Экс-мэр Новгорода:  сегодня доходы не покрывают муниципальный долг, по сути, город – банкрот
30 сентября 2011

Александр Дугин:

Недооценка идей – проблема реального тандема Путин-Сурков

Ожидаемое и неизбежное возвращение Владимира Путина в Кремль философ и политолог Александр Дугин назвал «колоссальной победой», исключившей возможность отката страны к ситуации 90-х: «Второй срок Медведева был бы политическим фиаско и для него, и для страны». Вместе с тем Путину придется столкнуться с новыми вызовами – второй волной кризиса, да и «западные либералы, скорее всего, ополчатся не на шутку». Путин исчерпал свой инерциальный запас, от него ждут новых идей, подчеркивает Дугин. Но в подлинном, по его мнению, тандеме Путин-Сурков национальная идея родиться не способна.

«Клуб Регионов»: Итак, Владимир Путин - самый реальный кандидат на пост президента России. Единственный потенциальный оппонент в лице Дмитрия Медведева по факту отказался от борьбы за высший пост в стране. Это событие обернулось бурей взаимоисключающих политологических предсказаний. Так что же все-таки скрывается за ожидаемой перестановкой крупнейших политических фигур, для российского общества это повод грустить или радоваться?

Александр Дугин: Это повод для взвешенного оптимизма, а вообще-то рокировка Медведев – Путин - это колоссальная победа. Все либеральные прозападные силы, которые жаждут реванша, которым очень уютно в России, когда у власти режим вроде горбачевско-ельцинского, делали ставку на второй срок Медведева. Они сгруппировались вокруг Медведева, хотели оказывать на него влияние. После Ельцина ультралибералы жаждали реванша. Действующий президент, огласив свое решение не баллотироваться, продемонстрировал свою независимость от либеральных кругов и свою готовность поддержать стратегию Путина. Либералы сегодня буквально воют от горя, как будто им оторвали самую свободолюбивую часть тела. А вот лично для меня после такого поступка Медведев стал гораздо симпатичнее, хотя, впрочем, тут дело не в каких-то персональных антипатиях – дело в его окружении – это сильно смущало. Согласитесь, если у тебя в советниках Юргенс и Гонтмахер, это вызывает некоторый скепсис. Однако два примера из новейшей русской истории – август 2008, война с Грузией и вот эта речь на съезде «Единой России» - продемонстрировали, что Медведев способен на решительные поступки. Вот сегодня лично у меня к Дмитрию Медведеву претензий нет, а то, что произошло, повторюсь, - это победа.

«Клуб Регионов»: Нет сомнений, что Владимир Путин вернется на высший пост в стране не на один, теперь уже шестилетний, срок. В этом случае общее время его правления составит двадцать лет – больше, чем у Брежнева. Нет ли здесь риска – последние революции на Ближнем Востоке и в Северной Африке показали, что в 21 веке несменяемость сама по себе становится фактором дестабилизации?

Александр Дугин: Несмотря на то, что я чрезвычайно рад происходящему, элемент осторожности все же исключать нельзя. Что меня немного смущает: первое, для чего Путину была нужна эта пауза в четыре года? Это явная потеря драгоценного для страны времени. Возможно, правда, таким маневром он ввел в заблуждение и Запад, и доморощенных либералов. Второе, можно было, уйдя с поста президента, продолжать выбранный стратегический курс - рычаги влияния для этого у Путина были. Нужно было не только отрабатывать политтехнологические перспективы своего возвращения, но и стратегию не менять. Для политтехнологий у Путина есть, конечно, Сурков, но Сурков всего лишь блестящий менеджер - философия, глобальная стратегия не его дело.

Есть еще момент, омрачающий эйфорию от путинского возвращения, – управлять страной ему предстоит в условиях сильно изменившейся геополитической конъюнктуры. Вторая волна финансового кризиса будет, западные либералы, скорее всего, ополчатся не на шутку. Ведь возвращение Путина – это фактически их поражение, желание отыграться у них будет очень сильным. Значит, возрастают риски, например, вспышек сепаратизма на Северном Кавказе, да и мало ли где, амбиции региональных баронов можно подогреть где угодно… Так что вряд ли предстоящие двенадцать путинских лет будут благостными и безоблачными… Вот поэтому и возникает вопрос: а способен ли Путин задействовать весь потенциал нации, привлечь тех, для кого Россия – это все! Ограничиться политтехнологическими трюками, как это было до сих пор, уже не удастся. Путин уже исчерпал свой инерциальный запас, от него ждут совершенно новых идей. Ему необходимо искать новые источники легитимации, новых людей. Те люди, которые сегодня окружают Путина, обрыдли всему обществу. Парадокс: свита Путина подорвала надежды либералов, но сумела надоесть и патриотам. Они долгое время питались харизмой своего лидера, но сегодня уже понятно, кто есть кто.

«Клуб Регионов»: Давайте поговорим о президенте действующем. Один срок и уход, сегодня это воспринимается как фиаско политика. С обывательской точки зрения все выглядит примерно так: сил, идей у лидера страны не хватило даже на два президентских срока, поэтому он или уходит без борьбы, или проигрывает выборы. В какой мере подобные рассуждения применимы к Дмитрию Медведеву?

Александр Дугин: Президентство Медведева было успешным, потому что продолжалось всего четыре года. Вот второй срок был бы политическим фиаско и для него, и для страны. Окружение Дмитрия Медведева превратило бы второй срок в еще одну либеральную революцию в России. Вовремя уйти – это большое искусство. Второй медведевский срок мог обернуться большим злом и распадом России. Можно сколько угодно иронизировать на предмет инертности россиян, но я не исключаю, что кое-кто мог бы взяться и за оружие, объяви Медведев, что намерен баллотироваться на второй срок.

«Клуб Регионов»: Вы неоднократно говорили, что любую политическую стратегию можно строить на внятной национальной идее. Из четырех президентов России никто так и не удосужился такую идею сформулировать, по сути страна, начиная с Горбачева, живет в идеологическом вакууме, почему?

Александр Дугин: Отсутствие национальной идеи в России - это печальный факт, но это факт. Парадоксально, но национальная идея в нашей стране лежит на поверхности. Основой для российской идеологии может быть, к примеру, преобладание целостности над атомарностью, особый исторический путь страны, уникальная, присущая только нам система этических ценностей. Мораль, воплощенная в лозунге, – это и есть национальная идея. Вот только у нас такая тонкая вещь, как идеология, передана в руки технологов. Я просто вынужден вернуться к Суркову – это идеальный технолог, потрясающий кукловод, Макиавелли своего времени. Но он технолог! А вот идеологию творят люди другого типа! Сурков, являясь гарантом технологической эффективности Владимира Путина, с другой стороны является препятствием для создания национальной идеологии, именно Сурков! Вместо идеологического концепта он всегда предлагает технологический проект, ну просто не может он по-другому! Я с уважением отношусь к Суркову, но поручать ему идеологические проекты - это как каменщика заставить гранить алмазы, а он должен отличные казармы строить, а не с бриллиантами возиться! И знаете, это происходит от того, что Владимир Путин недооценивает значение идеи. Он гениальный прагматик, идеи для него не имеют значения, в отличие, скажем, от американских неоконсерваторов, те-то понимают, какой силой обладают идеи… И это проблема реального тандема, не мифического Путин-Медведев, а реального Путин-Сурков! И в этом тандеме идеология родиться не способна. И мне кажется, что если Владимир Путин будет недооценивать значение идей, то рискует на своем третьем сроке столкнуться с такой идеей, которая окажется непреодолима политическими технологиями. И это будет наш общий проигрыш…

С Александром Дугиным беседовал Сергей Прудников

Версия для печати