Экс-мэр Новгорода:  сегодня доходы не покрывают муниципальный долг, по сути, город – банкрот
13 марта 2015

Павел Святенков: Даже в 90-е действовала неформальная договоренность, что чиновников выше определенного ранга трогать нельзя

Если руководство страны так и не предъявит Рамзану Кадырову претензий в связи с «чеченским следом» в деле Немцова, «это будет означать санкцию на убийство высших российских чиновников какими-то чеченскими отпускниками», что может вызвать серьезный кризис российской элиты, уверен политолог Павел Святенков

«Претензии [к Кадырову] явно напрашиваются с учетом того, что обвиняемый в убийстве Бориса Немцова Заур Дадаев не просто какой-то чеченец. Потому что если бы он был каким-то чеченцем, то можно было бы сказать, что за всеми не уследишь. Но в данном случае речь идет о человеке, который служил в спецназе. Более того, сейчас уже появилась информация, что и на момент слежки за Немцовым он все еще состоял на службе. То есть это сотрудник элитного подразделения, которое будто бы тотально верно России. А теперь нам рассказывают, что он будто бы ушел в отпуск, в отпуске убил Немцова. Вот такой он волшебный отпускник.

Здесь возникает вопрос о лояльности всех этих чеченских подразделений Москве, в том числе и лично Путину, и о лояльности Кадырова, потому что убийство ключевых оппозиционных политиков, особенно такого ранга, как Немцов, создает Путину очень большие проблемы. Потому что если убить Немцова, можно убить любого представителя российской элиты. И заявление о том, что данные деятели совсем-совсем не виноваты, вызывает удивление. Тем более, версия о какой-то невероятной религиозности всех этих людей и связи убийства с реакцией Немцова на теракт в редакции «Шарли Эбдо» вызывает большие сомнения в связи с тем, что Немцов не был самым ярким защитником «Шарли». К тому же Россия официально выразила свое сочувствие, а наш министр иностранных дел Сергей Лавров присутствовал на митинге в защиту «Шарли Эбдо». Так что даже если Немцов и заступался за «Шарли», то это соответствовало политике российского государства.

В данном случае произошедшее – это серьезный удар по репутации Рамзана Кадырова. Если [ему] никаких претензий предъявлено не будет, это будет означать санкцию на убийство высших российских чиновников какими-то чеченскими отпускниками или кем-то подобным, что может вызвать очень серьезный кризис российской элиты. Немцов ходил по Москве без охраны не потому, что он был такой безбашенный шалопай, каким его пытаются представить. Он все-таки исходил из представлений, что чиновников его ранга, а он все-таки был первым заместителем председателя правительства в ельцинскую эпоху, не убивают. И не убивают даже не потому, что физически сделать это нельзя, а потому, что даже в 90-е гг., которые сейчас изображаются годами тотального беспредела, существовало неформальное представление, что чиновников выше определенного ранга трогать нельзя, иначе накажут, и очень больно. Если убийство Немцова сходит с рук, то что мешает открыть охоту за министрами, заместителями Медведева, за высшими руководителями государства?

Кадыровская Чечня рассматривалась как одна из опор режима Владимира Путина. Естественно, если произойдет с ним [Кадыровым] какой-то серьезный конфликт, то эта опора будет выбита. Понятно, что властям этого не хочется, но какие-то выводы все-таки напрашиваются. Если власти будут официально прикрывать подозреваемых в убийстве и если Кремль будет все это покрывать, то будут проблемы как с частью здешних элит, которые решат, что дана отмашка на их физические уничтожение, так и серьезные проблемы с Западом. Потому что одно дело – миф о кровавом тиране, который устраняет оппозиционных лидеров, другое дело, если под этот миф, который не имел никаких обоснований, будет подложено некое содержание и факты».

Версия для печати