Экс-мэр Новгорода:  сегодня доходы не покрывают муниципальный долг, по сути, город – банкрот
23 сентября 2011 | Архив

Владимир Жеребенков: «Есть вещи, которые не ограничат даже в военное время»

Мосгорсуд признал законным заключение под домашний арест бывшего губернатора Тульской области Вячеслава Дудки, обвиняемого в получении взятки в 40 млн. рублей. При этом судья отклонил кассационную жалобу защиты, которая настаивала на отмене ряда ограничений, в частности на посещение Дудки его адвокатом и на заявления экс-губернатора через СМИ. Адвокат Дудки Владимир Жеребенков рассказал «Клубу Регионов», почему он и его подзащитный теперь не возражают против домашнего ареста.

«Мы не возражали против домашнего ареста, поскольку иная мера пресечения в виде подписки о невыезде или залога, она бы немножко нервировала сотрудников Федеральной службы безопасности, которые проводили оперативно-розыскные мероприятия. Не исключена была бы провокация. Поэтому мы обсуждали с Вячеславом Дмитриевичем (Дудкой) эту позицию и решили не обжаловать само существо меры пресечения в виде домашнего ареста. Тем более, отец у него болен, и в принципе, как мы с ним обсуждали, он говорит, что за последние эти несколько лет, что был губернатором, забыл, что такое мирские какие-то радости, поскольку работал без выходных, без проходных. Он решил диссертацию дописать докторскую. Заняться своим здоровьем. Отца поддержать.

Мы возражали против тех ограничений, которые суд предусмотрел, поскольку они законом не предусмотрены, то есть тут на усмотрение органов расследования оставили общение (Дудки) с адвокатом, поскольку если решение следователя разрешало общение с родственниками и близкими родственниками по месту жительства и его защитниками, то есть мною в том числе, то в постановлении суда слова «и его защитниками» забыли. Написано вот «участниками судопроизводства и иными участниками». Я по закону отношусь к «иным участникам», то есть фактически и формально, если буквально трактовать это положение в постановлении, то сотрудник, который будет контролировать исполнение этой меры пресечения в виде домашнего ареста, вправе меня не пускать к нему (к Дудке) домой для консультаций и оказания какой-то юридической помощи. Ее (формулировку) надо как-то скорректировать, чтобы была эта ясность и чтобы у оперативного сотрудника не было возможности какого-то произвола.

Ну и также возражал против последнего пункта ограничения об обращении через СМИ с жалобами, заявлениями и так далее. Соответственно, он (Дудка) ограничен в обращении на некачественную работу следствия, на ошибки следствия, на незаконные действия. Ну в плане обращений через интернет-приемные, через СМИ к общественности, к общественным организациям, к президенту, к Бастрыкину, к генеральному прокурору. То есть то ограничение, которое не подлежит ограничению при таких обстоятельствах. Есть 56 статья Конституции. Есть вещи, которые не ограничат даже в военное время. Здесь нельзя ограничивать. В принципе, что самое удивительное, и прокурор со мной согласилась, что надо немножко откорректировать и внести изменения. Но не знаю почему, видимо, судебную статистику не захотел портить Московский городской суд, он проштамповал решение Басманного суда и не внес изменений. По закону обязаны были внести, поскольку две стороны, суд ищет истину при помощи сторон, а здесь и обвинения за изменение, и защита за изменение постановления.

И еще с одним пунктом я обращался, это то, что домашний арест должны осуществлять сотрудники полиции, поскольку в законе от первого марта эти функции по осуществлению контроля за ограничениями и запретами возлагается на сотрудников полиции, то есть это их полномочия. В положении о ФСБ, а положение было принято в 2003г., таких полномочий ФСБ не дано. Я поэтому просил заменить, тем более, оперативные сотрудники ФСБ проводили оперативно-розыскные мероприятия, на основе их материалов возбудили уголовное дело, и тут возможен конфликт интересов. У нас диаметрально противоположные интересы: мы защищаемся, они обвиняют. Здесь может быть провокация. Чтобы была беспристрастность в этой ситуации, я просил, чтобы полиция осуществляла надзор, поскольку в ее компетенции это и находится. Здесь суд тоже не поддержал.

Мера пресечения новая относительно (домашний арест), она недавно на практике появилась в российском законодательстве и стала в реальности применяться. Я полагаю, что судьи немножко ошибочно относятся к некоторым ее положениям и как бы расширительно трактуют эти ограничения. Эти ограничения сформированы 197 статьей УПК и вот эти решения (по делу Дудки) за рамки выходят. Поэтому в надзорном порядке буду обжаловать в Мосгорсуде, потом в Верховном суде. Я буду настаивать на изменении ограничений.

Мы добиваемся одного - чтобы к нам относились с учетом требования закона».

Версия для печати