Эксперт:  с таким подходом Миронову надо быть не губернатором, а мэром Ярославля
10 апреля 2014

Сергей Старовойтов:

наш рейтинг – это результат замеров «сейсмической» активности

Первый российский рейтинг межэтнической напряженности составлен специалистами Центра изучения национальных конфликтов (ЦИНК) совместно с экспертами «Клуба Регионов». Руководитель проекта, Сергей Старовойтов, уверен, что новый рейтинг не затеряется в общей массе, поскольку предмет исследования не только резонансный, но и требующий постоянного внимательного отношения.

«Клуб Регионов»: Сергей Игоревич, не знаю, как Вы, я же предвижу реакцию коллег, увидевших еще один рейтинг: еще один, очередной рейтинг чего-то там! Модное нынче увлечение составлять рейтинги, согласитесь. Возможно, поэтому уже нет того доверия и интереса, какой был поначалу. И все же возглавляемый Вами Центр изучения национальных конфликтов (ЦИНК) решился на составление своего рейтинга.

Сергей Старовойтов: Добавлю - совместно с «Клубом Регионов». Поскольку экспертная сеть «Клуба Регионов» не только одна из самых масштабных, это качественный пул федеральных и региональных экспертов, что для нас было особенно актуально.

Возвращаясь к вопросу, скажу, что проблема «тотального засилья рейтингов», скорее, психологически-субъективная. Как проблему рейтинг воспринимают в первую очередь те, кто недоволен своим местом в нем - это очевидно, конечно. Но все становится на свои места, если смотреть на рейтинги как на научное исследование, аналитический инструмент, который может быть очень полезен в работе. И вот там уже внутри, перед тем как определить степень полезности этого инструмента, стоит оценить и качество рейтинга - методологию, репрезентативность, глубину выводов исследования. А затем или выбросить его в корзину, или поблагодарить авторов рейтинга и принять его как минимум в качестве «информации для размышления». Все дело в отношении.

Что касается нашего рейтинга - «Гроздья гнева» сделаны максимально прозрачно - у нас понятная, подробно расписанная методология и открытый список экспертов.

Кроме того, мы изначально не ставили задачу кого-то критиковать. Наш рейтинг вообще не про губернаторов, хоть и имеет привязку к регионам. Наша исследовательская группа сознательно отказалась от прямого ранжирования регионов. Мы лишь выделили некие «сейсмоопасные» зоны, если можно так сказать. Наш рейтинг - это результат замеров «сейсмической» активности в межэтнической сфере. Нам было интересно проанализировать ситуацию и сделать прогноз – где с высокой вероятностью возможны межэтнические конфликты, а где - нет.

Кроме анализа статистической информации из открытых источников, мы провели опрос экспертов, причем не только федеральных, но и региональных. Замечу, что, составляя экспертный пул, делали выбор в пользу тех, кто специализируется именно на межэтнических отношениях.

«КР»: Нельзя сказать, что общество и государство не испытывают тревоги по поводу возникающей напряженности и не предпринимают мер. Бывают моменты, когда тема просто не уходит со страниц информационных лент. Вы же настаиваете на том, что тема требует еще большего внимания. Можно ведь получить и обратный эффект – хотели как лучше, а получилось наоборот.

Старовойтов: Все, что сейчас мы наблюдаем, это действия по принципу «стимул - реакция». Случился Пугачев - начинаем выяснять, что же произошло. Случилось Бирюлево – снова начали эту тему активно обсуждать. Время прошло – успокоились и, пока снова не взорвется в другом месте, стараемся обходить эту тему стороной, чтобы не «разжигать», чтобы не получить того самого обратного эффекта, о котором Вы говорите. Именно поэтому, я считаю, многие из опрошенных экспертов были даже излишне сдержанны, старались отнести явные межэтнические конфликты к бытовым. Почему так происходит? До сих пор нет маркеров, предупреждающих о возрастающем уровне (межнационального напряжения). Кто сейчас может сказать, как мы сможем своевременно зафиксировать признаки, свидетельствующие о возрастающем уровне конфликтности? Отсюда и недооценка ситуации. Нет четких индикаторов, которые позволяли бы квалифицировать ситуацию как острую или, наоборот, спокойную. Хотя подобная работа сейчас и ведется, президентом приняты соответствующие решения.

Сегодня, подчеркну это, происходит осознание того, что эти маркеры нужны. Есть запрос. Общество и государство должны разработать систему предупреждения. Не замалчивать эту тему, а, наоборот, спокойно вдумчиво проанализировать и выработать критерии оценки. Наш Центр предложил свое видение – надеемся, наше исследование сможет стать элементом системы раннего предупреждения о межэтнических конфликтах. Результат представлен общественности пока в виде рейтинга, но параллельно мы готовим доклады по территориальной специфике.

«КР»: Согласно данным мониторинга открытых источников, который приведен на вашем сайте, с сентября по март в России произошло 570 этнически мотивированных конфликтных действий. От размещения ксенофобных записей и картинок в соцсетях до массовых столкновений со смертельными исходами. Много это или мало?

Старовойтов: Ответить на этот вопрос однозначно невозможно. Весь вопрос в том, какую отметку считать нормой? И уместно ли здесь вообще говорить о норме? Ведь любой конфликт - это насилие в отношении конкретных людей. Это всегда боль и страдания. Мы же пока только зафиксировали первые данные. Проводя исследование, собрали воедино множество субъективных оценок и объективных данных, чтобы получить картину, максимально приближенную к реальности. Какие-то выводы и прогнозы были очевидны уже на первом этапе работы, когда мы только приступили к сбору информации. А какие-то выводы оказались не столь очевидны, но этим еще более интересны.

Но в любом исследовании интересна длительность наблюдений, именно она дает основания для определения динамики. Пока мы для себя выбрали полугодовой шаг. Посмотрим, может быть, изменим частотность замеров и будем делать ежеквартально. Процессы, которые мы исследуем, они не быстрые, они «долгозреющие», скажем так. Чтобы это понять и оценить, чтобы была видна волатильность и можно было выстраивать тренды, нужно время. Вот тогда и можно будет сказать, как оценивать это количество конфликтов.

«КР»: Поскольку Вы подчеркиваете общественную значимость исследования, то не могу не спросить: на какой отклик рассчитываете? Наверняка, будут призывы не раскачивать ситуацию и т.п., Вы готовы к дискуссии?

Старовойтов: Не надо бояться этой темы и прикрываться душеспасительными разговорами, повторять мантры вроде той, что преступность не имеет национальности… Это может сыграть с нашим обществом злую шутку. Неадекватная оценка ситуации, на мой взгляд, гораздо страшнее и опаснее в последствиях. Боясь «проговаривать» проблему, мы ее только загоняем глубже, и от этого взрыв будет еще сильнее.

Мы не ждем восторженного гула одобрения, а скорее наоборот. Повторюсь, тема болезненна и будет критикуема и со стороны руководителей регионов, и со стороны части общества, нас будут, наверное, в чем-то обвинять. Мы понимаем деликатность темы, но надеемся, что сможем вызвать не только общественный интерес читателей, но и обратить внимание на то, что проблема требует немедленного реагирования. И конечно, рассчитываем на отклик профессионального сообщества. Повторю еще раз: осознавая важность и актуальность проблемы, мы представили общественности свое видение ситуации, и теперь мы открыты для дискуссии.

Версия для печати
Главное