прокуратура:  средний размер взятки в Красноярском крае в текущем году вырос до 440 тысяч рублей
9 сентября 2015

Вадим Муханов: Позиция Москвы в отношении СКФО убивает у местных чиновников всякую инициативу по развитию региона

Транш в размере 137 млрд руб. в течение десяти лет получит Дагестан на социально-экономическое развитие. Старший научный сотрудник Центра проблем Кавказа и региональной безопасности Института международных исследований МГИМО Вадим Муханов заметил, что федеральный центр уже более десяти лет занимается лишь вливанием денег в СКФО. В результате местные чиновники, привыкшие к такой схеме, работают не на благо региона, а на установление хороших контактов с Москвой, чтобы деньги продолжали поступать. 

«Ключевой момент для Северного Кавказа сегодня – это то, что все республики, входящие в СКФО, находятся в статусе дотационных. Конечно, ориентир на денежные транши из федерального центра там есть, и в принципе он стал традиционным для северокавказских элит. В принципе они уже давно привыкли к тому, что нужно налаживать хорошие контакты с федеральным центром, чтобы оттуда шло стабильное регулярное финансирование.

Как вы понимаете, подобное привыкание убивает всяческую инициативу. Что касается госсектора, бюрократического аппарата, то, конечно, говорить о какой-то активности в деле развития инициатив, в том числе развитии частного предпринимательства, просто не приходится. Ситуация в СКФО кардинально не меняется, потому что схема, в рамках которой идет очередное выделение денег, обкатана на протяжении, по крайней мере, последнего десятилетия. А, как вы понимаете, психология чиновника очень проста и понятна: если его в большей степени устраивает ситуация, зачем он будет проявлять инициативу по ее изменению?

Так что понятно, что ориентир на участие регионов СКФ в федеральных целевых программах был, есть и будет. Дагестан – один из таких примеров. Но можно перечислить еще несколько республик, которые пытаются также участвовать [в ФЦП]. Более того, мы знаем, что соседняя с Дагестаном республика требует увеличения финансирования. То есть этот денежный трек из федерального центра является для северокавказских элит ключевым, потому что они привыкли, что хорошие контакты, включая в том числе и коррупционную составляющую, позволяют им чувствовать себя уверенно.

Знаете, деклараций по развитию Северного Кавказа было много, включая его превращение в туристический кластер. Кроме того, когда полпредом в СКФО был другой человек, декларировалось, что будет сделан упор на социально-экономическое развитие. А в итоге всё сводится к традиционным старым взаимоотношениям в рамках дотационного статуса Северного Кавказа. Никаких прорывных проектов, которые могли бы изменить ситуацию, нет. Кроме того, нет никаких коренных реформ, которые уже давно назрели на Северном Кавказе. Ту же земельную реформу давно следует провести в некоторых частях Северного Кавказа, унифицировать всю систему прав собственности. Но ничего этого нет, что приводит как к земельным конфликтам, так и к конфликтам на этнической почве.

Когда начнутся эти преобразования, можно будет говорить о том, что изменился вектор. Но пока вы можете опросить экспертов из столицы и регионов, и практически все перечислят восемь-десять болевых точек. Но они их перечисляли и десять лет назад. И я лично не могу зафиксировать качественного изменения политики в отношении Северного Кавказа. Деклараций, конечно, очень много, их произносят как местные чиновники, так и чиновники федерального уровня, но качественных изменений мы зафиксировать пока просто не можем».

Версия для печати