полпред президента:  отставка Карнилина с поста мэра Нижнего Новгорода связана с его зарубежными активами
9 марта 2017

Аббас Галлямов:

Готов ли сейчас Кремль убить Единую Россию?

Фото: mkset.ru

Претензии «Единой России» на молодых врио губернаторов звучат всё громче. Накануне о том, как важно для партии, чтобы все они приняли участие в праймериз, вновь заявил секретарь ее генсовета Сергей Неверов. О том, кому – партии власти или главам нового путинского призыва – такая поддержка важнее, а также во что превращается «Единая Россия», «Клуб Регионов» побеседовал с политологом Аббасом Галлямовым.

– Аббас Радикович, с заменой в 2016 и 2017гг. в ряде регионов старых губернаторов на врио новой формации связывались надежды и на изменение технологической картины выборов, в частности, большей независимости врио от «Единой России». Теперь же складывается впечатление, что ни один из новых путинских ставленников не избежит участия в праймериз власти. В чём принципиальная необходимость сохранения такой модели?

– Конечно, сами губернаторы легко могут обойтись без «Единой России». Плебисцитарный тип лидерства, когда лидер опирается непосредственно на народ, а не на правящую бюрократию, в принципе популярен среди избирателей. Но надо понимать, что если действовать таким образом, то власть просто убьет «Единую Россию». Партия живет выборами, и если в выборах она не участвует, если выборы проходят без нее, то она умирает.

Соответственно, вопрос в том, готов ли Кремль сейчас убить «Единую Россию»? Если сейчас и губернаторы пойдут не от партии, и Путин пойдет не от партии [на выборы президента в 2018г.] – готов ли Кремль это сделать?

– Готов?

– Я думаю, что всё-таки вряд ли на это рискнут пойти, потому что как минимум половина законодательных собраний в регионах и половина Госдумы у нас формируется по партийным спискам. И если уж убивать партии, то тогда надо менять законодательство о выборах и избирать всех только по одномандатным округам. Но это неправильно с точки зрения стратегии развития, потому что во всём мире не любят политические партии, но никто еще не придумал более качественного инструмента участия масс в политике.

– Но, учитывая роль, которую формально и неформально играет партия власти, есть ли для нее принципиальное значение в том, чтобы пропускать главного кандидата через свои праймериз, или просто оказывать ему поддержку, в том же сборе подписей?

– Конечно, есть. Партия только для выборов и существует, она только для этого и нужна. Если ее превращают в технический орган, который только собирает подписи, то она очень быстро умрет. То есть в ней отпадет всякий смысл, на нее просто перестанут обращать внимание, и каждый будет делать то, что считает нужным.

Конечно, партии принципиально важно, чтобы она выдвигала кандидата в губернаторы, вела его кампанию, чтобы губернатор через раз на нее ссылался. И тут, конечно, есть противоречие между тем, что нравится губернаторам, и тем, что нужно политической системе в целом.

– Но если все понимают, что кандидаты президента победят в любом случае, вот это обстоятельство само по себе разве не превращает «Единую Россию» в технический орган?

– Конечно, безальтернативность убивает интерес к выборам и убивает в целом институт выборов. Но это не проблема только одной партии, это проблема всей политической системы в целом. Поэтому, да, нужны конкуренция, демократия, масса правильных вещей нужна.

– Но партия власти при этом свое значение сохраняет или всё равно теряет его?

– Как любой элемент политической системы, когда политическая система дискредитирована в целом, партия тоже теряет свое значение. Поэтому, объективно говоря, «Единая Россия» тоже должна быть заинтересована в том, чтобы конкуренция развивалась, в долгосрочной перспективе.

– Но говорить о том, что сейчас для развития конкуренции «Единая Россия» в каком-нибудь регионе поведет себя неожиданно и отдаст победу на праймериз другому кандидату, мы, полагаю, не можем?

– Нет, это просто нереально. Надо всё-таки понимать, что «Единая Россия» – это такая псевдопартия, оформленное в политическую партию сборище бюрократов. А в них административный инстинкт всегда победит инстинкт политический. И раз начальство сказало, например, «Решетников» [врио губернатора Пермского края], то они и будут дружно действовать, продвигая Решетникова, независимо от того, что они сами про него думают, что думают про него избиратели, и так далее.

– В начале нашей беседы вы поставили в один ряд использование ЕР на губернаторских и президентских выборах. Если обязательность связки врио губернаторов и партии власти подтвердится, будет ли это означать, что и Владимир Путин в следующем году не откажется от поддержки партии власти уже во время президентских выборов, несмотря на собственный рейтинг и так далее?

– Пока да. Это, конечно, вольная интерпретация, но, в принципе, можно так сказать. Потому что для Путина тоже не будет такого варианта, что он избрался, а дальше хоть трава не расти. Ему же дальше работать надо будет. И тут следующие парламентские выборы чрезвычайно важны, которые пройдут в преддверии проекта «Преемник», ну и так далее. «Единая Россия» для президента – это такой политический приводной ремень, не главная часть механизма, но очень важная, и без нее вся политическая система не поедет. Поэтому Путин рвать этот ремень не будет.

– Получается, что в будущем можно рассчитывать на некоторое оживление «Единой России»?

– Да нет, она как сейчас есть, такой и будет. Никакого ее оживления я не прогнозирую. Но и того, что ее убьют, я тоже не вижу. Но то, что ее не убьют, не значит, что она оживится.

С Аббасом Галлямовым беседовала Инна Бурчик

Версия для печати