Минздрав Якутии:  с отравлением госпитализированы 20 воспитанников интерната
26 июня 2015

Ахмед Ярлыкапов: Необходимо работать с аудиторией от 18 до 28 лет, которая является целевой для ИГИЛ

Старший научный сотрудник Центра проблем Кавказа и региональной безопасности Института международных исследований МГИМО Ахмет Ярлыкапов убежден, что российские власти должны противопоставить действиям вербовщиков «Исламского государства» контрпропаганду, ориентированную на молодежь. При этом необходимо показывать, что в ИГИЛ «нет социальной справедливости, которую ищут молодые люди».

«Насчет того, что все боевики Северного Кавказа присягнули «Исламскому государству», я бы говорить не торопился. Дело в том, что не все боевики «Имарата Кавказ» подтвердили свою присягу. Было сказано за боевиков из Кабардино-Балкарии, Карачаево-Черкесии, Ингушетии. Но от них самих мы ничего не слышим.

Однако я полностью согласен с тем, что, действительно, значительная часть боевиков Дагестана и Чечни присягнула «Исламскому государству». К сожалению, это так. Конечно же, мы постепенно получаем филиалы ИГИЛ здесь, у нас в России непосредственно. И это правда. Но все-таки «Имарат Кавказ» пока еще рано списывать со счетов, пока мы не получили подтверждения [о присяге ИГИЛ] от его частей в Ингушетии, КЧР и КБР и от недавно избранного лидера «Имарата Кавказ» Сулейманова.

Вообще, судя по тому как развиваются события, я считаю, что опасность проникновения «Исламского государства» есть не только на Северном Кавказе, опасность есть везде. Да, конечно, слишком много людей туда уезжает из Дагестана и Чечни, но чеченцы, например, уезжают и из других регионов, из других стран. Очень много из Европы чеченцев, которые поехали в ИГИЛ воевать. Если мы берем дагестанцев, то они уезжают не только из Дагестана. Очень много их уехало из крупных российских городов, где они работают в качестве мигрантов, с Севера много уехало людей. По Поволжью пока такой ужасающей статистики нет, но и оттуда тоже едут. Исключений нет. Вербовочная сеть «Исламского государства» все сильнее опутывает нашу страну.

К сожалению, сейчас и в России остаются люди, которые присягают «Исламскому государству». Я думаю, что «Исламское государство» не будет настаивать на их переезде [на Ближний Восток]. Какая-то часть людей им нужна для того, чтобы наращивать свою сетевую террористическую часть за рубежом.

Контрпропаганда [в отношении ИГИЛ] сегодня жизненно необходима. К великому сожалению, ее нет. А то, что есть, – это абсолютно не продуктивно и не отвечает задачам сегодняшнего дня. Необходима очень изощренная разоблачительная контрпропаганда. Такая же по уровню изощренности, как и пропаганда «Исламского государства». Необходимо нацеливаться на аудиторию от 18 до примерно 28 лет, которая является целевой для ИГИЛ. Им нужно показывать, что в «Исламском государстве» нет социальной справедливости, которую ищут молодые люди, нет идеального общества и нет вообще того, что они там ищут. Эта разоблачительная контрпропаганда жизненно необходима наряду с другими мерами, конечно же.

На второе место после контрпропаганды я поставил бы выявление вербовочной сети «Исламского государства». Потому что она становится в России все более изощренной, и это фактически одна из основных опасностей на данный момент для нашего государства. И, конечно, необходимо выявлять формирующуюся сейчас террористическую сеть, всех присягнувших, всех тех, кто вместе с ними, и так далее. Это нам тоже необходимо, иначе потом мы можем упустить очень многие моменты.

Но я также хочу добавить, что «Исламское государство» стоит на таких позициях и такой идеологии, что те, кто ему добровольно сейчас присягнул, – это не те, кто хотел бы выйти из лесов. Соответственно, здесь необходима превентивная работа с молодежью, но если есть те, кто присягнул [ИГИЛ], то с ними, к сожалению, метод «выйдешь из лесов – простим», просто не будет работать».

Версия для печати
Москва
этнополитолог, кавказовед

Старший научный сотрудник Центра проблем Кавказа и региональной безопасности Института международных исследований МГИМО.