Дмитрий Песков:  президент уже на протяжении ряда лет окунается в прорубь
25 июня 2015

Эксперт: мы постепенно получаем филиалы ИГИЛ здесь, в России

Фото: vesti.ru

Этнополитолог Ахмед Ярлыкапов считает, что сегодня «Исламское государство» представляет реальную угрозу не только для Северного Кавказа – «вербовочная сеть ИГИЛ все сильнее опутывает нашу страну». Противостоять этому нужно в первую очередь с помощью контрпропаганды, «такой же изощренной», как у ИГИЛ, убежден эксперт. По мнению кавказоведа Вадима Муханова, «базовой вещью для борьбы с этим явлением является информационно-агентурная работа в конкретных регионах». Политолог Антон Чаблин, напротив, убежден, что проблема вербовки «Исламским государством» граждан РФ гипертрофирована «в силу того, что мы живет в информационном обществе».

В интернете появилась запись, на которой присягу «Исламскому государству» приносят боевики, входящие в террористическую организацию «Имарат Кавказ». По данным СМИ, речь идет об участниках бандподполья из Дагестана, Ингушетии, Чечни, Карачаево-Черкесии и Кабардино-Балкарии. Ранее директор ФСБ Александр Бортников сообщил, что на стороне ИГИЛ в Ираке и Сирии воюют примерно 5 тыс. россиян, в том числе около 200 человек из Приволжского федерального округа.

Старший научный сотрудник Центра проблем Кавказа и региональной безопасности Института международных исследований МГИМО Ахмед Ярлыкапов сомневается в правдивости заявления о том, что боевики с Северного Кавказа «поголовно присягнули» ИГИЛ: «Об этом сказали за них, но от них самих мы ничего не слышали». Вместе с тем эксперт констатирует, что «значительная часть» террористов из Дагестана и Чечни присягнула «Исламскому государству». При этом Ярлыкапов уверен, что опасность проникновения ИГИЛ существует не только в регионах СКФО. «Вообще, судя по тому как развиваются события, опасность есть везде. Да, слишком много людей уезжает воевать в ИГИЛ из Дагестана и Чечни, но очень много чеченцев и дагестанцев уезжают из Европы, из крупных городов России, с Севера. По Поволжью такой угрожающей статистики пока нет, и я надеюсь, что так и будет. Исключений, к сожалению, нет. Вербовочная сеть ИГИЛ все сильнее опутывает нашу страну», – сказал Ярлыкапов «Клубу Регионов». В то же время он заметил, что некоторые их тех, кто присягает международным террористическим организациям, остаются в стране, и «мы постепенно получаем филиалы ИГИЛ здесь, у нас в России непосредственно». «Я думаю, что «Исламское государство» не будет настаивать на их переезде [на Ближний Восток]. Какая-то часть людей им нужна для того, чтобы наращивать свою сетевую террористическую часть за рубежом», – подчеркнул эксперт.

Учитывая, что ИГИЛ пополняет свои ряды за счет профессиональной агрессивной пропаганды, контрпропаганда со стороны российских властей «жизненно необходима», убежден Ярлыкапов. На сегодняшний день, по его мнению, такая работа не ведется, а если и ведется, то крайне неэффективно. «Необходима очень изощренная разоблачительная контрпропаганда, – заявил эксперт. – Такая же по уровню изощренности, как и пропаганда «Исламского государства». Необходимо нацеливаться на аудиторию от 18 до примерно 28 лет, которая является целевой для ИГИЛ. Им нужно показывать, что в ИГИЛ нет социальной справедливости, которую ищут молодые люди, и нет идеального общества». На второе место по эффективности борьбы с «Исламским государством» после контрпропаганды Ярлыкапов поставил выявление вербовочной сети и сети действующих террористов, включая всех присягнувших им россиян и тех, «кто вместе с этими присягнувшими». При этом эксперт высказал мнение, что «те, кто присягнул ИГИЛ – это не те, кто хотел бы добровольно выйти из леса», поэтому для них амнистия, которую применяют на Северном Кавказе в отношении раскаявшихся боевиков, не подходит. «С ними это просто не будет работать», – добавил Ярлыкапов.

Его коллега, кавказовед Вадим Муханов убежден, что ИГИЛ представляет «очень серьезную угрозу» как для северокавказского региона, так и для Российской Федерации в целом. «Понятно, что любые центробежные тенденции, которые происходят на Северном Кавказе, отражаются на внутренней ситуации в стране», – отметил эксперт. Он, как и Ярлыкапов, полагает, что ситуация меняется в негативную сторону, и, помимо того что россияне уезжают воевать за ИГИЛ, сама эта организация фактически уже существует на территории России.

Муханов заметил, что долгое время на угрозу проникновения «Исламского государства» в Россию не обращали внимания, несмотря на опасения ряда экспертов. «Можно только сожалеть, что только сейчас органы, отвечающие за вопросы безопасности, стали публично говорить о проблеме ИГИЛ», – сказал эксперт «Клубу Регионов». «Базовой вещью для борьбы с этим явлением является информационно-агентурная работа в конкретных регионах», – считает кавказовед. Вместе с тем, «о каких-то серьезных результатах этой деятельности говорить не приходится». «Соответственно, чисто пропагандистскими методами с этой угрозой бороться смешно. Нужен целый комплекс мер, в которых будут задействованы не только силовые ведомства, но и ряд других. Насчет комплексной программы ничего сказать не могу – о наличии такой программы не слышал», – сообщил Муханов.

Однако не все опрошенные «Клубом Регионов» эксперты считают, что ИГИЛ удалось пустить корни на Северном Кавказе. Политолог Антон Чаблин уверен, что все заявления о присяге боевиков СКФО «Исламскому государству» «нужно делить на десять». Он полагает, что публично обсуждать угрозу ИГИЛ не стоит, иначе может сказаться эффект «самосбывающихся пророчеств – когда о чем-то слишком много говорят, оно сбывается, потому что это откладывается в массовом сознании». «Тут палка о двух концах, – продолжает Чаблин. – С одной стороны, нельзя не сказать о том, что в Карачаево-Черкесии недавно «хлопнули» ячейку их вербовщиков, в которую входили и жители Ставропольского края. Об этом надо говорить, чтобы предотвратить попадание в этот ИГИЛ других людей. Но в то же время меня посещает мысль, что если об этом не сказать, от этого будет больший эффект, поскольку кого-то факт осуждения этих боевиков не отвратит от них, а привлечет к ним излишнее внимание как к мученикам за веру, которых посадил «кровавый путинский режим».

По мнению Чаблина, проблема вербовки «Исламским государством» граждан РФ гипертрофирована «в силу того, что мы живет в информационном обществе, и эти товарищи [ИГИЛ] работают в информационном поле». Профилактика распространения идеологии террористов в России должна вестись иными, непубличными методами, считает политолог. В первую очередь, должны работать спецслужбы: «Чем меньше мы будем об этом знать, тем выше будет показатель эффективности того, что ситуация гасится в зародыше».

Добавим, в среду стало известно о предложении председателя комиссии по развитию общественной дипломатии и поддержке соотечественников за рубежом Общественной палаты РФ Елены Суторминой включить данные о количестве завербованных в ИГИЛ в разных регионах в перечень критериев оценки эффективности работы руководителей субъектов.

Версия для печати
Главное
Эксперты: основная интрига выборов губернатора Владимирской области – одобрит Кремль кандидатуру Орловой или нет
Трех кандидатов для участия в выборах губернатора Владимирской области рассматривают в КПРФ. В ЛДПР также заявили, что примут участие в выборах главы региона. По мнению экспертов, среди местных оппозиционных политиков никто не сможет составить конкуренцию действующему губернатору Светлане Орловой, если она пойдет на новый срок. В то же время они не исключают конкуренцию за право стать кандидатом в губернаторы внутри «Единой России». Наблюдатели также говорят о возможности смены Орловой на нового врио губернатора. Среди потенциальных сменщиков называют сенатора Антона Белякова. Политолог Евгений Полковников считает, что губернаторское будущее Орловой на 80% зависит от итогов выборов президента России.
Эксперты: сохранить прямые выборы мэра в Екатеринбурге будет непросто
По мнению губернатора Свердловской области Евгения Куйвашева, главы городов, назначенные по конкурсу, работают эффективнее всенародно избранных мэров. При этом он добавил, что его позиция не должна отразиться на решении о форме проведения выборов мэров в Екатеринбурге и Нижнем Тагиле, где мэры избираются населением. Эксперты отмечают, что практика не показала большей эффективности сити-менеджеров по сравнению с избранными мэрами. Политолог Дмитрий Орлов заявил, что в реформе местного самоуправления есть как свои плюсы, так и минусы. Его коллега Сергей Мошкин считает, что у свердловской областной власти есть все политические возможности, условия и желание ликвидировать прямые выборы в Екатеринбурге, а в Нижнем Тагиле гарантом сохранения этого института остается всенародно избранный глава Сергей Носов.
«Белкомур» позволит заработать регионам более триллиона рублей
Значимость реализации проекта «Белкомур» для северных регионов России не вызывает сомнений у специалистов. Известные политологи, экономисты и транспортники утверждают, что железная дорога изменит экономику регионов арктического пояса, позволит привлечь миллиардные инвестиции и создать тысячи рабочих мест. На реализации этого проекта сейчас активно настаивает губернатор Архангельской области Игорь Орлов, который при этом старается учесть интересы соседей – НАО и Мурманской области, заявляя «Белкомур» в качестве «общероссийского проекта». Большое значение «Белкомура» для развития экономики арктической зоны отмечает и председатель комитета Госдумы по проблемам Севера и Дальнего Востока Николай Харитонов. А гендиректор «Белкомура» Владимир Щёлоков обратил внимание на исследования проекта экспертами, которые единогласно говорят о скорой окупаемости «Белкомура». Политолог Григорий Добромелов отмечает, что архангельский губернатор делает акцент на общероссийском значении «Белкомура»: «Орлов старается максимально привлечь внимание и максимально воспользоваться собственным ресурсом для того, чтобы этот проект, в конце концов, был реализован».