Минздрав Якутии:  с отравлением госпитализированы 20 воспитанников интерната
15 декабря 2009 | Архив

Президент провел совещание по вопросам развития энергетики

Обсуждались международные аспекты энергетического сотрудничества. Речь шла о новом подходе к построению правовой основы международного сотрудничества в энергетике и тесно увязанной с энергетикой проблеме изменения климата.

Открывая совещание, Дмитрий Медведев отметил, что Россия принимает максимально заинтересованное участие в формировании нового соглашения о климатическом режиме на посткиотский период, период после 2012г. Это должно делаться как с учётом национальных интересов, так и с пониманием солидарной ответственности с другими крупнейшими эмитентами парниковых газов.

По мнению главы государства, глобальные климатические проблемы должны стать стимулом к повышению конкурентоспособности экономики, улучшению качества жизни людей.

Президент также подчеркнул, что новое международное соглашение по климату может стать для России реальным шансом расширения научного и инновационного сотрудничества с другими странами, мощным стимулом развития не только науки, но и обрабатывающих отраслей, внедрения высокоэффективных, в том числе низкоэмиссионных, технологий в стране.

В ходе совещания Президент заслушал доклады о текущем состоянии энергетической отрасли, а также ходе восстановительных работ на Саяно-Шушенской ГЭС.

Стенографический отчёт о совещании по вопросам развития энергетики

Д.МЕДВЕДЕВ: Уважаемые коллеги!

Хотя мы в последнее время много говорим о необходимости создания новой экономики в нашей стране, мы понимаем, что эта новая экономика должна включать в себя и энергетику, которая для нас является традиционной частью экономики, но остается и ещё будет оставаться очень долгие годы основой развития и нашей страны, и одной из важнейших составных частей мировой экономики, будет определять нашу социальную ситуацию. Поэтому наша задача – создать современную энергетику, заниматься энергоэффективностью, собственно, эта задача остаётся, наверное, ключевой на ближайшие годы.

В ноябре была утверждена Энергетическая стратегия России на период до 2030 года. Конечной целью этого документа является обеспечение энергобезопасности и нашего полноценного участия в формировании системы глобальной энергетической безопасности. Планируется увеличить душевое потребление различных энергоресурсов на 40 и даже больше процентов, иногда и до 80 процентов по отношению к уровню 2005 года, что должно изменить и структуру национальной экономики, и, самое главное, образ жизни людей.

Я напомню, что одной из наших ключевых задач является инновационное обновление производственных фондов, инновационное обновление и создание, где это необходимо, энергетической инфраструктуры, создание новых видов энергии, передовых технологий и, соответственно, серьёзные научные изыскания в этой сфере.

Анализ развития ситуации в этом важнейшем сегменте экономики мы и сегодня обсудим, и поговорим уже на общем совещании по итогам экономического развития этого года. А сегодня я предложил бы сконцентрироваться на нескольких направлениях: на международных аспектах энергетического сотрудничества и на некоторых других, с ними как раз связанных.

Актуальность этой темы за последние годы существенно выросла. На мировом энергетическом рынке появилось значительное число новых игроков. Это серьёзные игроки, сильные игроки, с которыми нам приходится не только устанавливать добрые отношения, но иногда и конкурировать в достаточно жёстком ключе. К этому нужно быть готовыми и максимально учитывать при создании стратегии и тактики наших действий.

Но при этом мы не должны забывать и о ведущей роли России, о том, как мы в целом воспринимаем развитие глобальной энергетической системы. Поэтому в апреле этого года Россия предложила подумать о новом подходе к построению правовой основы международного сотрудничества в энергетике. Я напомню, этот концептуальный подход был мной озвучен в Хельсинки. При этом он исходит из более ранних тезисов, касающихся энергобезопасности, которые мы когда-то обсуждали в Санкт-Петербурге на «восьмёрке». Этот концептуальный подход обсуждался на различных дискуссионных площадках, был поддержан многими странами. Хотя, конечно, нет ощущения, что с нами все согласны или есть немедленное желание инкорпорировать этот подход в свою повседневную энергетическую практику. Но в любом случае дискуссия на эту тему пошла, я неоднократно обращался к этой проблеме во взаимоотношениях с нашими партнёрами (и европейскими, и американскими, и другими). В любом случае мы должны думать о создании более крепкой правовой основы.

Наши предложения сформулированы, и я хотел бы услышать от здесь присутствующих коллег, от тех, кто в Правительстве занимается этими вопросами, как мы дальше будем продвигать наши идеи, касающиеся международного энергетического сотрудничества. Может быть, где-то есть смысл нашу позицию более подробно осветить, может быть, нужно выйти на какие-то более подробные документы.

Я проведу аналогию с ещё одной темой, которую мы довольно активно обсуждаем, – это Договор о европейской безопасности. И очень часто я слышал от наших товарищей: мы не очень понимаем, в чём ваша идея. Пришлось им эту идею изложить прямо на бумаге в формулировках, которые могут быть, по сути, не только обсуждаемые, но и подписываемые, то есть это уже выверенные формулировки.

Когда мы готовили этот документ, там, по сути, у нас набор концептуальных принципов, но, может быть, пора подготовить и полноценный договор, может быть, это проще будет обсуждать. Во всяком случае, хотел бы, чтобы мне коллеги об этом доложили.

По оценкам экспертов, Россия производит около 10 процентов объёма мировой первичной энергии. При этом наш энергетический сектор – один из основных источников (естественно, остаётся) не только тех благ, которые мы получаем, но и один из основных источников загрязнения и один из основных источников выброса парниковых газов, что, безусловно, подводит нас к необходимости взаимоувязки процессов энергетического развития и проблем изменения климата – тех вопросов, которыми мы сейчас активно занимаемся.

Мы сейчас принимаем максимально заинтересованное участие в формировании нового соглашения о климатическом режиме на так называемый посткиотский период, на период после 2012 года. Это должно делаться с учётом наших национальных интересов, с учётом того, как мы видим развитие нашей экономики на ближайшие годы, но в то же время, конечно, понимая и нашу солидарную ответственность за выброс парниковых газов с другими крупнейшими эмитентами. Буду эту тему обсуждать в Копенгагене, когда поеду, с другими мировыми лидерами, но полагаю, что и сегодня можно было бы уделить этому определённое внимание.

Кроме того, очевидно, что вопросы, проблемы, глобальные климатические проблемы должны для нас стать стимулом к повышению конкурентоспособности экономики и, стало быть, качества жизни наших граждан. При этом (мне уже неоднократно приходилось на эту тему говорить, ещё раз повторю) несложный подход, который, как мне кажется, мы должны принять на вооружение. Если даже все разговоры о климате и о глобальных изменениях, которые происходят в окружающей среде, не подтвердятся, то мы как минимум ничего не потеряем, потому что мы займемся энергоэффективностью, мы несколько улучшим окружающий мир. И это хорошо, это часть нашей ответственности. Но если, не дай бог, всё-таки то, о чём сейчас говорят учёные, правда, в разной тональности, всё-таки действительно происходит, то тогда это делать нужно обязательно. Поэтому мы и так выигрываем, и по-другому.

Так называемая «глобальная климатическая сделка» для нашей страны – это реальный шанс расширения научного, инновационного сотрудничества с зарубежными партнёрами, конечно, это мощный стимул для развития не только науки, но и обрабатывающих отраслей, и реальная возможность для внедрения современных высокоэффективных технологий, в том числе, конечно, низкоэмиссионных технологий. Вот ещё один международный срез нашего энергетического сотрудничества.

Но помимо этого я хотел бы, чтобы мне доложили о текущей ситуации вкратце и о тех результатах, которые нами достигнуты в энергетике в этом году. И, конечно, о тех проблемах, которые есть, прежде всего о последствиях аварии на Саяно-Шушенской ГЭС, о том, как ведутся восстановительные работы, как идёт мониторинг, как идёт расследование и по линии Ростехнадзора, и по линии правоохранительных структур. И насколько исполняются все финансовые и социальные обязательства, которые принимало на себя государство, компания «Русгидро» и другие участники этого сложного процесса. Наша задача очевидна: мы должны сделать всё, чтобы трагедии подобного рода не повторялись. Это ответственность Правительства. Хотел бы, чтобы был представлен полноценный доклад о том, что происходит. Я думаю, что Министр энергетики на эту тему несколько слов скажет.

А сейчас, я полагаю, можно было бы поговорить о международных вопросах. Но прежде чем к ним перейти, Игорь Иванович [Сечин], скажите несколько слов для средств массовой информации, прежде чем мы будем работать в закрытом режиме, о том, каковы результаты энергетической отрасли в этом году (предварительные, потому что год ещё не закончился), что энергетика внесла в наш консолидированный бюджет и каковы основные проблемы. А потом я ещё пару слов попрошу сказать об экологических проблемах Министра природных ресурсов Юрия Петровича Трутнева.

Пожалуйста.

И.СЕЧИН: Уважаемый Дмитрий Анатольевич!

Текущий период развития энергетического сектора характеризуется в основном двумя измерениями – это выход и преодоление кризисной ситуации, выход из кризиса, и формирование посткризисной ситуации.

В текущем режиме, если говорить об основных показателях ТЭКа в 2009 году, то это следующие цифры, которые я могу Вам доложить.

По добыче нефти. В этом году оценочно, как Вы уже сказали, что до конца года есть ещё немножко времени, будет добыто примерно 493 миллиона тонн нефти. Это превышение даже по отношению к прошлому году, 101 процент с небольшим. Первичная переработка – 235 миллионов тонн нефти. Экспорт нефти – 247,4 – 101,8 процента по отношению к предыдущему году. По экспорту нефтепродуктов ситуация немножко улучшилась – 123 миллиона тонн нефти, соответственно, 104,1 процента.

По газу показатели следующие: 575 миллиардов кубических метров. Здесь мы, как известно, в результате кризиса несём наибольшие потери, и нам надо проводить усиленную работу по сохранению наших рынков. Внутренний рынок по газу – 426,5 миллиарда кубов, почти 93 процента по отношению к прошлому году. Здесь ситуация улучшается. По экспорту – 170,6 миллиарда кубических метров, это порядка 90 процентов. Но подчёркиваю, что по газу сейчас ситуация к концу года начинает улучшаться, практически выходим на параметры прошлого года.

Уголь. Будет добыто примерно 296 миллионов тонн в этом году – 90 с небольшим процентов от прошлого года. Наращиваем экспорт, с тем чтобы поддержать предприятия угольной промышленности. И в этом году будет поставлено почти 100 миллионов тонн – это больше 102 процентов по отношению к прошлому году.

По электроэнергии – будет произведено примерно 989,5 миллиарда киловатт-часов. По производству это примерно 95 процентов. Надо иметь в виду выбытие Саяно-Шушенской ГЭС в этой связи. По потреблению – 974 миллиарда киловатт-часов, это тоже примерно 95,2 процента по отношению к потреблению прошлого года.

По состоянию на 14 декабря текущего года в федеральный бюджет от экспорта энергоносителей фактически поступило 1,8 триллиона рублей – это 131 процент от задания, оформленного Федеральным законом о бюджете. В том числе от экспорта сырой нефти – 1,1 триллиона рублей, это 149 процентов, от природного газа – 0,378 триллиона рублей, 91 процент, от продуктов нефтепереработки – 0,349 триллиона рублей, это 142 процента от задания, которое было поставлено нам по экспорту энергоносителей. Вот такие краткие цифры.

Д.МЕДВЕДЕВ: За счёт чего достигнуто превышение?

И.СЕЧИН: По нефти – за счёт ввода новых месторождений, в том числе это Ванкорское месторождение, которое запустила «Роснефть». Это позволило поддержать уровень добычи. Это и Талаканское месторождение, которое развивается «Сургутнефтегазом», это Верхнечонское месторождение и другие, по которым компании принимали, соответственно, решения на упреждение по инвестированию, компании не сворачивали инвестиций. Это позволило период кризиса преодолеть с минимальными потерями.

Д.МЕДВЕДЕВ: Понятно. Спасибо.

Продолжим этот разговор. И теперь, Юрий Петрович [Трутнев], два слова скажите в отношении того, как мы готовимся к участию в конференции, которая сейчас проходит в Копенгагене, и что мы должны сделать для того, чтобы эти обязательства, которые сейчас обсуждаются на международном уровне, дали тот эффект, о котором я сказал, то есть помогли улучшить энергоэффективность нашей экономики и сказались на качестве жизни наших людей, естественно, обеспечив улучшение экологической ситуации.

Ю.ТРУТНЕВ: Уважаемый Дмитрий Анатольевич!

Сегодня в Копенгагене работает большая группа экспертов Российской Федерации. Мы исходим из того, что у нас есть глобальная ответственность. Вы уже сказали о том, что у Российской Федерации сегодня достаточно уверенные позиции – мы одна из тех стран, которые не только выполнили в полном объёме Киотский протокол, но и в значительной степени его перевыполнили. Мы сэкономили большое количество единиц углеродного баланса. Порядка 33 процентов наших возможностей не исчерпаны, несмотря на то что экономика Российской Федерации растёт. Это говорит о том, что уже сегодня предпринимаемые меры по повышению энергоэффективности экономики дают свои результаты.

Что касается посткиотского периода. Мы исходим из активной позиции России и в то же самое время считаем, что конструкции посткиотского соглашения должны предусматривать участие наиболее крупных эмитентов, что мы не одни должны нести эту глобальную ответственность, а вместе с нашими коллегами из Соединённых Штатов Америки, Китая, Индии, Бразилии и других государств.

Мы также исходим из того, что должны в полной мере учитываться все особенности стран, например, такие особенности, как наличие большого количества лесов и большого количества поглощений на территории Российской Федерации. Мы исходим из того, что посткиотское соглашение должно не только ограничивать экономики и не столько ограничивать, но и создавать возможности для трансфера технологий в сфере охраны окружающей среды, давать доступ на рынки финансовых ресурсов. То есть это должен быть инструмент модернизации экономики и в то же самое время глобальной и совместной заботы о планете Земля.

Пресс-служба Президента России

Версия для печати