Политтехнолог Алёна Август:  есть экологи, а есть псевдоэкологи, есть общественники, а есть хайпожоры
21 июля 2020

Инна Куртюкова:

избирателю безразлично, как голосовать, – на пеньке или на участке

Фото: facebook.com

Госдума приняла законопроект, разрешающий проводить выборы всех уровней в течение трех дней и за пределами стационарного избирательного участка. Также новый документ позволит партиям отзывать назначенных ими членов избирательных комиссий. «Клуб Регионов» поговорил с координатором проекта «Гражданин наблюдатель», как новые правила голосования скажутся на его легитимности и нужны ли эти изменения избирателям.

– Сейчас много споров о том, как новые нормы проведения голосования согласуются с провозглашенным ранее КОЛ-принципом (конкурентность, открытость, легитимность). Что вы думаете по этому поводу?

– Легитимность – это в некоторой степени не юридическое понятие, но если говорить об интересах избирателей, то все предлагаемые нововведения на самом деле не нужны избирателю. Ему безразлично, как голосовать, – на пеньке или на избирательном участке. Но в принципиальном понимании сохранения голоса и чистоты выборов это, конечно, играет больше на руку фальсификаторам либо сторонникам узурпации власти. Мало того, что часто кандидатам очень сложно зарегистрироваться, так как избирательные комиссии чаще всего отказывают им вместо того, чтобы помочь правильно оформить документы (хотя лично мне кажется, что помогать кандидатам – это прямая обязанность избирательной комиссии), так, помимо этого, препятствие возникает еще в виде нечистоплотных кандидатов либо местной администрации, которые могут воспользоваться ситуацией, когда очень сложно проконтролировать честность подсчета. Сама по себе идея гласности и открытости в некотором смысле тоже попирается, потому что мало того, что СМИ теперь обязаны проходить аккредитацию, чтобы присутствовать на участках, хотя, мне кажется, это противоречит закону о СМИ, тут еще получается, что и наблюдатели не будут иметь возможности пронаблюдать за всеми закоулками избирательного участка, потому что в закрытом помещении можно было бы за всем наблюдать, не особо вмешиваясь в работу избирательной комиссии, увидеть какие-то нарушения, а за пределами стационарного участка сделать это значительно сложнее.

И если даже не будет фальсификаций, мне кажется, эти нововведения приведут к элементарному бардаку в день голосования. А что касается предложения растянуть голосование на два-три дня, то это тоже ограничивает возможности наблюдателей, потому что не каждый способен быть на избирательных участках подряд несколько дней. Это еще и колоссальная нагрузка на членов избирательных комиссий. Я вообще не вижу необходимости в такой растяжке по времени. Ничего положительного в новом законе я для себя не вижу.

– Введение многих изменений объясняется необходимостью уберечь людей во время пандемии. Если предположить, что пандемия будет длиться еще некоторое время, а выборы все равно нужно проводить, то в прежней системе, когда есть участок, который работает один день, реально провести голосование так, чтобы не подвергать риску здоровье избирателей? Или пандемия и выборы вообще никак друг с другом не согласовываются?

– При такой ситуации, как у нас на выборах, когда уже очень давно не было явки выше 50%, я думаю, что можно проводить выборы и в один день, и на территории обычного участка, используя средства защиты. Я не вижу ничего страшного, чтобы член комиссии брал в руки паспорт человека, потому что все в масках, все в перчатках и никакого там заражения не должно быть. А это нужно для того, чтобы проверить, действительно ли пришел человек с паспортом или это провокатор с фальшивкой. Все можно решить и в нормальных условиях.

Но если мы сейчас действительно находимся в состоянии эпидемии или пандемии, то я считаю, что выборы надо переносить на три месяца либо на полгода, если у нас действительно такая серьезная ситуация. Но, судя по тому, что голосование 1 июля состоялось, мне кажется, что опасения по риску заболеть преувеличены. Раз уже власти пошли на это и не боятся никаких вспышек, то я думаю, что нет необходимости и говорить, и делать вещи, которые якобы облегчают работу санитарных служб либо уменьшают риск. Если есть риск, то не проводите выборы. Если риска нет, то все нужно делать так, чтобы было гарантировано честное волеизъявление.

– Вы сказали, что избирателям голосование в течение нескольких дней и участки у себя во дворе в принципе не нужны. А понимает ли массовый избиратель, что сейчас происходит? Что такими решениями государство, партия власти, по сути, создают выгодные для себя условия? Может голосование стать более протестным?

– Что касается выборов, то многие уже давно держат фигу в кармане, но у них, к сожалению, эта фига превращается в бойкот выборов, они не ходят голосовать. Это самый плохой, с моей точки зрения, вариант, потому что все-таки надо ходить голосовать. И даже при отсутствии графы «против всех» все равно надо свою точку зрения выразить в избирательном бюллетене. Есть несколько способов выразить свою протестную волю. Если человек не революционер и не хочет бунта в России, то ему прямой путь на избирательный участок. Это единственное, что он может сделать, что ему предоставлено законом и властью.

– Если будет реализовано предложение Эллы Памфиловой о переносе голосования, скорее всего, на лето, это еще больше засушит явку? Или здесь как-то по-особому сработает административный режим, который этого не допустит?

– Я думаю, что если у власти нет желания снизить явку, то они, например, могут ввести дополнительные избирательные участки, как уже у нас было, для москвичей в Подмосковье. Могут повторить то же самое, и летом можно будет, допустим, москвичам голосовать недалеко от своих дачных участков. Если не будет этих мер, то явка просто снизится, потому что многие вынуждены после нескольких месяцев безработицы как-то выкручиваться, живя огородами. И вообще людям всегда было важно, чтобы на приусадебном участке как-то себя минимально обеспечить продуктами. Лето – это время огородов, а не время выборов.

– То есть можно предположить, что люди, занятые своими грядками, в принципе будут меньше знать о том, какие выборы идут, кто в них участвует и не смогут более-менее осознанно свой выбор сделать?

– Большинство людей давно уже выборами не интересуются. Да, есть некоторые, кто предлагает протестное голосование. Но это достаточно небольшой процент избирателей, которые структурированы в какие-то протестные организации. А большинство людей просто либо не будут приходить, либо будут приходить и портить бюллетень. Такой процент всегда есть. Возможно, процент протестного голосования увеличится, если люди решат прийти на участок. Но может и не быть такой высокой явки, потому что бойкот – это тоже вид протеста.

Версия для печати