Минздрав Якутии:  с отравлением госпитализированы 20 воспитанников интерната
26 ноября 2009 | Архив

Президент провел заседание Комиссии по модернизации и технологическому развитию экономики России

Очередное заседание Комиссии было посвящено повышению эффективности институтов развития в работе по пяти приоритетным направлениям: энергоэффективность и энергосбережение, ядерные, космические, медицинские и стратегические информационные технологии. Глава государства указал на необходимость обеспечения полного инновационного цикла при реализации проектов.

На этапе «старт-апов» разработчикам необходим доступ к венчурному финансированию и кредитам. На втором этапе – возможность использовать средства фондов и федеральных целевых программ, ресурсов, заложенных в исследовательские программы Академии наук. На последнем этапе состоявшееся изобретение, запатентованная разработка, готовая к выходу на рынок, должна получать поддержку крупных институтов развития.

Президент потребовал обеспечить чёткую координацию между всеми заинтересованными ведомствами при финансировании инновационных проектов, одобренных Комиссией, а также обратил внимание на недопустимость дублирующего финансирования.

Шестое заседание Комиссии прошло в МГУ. Перед его началом Дмитрий Медведев ознакомился с работой нового университетского суперкомпьютера с пиковой производительностью 414 Терафлопс, созданного в этом году. В ноябрьском рейтинге наиболее мощных суперкомпьютеров в мире он занял 12-е место из 500.

Выступление на заседании Комиссии по модернизации и технологическому развитию экономики России

Дмитрий Медведев: Добрый день, коллеги!

Мы с вами продолжаем менять пароли и явки, встречаемся в разных местах, чтобы никто не уснул во время проведения заседания Комиссии, чтобы эффекта было побольше.

Сегодня мы встречаемся в Московском государственном университете. Тут ни убавить, ни прибавить: что такое МГУ, всем понятно. Хотел бы, конечно, отметить, что здесь идёт создание современной вычислительной инфраструктуры, в рамках в том числе и тех решений, которые мы с вами, коллеги, принимали, в том числе и по созданию нового отечественного суперкомпьютера.

Виктор Антонович [Садовничий] только что мне продемонстрировал возможности, которые будут у нового компьютера. Правда, сказал, что он пока безымянный. У меня есть предложение: этому компьютеру сегодня дать имя, потому что предыдущий компьютер получил название тоже одного нашего выдающегося соотечественника – Чебышёва.

Может быть, это не очень оригинально, но если мы назовем его «Ломоносов», то это будет полностью перекликаться с названием нашего главного университета, если никто не возражает. Есть какие-то другие имена? В честь Билла Гейтса его называть я не считаю правильным. Лучше в честь кого-то другого. Пусть лучше будет в честь Ломоносова.

Это действительно хорошо, потому что, по сути, новый компьютер, который мы только что назвали именем Ломоносова, и компьютер «Чебышёв» – это, по сути два наших первых российских суперкомпьютера, с разной производительностью. Пиковая производительность компьютера «Ломоносов» – 414 Терафлопс, это, конечно, неплохо. Мы чуть-чуть не вошли в первую десятку, но при понимании того, что девять первых призовых мест – это американские суперкомпьютеры, они здесь пока впереди.

Это не значит, что с ними невозможно конкурировать, у нас есть даже ряд идей, которые мы с вами обсуждали, как эти призовые места занимать, тем более что мы понимаем, это всё равно не навсегда. Проходит несколько месяцев, и происходит движение внутри списка, но это и есть нормальная конкуренция.

О чём предлагаю сегодня поговорить? О двух вещах.

Во-первых, мне бы хотелось услышать, что мы сделали за это время, то есть о том, как реализуется комплекс поручений, который был дан в результате нашей с вами работы на Комиссии по самым разным проектам, которые мы с вами рассматривали. Это первая тема.

И вторая тема. Давайте поговорим о повышении эффективности российских институтов развития, естественно, по пяти приоритетным направлениям технологической модернизации. Как раз у нас бóльшая часть этих институтов представлена в Комиссии, поэтому есть и у кого спросить, и есть о чём поговорить.

Институты развития составляют один из существенных элементов национальной инновационной системы, и, конечно, они призваны обеспечить поддержку исследований, разработок на различных стадиях их коммерческой готовности. Однако нужно признать, что эти институты пока работают разрозненно и фрагментарно, новые идеи и разработки пока не имеют сопровождения на всех этапах инновационного цикла.

Чаще всего компании получают финансовую подпитку только в один из моментов их работы, то есть получают финансовую помощь только в какой-то конкретный момент. Однако эти разовые дотации обычно продиктованы случайными факторами, вплоть до личного знакомства и каких-то других моментов, которые, в общем, никак не связаны с ценностью той или иной разработки. Только если мы сможем обеспечить постоянную поддержку на всех циклах такой работы, тогда мы сможем говорить о переломе в этой работе.

Институты развития, которые контролируются государством, и институты развития, которые у нас контролируются частными компаниями (есть у нас и такие, хотя их пока немного), образовательные структуры, фонды поддержки научной, научно-технической и инновационной деятельности – все они должны обеспечить именно эту непрерывность инновационного цикла (это, наверное, сегодня очень важная задача), а Правительственная комиссия по высоким технологиям и инновациям – чёткую координацию этой работы.

Надо обеспечить такой режим софинансирования НИОКРов, чтобы они полностью соответствовали нашим приоритетам, но и необходимо также создать стимулы для частного бизнеса, активнее инвестировать в НИОКРы, активно использовать те возможности, которые у них есть. То есть наша задача – ещё раз – добиться синергии между государственными институтами развития, скажем так государственными программами, государственными институтами развития, которые имеют на это специальные средства, и частным финансированием, чтобы мы, что называется, долбили в одну точку, а не распылялись, не разбрасывались в разные стороны по конъюнктурным или ещё каким-то соображениям.

Есть несколько этапов работы, я их сейчас назову. На этапе так называемых старт-апов разработчикам необходим доступ к венчурному финансированию и кредитам. На втором этапе – возможность использования средств разного рода фондов и федеральных целевых программ, ресурсов, которые заложены в исследовательские программы Академии наук. И на последнем этапе уже состоявшееся изобретение, запатентованная разработка, которая готова к выходу на рынок, должна получить поддержку крупных институтов развития. Именно в этот момент, наверное, наиболее целесообразно использовать их потенциал, имею в виду потенциал таких институтов, как ВЭБ, «Роснано», Инвестиционный фонд, технико-внедренческие зоны, технопарки. Конечно, это же касается и проектов, которые необходимо приобретать за рубежом.

Что ещё очень важно? Необходимо исключить дублирующее финансирование, у нас его очень много. И зачастую, когда листаешь все эти предложения, такие достаточно большие каталоги, даже не будучи специалистом, всё время ловишь себя на мысли, что мелькают одни и те же названия. Такое ощущение, что занимаемся одним и тем же. И я отношу это не только на свою некомпетентность и незнание, допустим, каких-то нюансов, но и на то, что мы стараемся за счёт разных источников профинансировать развитие очень актуальных работ по очень близкой или совпадающей проблематике, надеясь на то, что если мы здесь три рубля возьмём, здесь возьмём еще пять рублей, напряжём кого-то, то в итоге какой-то результат получим.

А результата, наоборот, нет, потому что этих фрагментарных финансов, кусочков этих финансов нам не хватает для того, чтобы довести работу до конца. Поэтому нужно исключить дублирующее финансирование проектов и, конечно, предусмотреть полноценное разделение рисков с частными инвесторами, что тоже очень сложно, потому что частные инвесторы идут, по понятным причинам, с большой оглядкой.

После того как была принята четвёртая часть Гражданского кодекса, Федеральный закон «О передаче технологий», законодательство о создании вузами и научными учреждениями малых предприятий, у нас фактически появилась нормативная база, позволяющая учреждениям науки и образования заниматься коммерческой деятельностью в сфере высоких технологий. Рынок получил доступ к результатам научных исследований и возможность использовать интеллектуальную собственность, в том числе созданную и за счёт федерального бюджета.

Хотел бы, кстати, посмотреть на то, как у нас все эти законы применяются, в том числе и последний закон о создании малых предприятий; какие сейчас трудности с его применением. Уверен, что они есть. Но что мы смогли всё-таки сделать за эти месяцы?

Следует предоставить возможность частному бизнесу пользоваться результатами научно-исследовательских работ, которые созданы по заказу государства. Взамен, конечно, инвестор должен обеспечить финансирование соответствующих опытно-конструкторских работ и смежных работ. То есть здесь тоже нужно искать точки соприкосновения.

И в заключение хочу напомнить, что до сих пор не определены приоритетные направления создания национальных исследовательских центров. Нет ни общих принципов их работы, ни соответствующей нормативной базы. Я знаю, что эта работа ведётся в нашем единственном НИЦе на базе Курчатовского института. Очевидно, что на сегодняшний день это очень мало.

Правительство должно подготовить необходимые документы. Это относится и к фондам научной и научно-технической деятельности. Правовые акты необходимо будет принять в самое ближайшее время.

У нас вообще много самых разных событий происходит. Мы сегодня с вами занимаемся институтами развития, их вкладом в технологическое перевооружение, в технологическое развитие нашей экономики.

Сегодня помимо того, что мы посмотрели наш новый суперкомпьютер, это отрадное событие, у нас довольно важное событие происходит в области интернета: начинается регистрация доменных имен с расширением «рф». Как правильно говорят, это, может быть, имеет не только технологические, но и политические последствия. По сути, это впервые в истории интернета.

Считаю, что мы этого добились, и это будет определённым образом позиционировать нашу страну на этом огромном, по сути беспредельном, рынке знаний, услуг, всего остального, что связано с интернет-технологиями. Сегодня же, кстати, премию дают по Рунету, она присуждается раз в год. Это уже десятая премия, насколько я понимаю.

Давайте начнём работать.

Хочу обратить внимание на одну вещь: в общей сложности объём инвестиций только по приоритетам Комиссии при Президенте – это всё-таки не всё, что есть. Хотя мы с Вами посчитали, что это важнейшее направление технологической модернизации нашей страны. Так вот, только по приоритетам Комиссии при Президенте общий объём средств – шестьсот двадцать миллиардов рублей (двадцать миллиардов долларов).

Слушайте, это огромные деньги, если разобраться. Мы даже как-то не осознаём, что это – двадцать миллиардов долларов. Нужно обязательно добиться координации, о которой мы говорили, потому что это реально большие средства, которые мы должны употребить на дело.

И ещё одна вещь, о которой тоже здесь частично говорилось. У нас в стране очень большой государственный сектор. Во всяком случае я в Послании называл цифру – практически сорок процентов от общего объёма экономики. Если брать сугубо корпоративный сектор, это процентов двадцать пять, но всё равно это очень значительные цифры.

Поэтому нам нужно вовлечь наши государственные структуры в эту работу, а то они там варятся в собственном соку. Я сам был председателем совета директоров одной крупной компании в течение восьми лет, знаю, как там решения принимаются. И в других компаниях тоже свои большие инвестиционные проекты, они важные, но они в разрыве от того, что мы сейчас делаем.

Поэтому есть предложение позвать на одно из ближайших заседаний руководство всех крупнейших государственных компаний. Пусть расскажут, что они делают с инновациями и по нашим приоритетам, и озадачим их как следует.

Пресс-служба Президента России

Версия для печати