Эксперт:  с таким подходом Миронову надо быть не губернатором, а мэром Ярославля
6 августа 2008

Виктор Кокшаров:

«Во власть приходят люди не успокоившиеся»

Чуть больше года прошло с момента назначения Виктора Кокшарова председателем правительства Свердловской области.

Накануне своего ухода в отпуск глава кабинета министров встретился с корреспондентом «Нового Региона» и подвел некоторые итоги. А заодно рассказал, когда в правительство придут «неспокойные» люди, отчего его предшественнику Алексею Воробьеву было тяжело, почему не проводится конкурс по «Титановой долине», а РУСАЛ сворачивает свою «социалку» и о многом другом, не менее интересном.

«Н.Р.»: Виктор Анатольевич, год прошел с момента Вашего назначения главой правительства. Стали ли Вы себя ощущать по-другому?

Виктор Кокшаров: Больше года прошло. Это напряженное время как один день пролетело. Что касается ощущений: повысился круг ответственности, полномочий стало больше. Если раньше я отвечал за конкретный, достаточно небольшой участок, то сейчас – за все, что касается оперативно-хозяйственной деятельности правительства.

«Н.Р.»: Редко, наверное, стали видеться с семьей, что домашние думают по этому поводу?

Виктор Кокшаров: Домашние «плачут», конечно (улыбается). Меньше времени стали проводить вместе. Выезжаю из дома рано, в полвосьмого, в восемь утра уже на работе, обратно приезжаю после восьми вечера.

«Н.Р.»: Изменилось в Свердловской области что-то за прошедший год, разница есть между тем, каким регион принимали, и какой он сейчас?

Виктор Кокшаров: Кардинально ситуация не изменилась. Да и не может (без особых для этого причин) что-либо резко измениться. Иное дело, есть позитивное движение вперед. Года три назад, когда я ездил по муниципалитетам, больше говорили о проблемах. Людям не выплачивали зарплату, и приходилось «латать дыры». Теперь появились возможности для развития, строительства жилья, ремонта социальных объектов, установки прогрессивного оборудования. Настрой в обществе стал другим, и это добавляет оптимизма.

Конечно, моему предшественнику (Алексею Воробьеву – прим. НР) было чрезвычайно тяжело. На его долю выпали самые тяжелые годы реформирования и перестройки, страна буквально выживала. Действительно, приходилось думать, куда пристраивать каждую «несчастную» копейку. И сейчас, конечно, проблем хватает. Многие остались от прошлого, когда хронически недофинансировались.

«Н.Р.»: Обновление кабинета министров – это целенаправленная политика? Стоит ли ждать перемен в правительстве или прежние назначения были случайностью, стечением обстоятельств?

Виктор Кокшаров: Это – целенаправленная политика губернатора по обновлению структуры правительства и администрации. Идет закономерный процесс обновления аппарата. Как известно, сегодня проблему кадров поднял и президент Дмитрий Анатольевич Медведев, заявивший о необходимости формирования профессионального резерва. Процесс обновления непрерывен. Во власть, сменяя друг друга, приходят люди с новыми идеями, не успокоившиеся на достигнутом, есть даже штамп такой словесный – «с блеском в глазах».

Не исключаю очередных обновлений и в областном правительстве. Впрочем, спешу успокоить: каких-то массовых кадровых ротаций не предвидится.

«Н.Р.»: Как обстоят взаимоотношения власти с крупными ФПГ – некоторые стали отказываться от «социалки». Возьмем, к примеру, РУСАЛ: не теряет ли он интереса к Свердловской области?

Виктор Кокшаров: По поводу РУСАЛа и иных ФПГ. Они становятся все более значительными игроками на мировом рынке. Проявляют интерес к приобретению зарубежных активов, что, конечно, отвлекает от уральских предприятий. У них разная внутренняя политика: связана с оптимизаций расходов, выводом сотрудников на аутсорсинг, избавлением от социальных расходов. Нас эта ситуация, естественно, тревожит. На Урале складывалось десятилетиями, что крупные предприятия строили вокруг себя социальную инфраструктуру, которую сами же и содержали. И вот теперь, когда владельцы-акционеры начинают «сбрасывать» такие объекты, отказываться от своей прежней, социально ориентированной политики, это волнует людей и власть.

Скажу прямо, бывает очень непросто вести диалог с руководством компаний, прописанных в Москве, а то и за рубежом. Возникают проблемы с налогами, так как центральные офисы фирм стоят на учете в столичной налоговой инспекции или Санкт-Петербурге, а мы не можем получать даже оперативной информации об их показателях. И второе, иные холдинги выстраивают свою структуру так, что в регионе не имеют юридического лица, одни филиалы. В результате, филиалы не имеют права самостоятельно не то, что принять важное решение, но и авторучку купить, пачку писчей бумаги. Естественно, при необходимости мы бьем тревогу, стараемся действовать убеждением, стремимся вести равноправный диалог с бизнесменами. Получается не всегда.

Думаю, несмотря ни на что, понятие «градообразующее» предприятие останется. Пока же вся жизнь в наших муниципальных образованиях сосредоточена вокруг крупных производств. Скажем, в Нижнем Тагиле тон задают два предприятия: Уралвагонзавод и металлургический комбинат. Утяжеленная система экономики, которая нам досталась от прошлого, еще не скоро сойдет с «арены». Потому отстраиваем диалог с бизнесом.

«Н.Р.»: Сейчас очень много говорится о госкорпорации «Развитие Урала». Однако непонятны источники ее финансирования. Сначала заявили, что профинансируют из дополнительных доходов бюджета, озвучили и сумму – 20 млрд. рублей. Позже сказали, что эти допдоходы пойдут на «социалку». Все-таки за счет чего планируется создать корпорацию, и так ли она нужна нам?

Виктор Кокшаров: О дополнительных доходах говорить еще рано. Если таковые появятся, сосчитать мы их сможем лишь в октябре, по итогам девятимесячного исполнения бюджета. Тогда и станет ясно – либо направить свободные средства на корпорацию, либо в плановом порядке предусматривать на нее какую-то сумму в бюджете. По сумме, кстати, тоже надо еще определяться и решать. Будем также рассматривать другие варианты, учитывая при этом опыт других регионов. Самарская область, к примеру, создала такую корпорацию. Уставный капитал ее около 3 млрд. рублей. Два миллиарда – собственность самарского бюджета, остальное – деньги «Внешэкономбанка». Сегодня этот банк готов пойти на совместное создание такой структуры и на Урале. Будем определяться, самое главное – проработать нормативную базу. Чтобы депутатам и населению было понятно, зачем она создается, как будет управляться, нужно подготовить финансово-экономическое обоснование. Те средства, которые будут вкладываться в корпорацию, должны быстро оборачиваться. Если мы станем финансировать бизнес промышленников, заходящих в регион, нужно тщательно рассчитать период окупаемости вложения. Можно разрабатывать бизнес-планы и затем продавать их инвесторам. В общем, искать способы зарабатывания денег для пополнения областного бюджета.

«Н.Р.»: Виктор Анатольевич, есть у нас большие проекты – «Титановая долина», БЕГУ. Какова ситуация с ними? Все понимают, проекты нужные, хорошие, но вот что-то им мешает реализоваться. С чем это связано?

Виктор Кокшаров: Свердловчане практически уже всех убедили в том, что надо развивать титановую отрасль. У России в этом плане есть стратегические преимущества, и связаны они с ВСМПО-Ависма. Россия сегодня имеет 27 % мирового титанового рынка, а может иметь 35 %. Нужно создать стимулы для прихода сюда компаний мирового уровня, которые бы конечную обработку титана производили здесь, на Урале. Чтобы мы поставляли партнерам не только полуфабрикаты, из которых до 95 % ценнейшего сырья уходит в стружку. Только так мы сможем закрепиться на титановом рынке, конкурировать с Китаем, проповедующим агрессивную сырьевую политику. Понимание есть, встречались по этому поводу с прежним федеральным министром экономики Германом Грефом и с нынешним – Эльвирой Набиуллиной. Поддержало идею руководство страны – вице-премьер Сергей Иванов, другие высокие руководители.

В свое время проводился конкурс. Тогда решили ограничить количество свободных экономических зон и второй конкурс не объявляют. Говорят, нам бы с первыми зонами разобраться. Понятно, объявлять новый конкурс под одну совершенно реальную, проработанную зону не могут, а других такой же степени проработок нет. Но мы не отступаем, будем и дальше идти к намеченной цели.

Подали заявку и на создание Большого Евразийского государственного университета. Она рассматривается, конкурс состоится в начале 2009 года. Сейчас готовим задание, прорабатываем концепцию вуза нового типа. К ее разработке намерены пригласить экспертов мирового уровня – московских, зарубежных. Такая команда, вчерне, уже сформирована. Я считаю, у нас очень хорошие шансы того, чтобы один из федеральных университетов разместился именно здесь.

«Н.Р.»: А что это, отказ от первоначальной идеи по созданию БЕГУ на Шарташе, или переходный процесс, который позволит реализовать прежние планы?

Виктор Кокшаров: Я полагаю, это все-таки переходный этап – одна и другая концепции встраиваются друг в друга. Тем более, на Шарташе мы уже выделили земельный участок в полторы тысячи гектаров, а у существующих вузов возможностей для строительства новых помещений и зданий нет. Одно другому не мешает. Федеральный университет будет создан как ядро, а уже на его основе мы сможем затем развить БЕГУ, который задумывался в качестве прорывного вуза с самыми нужными специальностями – физикой, математикой, гуманитарными дисциплинами.

«Н.Р.»: Сейчас одной из главных федеральных повесток является тема стоимости авиакеросина. У нас есть основной поставщик топлива в Кольцово – Уральская нефтяная компания. Предприятие в областной собственности, в Совете директоров есть представители государственной власти. Скажите, можно в этой ситуации влиять на стоимость керосина в Кольцово, есть какие-то рычаги воздействия?

Виктор Кокшаров: Ситуацию с ценами на авиатопливо должна все-таки контролировать ФАС. В одном отдельно взятом аэропорту рост цен недопустим. У нас как-то была ситуация, когда мы по ценам на топливо были в России на втором месте после Читы. И тут все надо делать по закону, пусть ФАС этим занимается. Хотя я уверен: должна быть конкуренция. Почему бы, скажем, не построить в Кольцово второй топливно-заправочный комплекс, принадлежащий другой компании? Мы намерены решать этот вопрос уже в следующем году.

«Н.Р.»: Этот год отмечен на Урале определенной социальной напряженностью – забастовка на СУБРе, голодовка в Лобве, конфликтная ситуация с наемными рабочими на БАЭС. Это происходит, потому что год выдался високосный, или, в самом деле, назрел комплекс неких социальных проблем, которые надо срочно решать?

Виктор Кокшаров: Ситуация в Лобве с прошлого года тянется. Есть нерешенные проблемы у Екатеринбургского мясокомбината, Ирбитского химико-фармацевтического и Богдановичского фарфорового заводов. Все они принадлежат или принадлежали одному человеку (бизнесмену Павлу Федулееву – прим. НР), а заниматься их развитием он не хочет, фактически привел к банкротству. Это также наследие 90-х годов, с которым мы должны справляться. Ищем пути, новых собственников, естественно, действуем исключительно в рамках законов.

Потому думаю, что особой социальной напряженности на этих предприятиях нет, за исключением СУБРа, где, как я считаю, был просчет руководства холдинга: не объяснили рабочим своей социальной политики, допустили просчеты в исполнении коллективного договора. Сейчас ситуация выправляется.

«Н.Р.»: Виктор Анатольевич, история со строительством взлетно-посадочной полосы в Гарях и автозаправкой, которые так и не построили, совсем не понятна. Что там случилось, куда делись деньги?

Виктор Кокшаров: Разбирался, смотрел. Внутренние проверки и сейчас продолжаются. По заправке дано поручение, чтобы нашли коммерческого инвестора. Мне вообще не понятно, почему деньги областного бюджета тратились на заправку, ведь это исключительно коммерческий объект. Ее же надо содержать, завозить бензин... Есть желающие взять заправку, вернув средства, затраченные на ее строительство. Пройдет конкурс, бюджетные деньги будут возвращены.

По взлетно-посадочной полосе еще разбираемся. А вообще доведем ее до ума: полоса в Гарях, конечно, нужна. В недалеком будущем у нас будет создана региональная авиационная компания, которая возьмет под свое управление всю аэропортовую сеть. Коммерческую часть (авиационные перевозки и самолетный парк) будет обеспечивать частная структура. Мы создадим ГУП, которое возьмет в собственность все аэропорты.

«Н.Р.»: Можно немного подробней об этом проекте, Вы имеете в виду Уктус?

Виктор Кокшаров: Да, речь идет о «Втором Свердловском авиаотряде», об аэропорте Уктус. На его основе появится новая авиакомпания. В этом вопросе нас активно поддерживает Минтранс РФ, вполне реально получить федеральное софинансирование на эти цели. Важно то, что есть конкретное понимание по частному вкладчику, который станет развивать авиационную составляющую данного проекта. Это – Козицын Андрей Анатольевич, который выразил готовность им заняться. Что касается сроков, то до конца текущего года мы должны завершить подготовительный этап, а в 2009-м приступить к работе.

«Н.Р.»: Вы с 31 июля в отпуске, как намерены отдыхать?

Виктор Кокшаров: Отключусь от всего на две недели: отдохну, погуляю, поезжу, покупаюсь.

«Н.Р.»: За что в первую очередь возьметесь после отпуска?

Виктор Кокшаров: Возьмусь за трехлетний бюджет. Мы сейчас находимся в процессе определения контрольных параметров, скоро начнутся консультации. Надо все тщательно просчитать. Кроме того, в следующем году нам обязательно необходимо провести «монетизацию» проезда на общественном транспорте, жилищно-коммунальных услуг. А еще – переходить по бюджетникам на отраслевую систему оплаты труда, выполнять целевые программы. «Монетизация», надеюсь, пройдет нормально. Не исключено, конечно, что поначалу можем столкнуться с разного рода проблемами. Но мера эта – объективно нужная. Да и людям выгодней получать деньги на руки – пусть сами решают, что с ними делать. Сейчас же эти средства приходится отдавать транспортникам, вне зависимости от того, возят они льготников или не возят.

«Новый Регион – Екатеринбург»

Версия для печати
Главное