Глава Тувы:  земляки обеспокоены новостью о том, что на территорию Тувы упали обломки космического корабля «Прогресс»
28 апреля 2015

Павел Святенков: За формальную лояльность Чечни Москве приходится дорого платить

Руководство Чечни фактически требует «дипломатического иммунитета» для жителей республики, отмечает политолог Павел Святенков в связи с конфликтом между МВД и Рамзаном Кадыровым. Его возможная отставка грозит дестабилизацией ситуации в ЧР, однако сохранение нынешней конфигурации разрушает стабильность в России в целом, обозначил проблему эксперт. 

Безусловно, [конфликт Кадырова с МВД] это вызов федеральному центру. Фактически это означает, что на территории Чечни не действуют российские законы и не могут работать российские правоохранительные органы.

Если бы он требовал согласования с ним операций по задержанию тех или иных преступников, это было бы еще терпимо, но тут он заявляет об открытии огня по представителям российских правоохранительных структур – естественно, это выходит за рамки любой бюрократической логики и за рамки единого государства. Если силовики одного субъекта Федерации открывают огонь по силовикам из другого субъекта, то очевидно, что единая государственность при такой ситуации под вопросом. Это разрушает территориальное единство страны и единство правоохранительной системы.

С точки зрения закона Чечня является одной из национальных республик Российской Федерации, а с точки зрения реального статуса это фактически независимое феодальное княжество, которое связано с Москвой только официальной лояльностью, которую Кадыров постоянно демонстрирует Путину.

Ситуация вокруг Чечни крайне напряженная. Она связана и с недавним убийством Немцова, потому что следователи пытались допросить некоторых фигурантов дела, которые находились на территории Чечни, и им это не удалось. Речь идет о совершенно очевидном противостоянии руководства Чечни как минимум российским силовым структурам. Фактически оно требует «дипломатического иммунитета» для жителей Чечни, во всяком случае, для тех отдельных жителей Чечни, которые совершают преступления на территории других субъектов Российской Федерации, что не может быть терпимо. Если жители одного субъекта Федерации могут безнаказанно совершить преступление в других субъектах и отбыть обратно, будучи совершенно уверенными, что местные власти их не выдадут, то мы видим гниение государственного механизма.

Ситуация напряженная, и из нее пока не видно выхода. Слухи об отставке Кадырова ходят, но вопрос заключается в том, кем его менять. Ведь речь не о том, что во главе Чечни находится, скажем так, вспыльчивый чиновник. Речь о том, что Кремль в ситуации войны в Чечне [в начале 2000-х], войны боевиков с федеральными войсками, а также межкланового противостояния сделал ставку на один из чеченских кланов, доверил ему власть, деньги и прочие ресурсы и дал ему карт-бланш в деле стабилизации ситуации в республике.

Да, заменить Кадырова можно, но сможет ли этот новый руководитель сохранить стабильность в республике. Это тоже большой вопрос для Кремля.

Проблема в том, что сохранение нынешней конфигурации тоже разрушает стабильность в России в целом. Потому что ситуация, когда из Чечни может приехать в Москву убийца, кого-то расстрелять из пулемета и спокойно вернуться в Чечню и не понести при этом никакого наказания, а чеченские власти могут заявить, что такой человек не будет выдан российским властям, – это ситуация, вызывающая большую обеспокоенность, разрушающая межнациональный мир в России и государственность как таковую.

Режим Кадырова в интересах самосохранения очистил республику от ваххабитских эмиссаров. То есть Чечня, хотя и совсем формально, но лояльна Москве. Но за эту лояльность она требует плату, которая представляет для России как для государства угрозу. 

Версия для печати