно, что регулярно в центр организуются челночные туры: едут автобусы из многих городов, люди приобретают в большом количестве текстильную продукцию. Там можно комплект постельного белья за 200-300 рублей купить, носки – за 12 рублей!

– В октябре вы говорили, что у вас практически нет безработицы. А как сейчас?

– Конечно, нас не миновала проблема увольнений. Сокращения есть, особенно на предприятиях машиностроительного комплекса. Мы прекрасно понимаем, что руководители предприятий оптимизируют свои затраты. И, честно скажу, если сравнить с октябрем, то безработных у нас уже значительное количество. Мы работаем над созданием альтернативных рабочих мест. Например, рассматриваем возможность выкупа торговых площадей у новых больших торговых центров, которые не могут сейчас загрузиться арендаторами. Если нам удастся найти средства в своем бюджете и получить поддержку федерального центра, то, может быть, сформируем фонды коммерческой недвижимости для того, чтобы люди могли начать свое дело. Будем сдавать эту недвижимость за символическую плату. Около 250 человек в нашем регионе получат финансовую поддержку на открытие собственного бизнеса в рамках программы Ивановской области по снижению напряженности на рынке труда. Сейчас проводится специальное обучение, по результатам которого каждому человеку будет выдано годовое пособие по безработице в качестве стартового капитала (максимальная сумма составит 60 тысяч рублей), а также оплачены расходы по регистрации собственного дела. Кроме того, в ходе обучения слушателю помогут разработать бизнес-план, который он защитит на итоговом экзамене. Конечно, я понимаю, что на нашей планете, по разным оценкам, около семи процентов людей могут успешно заниматься индивидуальным предпринимательством. И приглашать большое количество людей в частный бизнес – небезопасно. Люди, не имея коммерческой жилки, могут и прогореть, как это было в 90-е годы, но пробовать надо.

– Недавно красноярский губернатор Александр Хлопонин сказал, что запас прочности даже у крупных, сильных регионов остался всего на месяц. Как у вас с бюджетом?

– Мы секвестировали практически все, что планировали направить на развитие, но кроме тех программ, которые существуют в рамках софинансирования с федеральным бюджетом: газификация, дороги и так далее. Серьезно сократили в том числе и расходы на органы госвласти. При этом сохранили выполнение всех взятых на себя социальных обязательств.

– В области есть какая-то программа по выходу из кризиса? Что делать в первую очередь?

– У нас существуют антикризисный штаб и программа, утвержденная региональным правительством. Но главное, считаю, развитие инфраструктуры. С одной стороны, это загружает людей, а с другой – дает дальнейшее развитие. Если бы у регионов была возможность сформировать антикризисные фонды, то, конечно, в первую очередь нужно было бы как можно больше строить дорог и максимальное внимание уделять строительной отрасли, которая является локомотивом всей экономики. Сейчас на федеральном уровне принят ряд очень серьезных, правильнейших решений – в частности, это выкуп у строителей квартир для нужд Минобороны и программа Фонда содействия реформированию ЖКХ, которая дает возможность приобретать у строителей квартиры для расселения людей из аварийного жилого фонда. Мы в этих программах активно участвуем. В итоге решается целый ряд задач: людей переселяем в современное жилье, с другой стороны, даем возможность развиваться строителям. Будет работать стройкомплекс – и у «Автокрана» вновь появятся заказы; квартиры будут покупать – у нас текстиль начнет подниматься. Все взаимосвязано.

– Сейчас многие рассуждают о том, почему произошел этот кризис и почему он оказался таким глубоким. Вы как думаете?

– Природа этого кризиса, на мой взгляд, в том, что экономика, которая обслуживает реальный сектор, разрослась до огромных размеров. В компаниях, которые ничего не производили, а занимались финансами, рекламой, пиаром, дистрибуцией, стало работать больше народу, чем в реальном секторе экономики. Когда пообедать вдвоем в Москве в хорошем ресторане стоит 10 тысяч рублей, а в 300 километрах от столицы средняя зарплата составляет такую сумму – это нездоровая ситуация. Одновременно с этим в обществе появились серьезные морально-нравственные проблемы. Жажда накопительства захлестнула практически все. Богатые люди вели себя вызывающе нескромно. Телевидение пропагандировало гламурные мероприятия и культ денег и насилия. Появились молодые люди с сережками в ушах, которые получали в своих офисах зарплату по 5 тысяч евро и более. Вся эта неживая конструкция не могла долго функционировать. Понятно, что все это родилось в Америке. Я абсолютно лишен какого-то тупого антиамериканизма, но я убежден, что вся эта квазиэкономика впервые появилась там. Этот перекос и перевернул корабль.

– То есть слишком много белых воротничков?

– Конечно! Мое глубокое убеждение, что именно в этом проблема. Отрасли, обслуживающие реальный сектор экономики, не должны его превышать в объеме оборотных средств и количестве занятых людей.

– Сейчас среди губернаторов появилась новая мода – брать в регион команду экономистов из Москвы. Вы не собираетесь это повторить? Да и можно ли провести экономическую революцию, которая один регион заставила бы развиваться иначе, чем другой?

– Можно только в том случае, если на это работают серьезные и объективные факторы. Просто так – это сделать сложно. Хотя примеры есть. Вот Калужская область – сделала серьезный рывок. Но тут на руку во многом сыграла роль логистика, близость к Москве. У нас это сделать сложнее. Хотя с открытием международного пассажирского аэропорта в Иванове ситуация изменилась. За это от жителей региона большая благодарность Юрию Михайловичу Лужкову, который помогал в реализации данного проекта. Возвращаясь к вашему вопросу, скорее отвечу на него отрицательно. В подавляющем большинстве случаев, когда мы видим успехи регионов, в основе этого не только фактор хорошей команды. Здесь основную роль играет фактор исходных ресурсов – природные богатства, месторасположение, развитая инфраструктура и т.д.

Теперь о команде из центра. Когда я пришел в Ивановскую губернию и не знал местный кадровый потенциал, я, конечно, с собой привез команду управленцев. Но постепенно жизнь сама расставила все по своим местам. В региональном органе власти нельзя работать факультативно. Схема «Семья – в Москве, и чиновник каждые выходные уезжает в столицу» – не эффективна. Хотя есть руководители, которые полностью адаптировались и переехали с семьей в Иваново, их считают уже местными. Я же работаю в регионе очень много. У меня один выходной – воскресенье, и то я обязательно еду на какое-нибудь спортивное или культурное мероприятие. Я – как человек лужковской школы – привык так работать. В общем, со временем я почти полностью перешел на использование ивановского кадрового потенциала. Причем в основном привлек молодежь.

– Получается, так эффективнее?

– Все-таки экономика любого региона весьма специфична, и руководитель уровня заместителя губернатора должен знать конъюнктуру, знать людей. Здесь абсолютно недостаточно простого понимания макроэкономических процессов. И еще аргумент, который может показаться странным: нужно любить регион, в котором ты работаешь. Я полюбил.

«Известия»

Версия для печати
Главное