Экс-мэр Новгорода:  сегодня доходы не покрывают муниципальный долг, по сути, город – банкрот
6 июня 2012

Никита Михалков:

«Москва должна слышать, что происходит в регионах!»

В своем интервью режиссер Никита Михалков говорит о надеждах на возрождение регионального кинематографа. Призывает Москву услышать российскую провинцию. Считает, что создаваемое общественное телевидение должно отражать жизнь всей России, а не только столицы Рублевки.

Вопрос: Многие оценивают сегодня состояние российского кинематографа как критическое, говорят о практическом отсутствии наших фильмов или об их низком качестве. Как вы оцениваете состояние современного российского кинематографа?

Никита Михалков: Я всегда говорю от себя. Любой говорящий от имени партии, руководства, гильдии обречен говорить от имени структуры, в которой они находятся. Я начинаю снимать картину по мотивам бунинского рассказа «Солнечный удар» и его страшной книги «Окаянные дни». Мы объединили эти произведения в одну историю, которую я, Бог даст, начну снимать. Для меня принципиально важным является говорить о том, что меня лично волнует. Ситуация в нашем кинематографе, я считаю, трагическая. Трагическая она потому, что вектор его развития, который обозначен – артхаус, который артхаусом и не является. Это, как правило, очень слабые картины, отличительная черта которых - это унизительное ощущение себя русским человеком и вообще человеком, живущем в России.

Для меня это вещь сегодня, которая является самой болезненной, – мы перестали смотреть свое кино. Самая популярная картина – это «Гитлер капут»… Ну невозможно существовать в стране Пушкина, Достоевского и Толстого и считать, что самый хороший фильм - это «Гитлер капут» или «Яйца судьбы». Это немыслимо! Можно по этому поводу иронизировать, но в результате-то мы понимаем, что нам остается богатое, хорошее, но совершенно не имеющее к нам отношения американское кино. Мы можем его смотреть, оно может нас развлекать, но мы не можем пустить его в себя, и оно не может пустить нас в себя, чтобы на это отозвалась наша душа. Я думаю, если ситуация не изменится и не изменится вектор развития нашего кинематографа, то мы потеряем наш кинематограф.

Вопрос: Кино из провинции, возможно ли сегодня возрождение регионального кинематографа и кто может в этом помочь? Губернаторы или федеральный центр?

Никита Михалков: Знаете, провинция – это самое чистое, что есть сегодня в России. Ведь не всегда то, что отдалено от центра, хуже центра! Центр – это тусовки, машины, «Газпром». Но именно провинция делает Россию Россией! Москва – это столица Рублевки, а Петербург – это столица Петербурга! И все у нас начнет меняться, когда в столицах будет слышно дыхание страны. Я много езжу по стране и миру и могу сравнивать. Если в гостинице «Шератон» тебе подают завтрак, а ты с похмелья, то не сразу и поймешь, где находишься - в Лондоне или Гонконге – все одинаковое. Вот таким же является и интеллектуальный Макдоналдс, покрывающий мир. Вот и мы для чего-то в него стремимся и хотим быть похожими. На кого? Хотим быть понЯтными, а я хочу быть пОнятым! И я не хочу опускаться до этого интеллектуального Макдоналдса, я хочу, чтобы он поднялся до уровня российской провинции! И вот когда вы говорите о региональном кинематографе, конечно, была Свердловская киностудия, Хабаровская, Ялтинская. Знаете, я думаю, что возрождение регионального кинематографа - это дело времени. Вот я надеюсь: со следующего года в Омской области будет постоянно действующий фестиваль молодой режиссуры. В Омске, между Московской областью и Каннами! И, может быть, в Омске появится своя киностудия! Может, это мечты; может, маниловщина, но фестиваль организовать можно и нужно! И я буду встречаться с омским губернатором и омским митрополитом и споспешествовать, чтобы Омск получил такой кинофестиваль.

Вопрос: Многие деятели искусства сегодня идут в политику, каково ваше мнение об этом?

Никита Михалков: Я не занимаюсь политической деятельностью, хотя, наверно, запросто бы смог стать депутатом или сенатором. Я не хочу этого по одной простой причине: сейчас я могу сказать все, что думаю, любому человеку. Став политиком, я буду обязан отстаивать интересы политической силы, к которой я примкнул. То, что художники идут в политику… Кто-то это делает из корысти, кому-то это нравится - ходить с депутатским значком. Понимаете, какая штука: нужно выбирать - или туда, или сюда! И я не осуждаю тех деятелей культуры, которые идут в политику, но это вызывает в лучшем случае улыбку. Моя политика - это мои картины. Я не снял ни одной картины для денег, что бы про меня не писали. Я любой своей картиной стремился сказать то, что меня в эту минуту волновало. Я даже прервал съемки «Утомленных солнцем – 2», чтобы снять фильм «Двенадцать», потому что проблема, поднятая в картине, меня в эту минуту волновала. А не вещать о ней с трибун.

Вопрос: Ваш сайт «Бесогон-TV», для чего он был создан?

Никита Михалков: Понимаете, появилось огромное количество сайтов под моим именем. Про меня, конечно, можно писать что угодно. Что у меня три гостиницы в Карловых Варах. Что Михалков – барин в бриллиантовой короне, собирает один процент со всех компакт-дисков и тому подобное… Знаете, нестрашно быть ненавидимым не за что, страшно, когда есть за что ненавидеть. Если меня грызут – значит, вкусно; было бы невкусно - не грызли бы. Вот мне и захотелось сказать: ребята, вы можете говорить обо мне что угодно, но от моего-то имени не несите «пургу» такую. Вот я решил сделать «Бесогон-TV».

Вопрос: Ваше мнение о создании в России общественного телевидения?

Никита Михалков: Я не знаю, что это такое. Если это будет телевидение «Эхо Москвы», то, значит, «Эхо Москвы» еще и получит картинку на всю страну. Хорошо это или плохо, пусть каждый решает сам. Но это будет определенное телевидение. Если это будет телевидение пот патронажем вице-премьера Суркова – это будет другое телевидение. Вот я давно это говорю: невозможно превращать телеканалы в питерскую или московскую стенгазету. Я хочу, включив федеральный телеканал в три часа ночи, услышать новости из Владивостока! Это обратная связь центра со страной, которая сегодня, к сожалению, очень слаба. И поэтому регионам приходится думать о себе самим. Москва должна слышать, что происходит в регионах. А если это будет развлекуха очередная, когда Алла Пугачева в пасхальное воскресенье верхом на Боре Моисееве… Ну нельзя этого делать. Ну нельзя делать предметом публичного обсуждения на ТВ, занималась ли Пугачева сексом с Максимом Галкиным. То ли начала заниматься, то ли уже закончила. Нельзя.

Вопрос: Ваше отношение к современным театральным экспериментам?

Никита Михалков: Когда сейчас в каком-то захолустном немецком городке идет фестиваль русского театра и в его рамках показывают «Три сестры» Чехова, а в спектакле Тузенбах – гомосексуалист, а сестры – лесбиянки… Мне хочется им сказать (прости, Господи): суки, вы сыграйте, как это написано у Чехова! Вы самовыражаетесь – прекрасно, но самовыражайтесь на том, что вы сами создали! Вот понимаете, когда арт-группа «Война» рисует член на разводном мосту с точки зрения стеба – это классно! Но когда Министерство культуры России дает им премию за инновацию, вот за этот член, то мне хочется Министерство культуры переименовать в другую организацию. Вот нагадить перед дверью и позвонить – это инсталляция, а вот позвонить и сесть гадить – это перформанс.

Версия для печати