Активист-трезвенник:  в УрФО нужен сухой закон. Ведь мы нисколько не хуже Чечни. Ведь так?
11 октября 2011

Владимир Бондаренко:

«В этом «надо для души» - спасение русского человека»

Фото: litkubiki.ru

Давно известно, что «поэт в России – больше, чем поэт» и, вообще, наша страна – литературоцентричная. Вот и лидер нации вновь встретился с писателями. Правда, на этот раз в числе приглашенных оказались в основном не властители дум, а успешные дельцы от литературы. Писатели, работающие в очень популярном сегодня и необременительном для ума жанре чтиво. Хвалились перед Путиным рекордными тиражами и снисходительно разрешали государству не оказывать им финансовой поддержки – сами хорошо зарабатывают. Почему их не пригласили бы к американскому президенту и в чем отличие книги от батона колбасы, в интервью «Клубу Регионов» рассказал известный литературный критик и публицист Владимир Бондаренко.

«Клуб Регионов»: Как вы думаете, по какому принципу отбирали писателей для встречи с Владимиром Путиным? Россия все-таки до сих пор читающая и думающая страна, мы воспитаны на хорошей литературе. А тут авторы незамысловатых детективов, каких-то бульварных романов. Очевидно, что потребители их продукции – люди с не самым тонким литературным вкусом. Но именно эти литераторы приглашаются к Путину. За что такая честь?

Владимир Бондаренко: Конечно, среди тех писателей, которые встречались с Владимиром Путиным, не было Проханова, Распутина, Личутина. Ладно, власть не любит патриотику – это можно как-то объяснить. Но среди приглашенных не было ни Маканина, ни Битова, ни Кабакова! То есть этой либеральной братии… Из приглашенных один только Захар Прилепин и задавал серьезные вопросы. Может быть, вообще любая серьезная литература не нужна этому коммерческому государству? Требуется чтиво, бульварная литература? Но ведь встреча с премьер-министром – это осознанная акция, другой она просто быть не может, и эта акция поставила на место литературы – псевдолитературу! Все эти Минаевы, Донцовы… В том и парадокс, что я-то в целом к ним отношусь нормально, но в рамках жанра. Есть детективщики, и ради Бога! Пусть Донцова или Маринина пишут … то, что они пишут. Вот только называть их «лицом русской литературы» - это пошлость и омерзение! Ведь их же, этих писателей, самих умело подставили! Были в советские еще времена братья Вайнеры или Юлиан Семенов, и они были популярнее Юрия Кузнецова или Юрия Бондарева. Тиражи были у них больше. Ну и что? Советские детективщики прекрасно знали свое место, заполняли свою нишу приключенческой литературы и не претендовали на большее, и правильно делали. Американские президенты тоже встречаются с писателями, но на такие встречи никогда не приглашали и не пригласят Стивена Кинга! Хотя тиражи Кинга, наверное, больше, чем совокупные тиражи всех американских писателей. А ведь на этих встречах мелькают порой совершенно неизвестные бульварной прессе имена. Там понимают значение настоящей литературы! А у нас… Ведь такое приглашение (писателей к Путину) можно рассматривать, как право бульварного чтива называться большой литературой!

«Клуб Регионов»: Так получается, что коммерческий успех - просто резаная бумага с водяными знаками – определяет талантливость или бездарность писателя? Какой-то не русский критерий одаренности? 

Владимир Бондаренко: Вот в чем главная ошибка «рыночников во всем»: литература в России не рыночный товар! И когда Путин сравнивает литературу с куском колбасы или стаканом молока – это очень серьезное заблуждение. Поэты - от Пушкина до Бродского - важнее и значительнее, чем все колбасники и молочники, вместе взятые, не умаляя, впрочем, нужность и полезность этих последних! Их и сравнивать нельзя - это разные явления! 

«Клуб Регионов»: Плохо это или хорошо, но Россия литературоцентричная страна, наше отношение к миру во многом литературой и сформировано. Нет ли риска, что, приравняв литературу к колбасе, мы со временем попадем в малопочтенный ряд стран, в которых писатель не властитель дум, а ремесленник, потакающий вкусам «двуногих желудков»?

Владимир Бондаренко: Это явление - низведение литературы до товара - комплексно. И определять, кто виноват в этом, сложно. Виноваты, пожалуй, мы все. Например, обвинять в том, что с нами произошло за последние двадцать лет, только Горбачева и Ельцина? Нет, я думаю, виноваты мы все, русский народ. Но в отношении нашей литературы очень надеюсь, коммерческая акция не удастся. У нас есть принципиальное отличие от западного сознания: слово душа никогда не исчезнет из нашего лексикона. Я говорю «нашего», подразумевая всех, бедных и богатых, патриотов и либералов. У нас любому олигарху непременно требуется что-то для души. Нашим олигархам, в отличие от их коллег на Западе, мало одних денег. Вот в этом и наша литературоцентричность: всегда нужно что-то для души! В этом «надо для души» - спасение русского человека, каким бы он не был. Кстати, может быть, в этом парадоксе и заключаются все провалы попыток переделать Россию в коммерческий проект.

«Клуб Регионов»: политика – искусство: что в этой оппозиции объект, а что субъект? Политика утилизирует искусство в форме, допустим, идеологии или искусство опосредованно влияет на политику, корректируя, а подчас и создавая ее?

Владимир Бондаренко: Знаете, я считаю, что искусство первично по отношению к политике, хотя бы потому, что оно апеллирует и влияет на такие глубины человеческой личности, на какие ни одному политику не добраться. В социальной жизни это равновеликие явления. Духовность будет связана, может быть, к сожалению, с политикой, поскольку с политикой связан носитель этой духовности – человек.

С Владимиром Бондаренко беседовал Сергей Прудников

Версия для печати
Главное