прокуратура:  средний размер взятки в Красноярском крае в текущем году вырос до 440 тысяч рублей
15 января 2014

Егор Холмогоров: Мы слишком дорого заплатили за миф о евразийской интеграции

Ввести визовый режим со странами, из которых идут основные миграционные потоки, предложил вице-премьер Дмитрий Козак. Публицист Егор Холмогоров считает, что заявление высокопоставленного чиновника говорит о том, что у данной идеи появились сторонники во власти. По мнению эксперта, введение визового режима со странами Средней Азии не только уменьшит число межэтнических конфликтов в обществе, но и позволит России решить проблемы коррупции и бедности населения.

«Эта мера действительно необходима. Она необходима, потому что только так мы сможем минимально регулировать миграционные потоки, которые за последние годы направляются в Россию. Страна за последние годы оказалась захлестнута и нелегальной, и псевдолегальной миграцией. Это создает не только криминальные и социальные, но и психологические проблемы, когда большинство граждан России перестают считать страну своим собственным домом, воспринимая ее как гостиницу для иностранцев.

Виза - это достаточно хороший рабочий инструмент, потому что визу получают не на месте пребывания, а в стране отбытия. Она требует определенных формальных процедур для своего получения. И если эти процедуры будут достаточно серьезными, то это затруднит въезд в страну ненадежных криминальных элементов: она требует внесения в базу и проверки личности. В результате станет невозможной ситуация, когда люди, совершившие правонарушения на территории России, высылаются отсюда, а потом через год или два въезжают по совершенно новому паспорту.

Виза, помимо всего прочего, это решение вопроса о нелегальном пребывании на территории России. Если у человека визы нет или если она просрочена, то любой представитель правоохранительных органов видит, что перед ним нелегал. Сейчас же такой возможности нет. Допустим, задержали человека с паспортом Узбекистана или Таджикистана, у которого есть право на девяностодневное пребывание. Но когда эти девяносто дней истекут или уже истекли, понять сложно. Тем более сложно доказать, что приезжий нарушил данное правило и, таким образом, является нелегалом. С визами же все будет проще. На практике, грубо говоря, это будет выглядеть так: люди, у которых есть виза, во время проверки отходят налево, люди, у которых ее нет, - направо. В этом смысле действительно визовый барьер - это серьезный способ поставить препятствие потоку, затопляющей страну нелегальной миграции.

Сейчас трудом мигрантов финансируется, прежде всего, коррупция и бедность наших граждан. Никакой экономической потребности в мигрантах нет. Аргументы тех, кто говорит, что российская экономика без труда мигрантов не справится, это просто выдумка. Российская экономика совершенно не нуждается в труде мигрантов. Если сию секунду прилетит волшебник, взмахнет палочкой и все трудовые мигранты с территории России исчезнут, российская экономика не пострадает. Понятное дело, что потребуется короткий период для ее перестройки, но в принципе запустятся нормальные процессы, связанные с тем, что предприниматели будут вынуждены платить людям нормальные зарплаты. А из-за того, что у предпринимателей не будет дополнительных средств на взятки, они также будут вынуждены бороться с коррупцией чиновников. В результате наша экономика оздоровится, наши граждане начнут зарабатывать гораздо больше, а наше государство вынужденно будет изменить свою модель управления с коррупционной на какую-то другую.

Когда Россия принимает избыток рабочей силы из Центральной Азии, этим она поддерживает нынешние квазисветские коррумпированные политические режимы. Это делается для того, чтобы там не произошли какие-нибудь революции, инспирированные радикальными исламистами. Как только Россия перестанет принимать этот избыток, то ситуация в этих республиках накалится. Но нужно ли нам за счет разрушения внутреннего пространства политической и этнической идентичности в самой России поддерживать стабильность в Центральной Азии? Для нашей страны нет ничего хуже, чем ее внутренний распад.

Что касается аргументов российских властей, связанных с евразийской интеграцией, то это вообще какая-то мифология. Сама по себе идея евразийской интеграции смысла не имеет, тем более что для нас страны Центральной Азии культурно чужие.

Наша страна и так уже очень серьезно заплатила за вот эти евразийские мифы. Аргумент о том, что нас тянут в Азию, стал серьезнейшем мотивом для привлечения сторонников евромайдана. Каждый раз, когда на Украине заговаривали о союзе с Россией, противники этого приводили один и тот же аргумент: к вам тут же приедет миллион таджиков. Как следствие, огромное количество проросийских людей стали выбирать Евросоюз, потому что для них это цивилизационный выбор: между Европой и «азиатчиной». В результате мы не приобрели геополитические очки, а в значительной степени потеряли их.

Очевидно, что заявление Козака [о введении виз] - это не совсем частное мнение. На сегодняшний день уже можно говорить о том, что есть чиновники, которые, видимо, хотели бы войти в историю как люди, выступившие за визовый режим. Впрочем, в составе наших властей есть и другие лоббистские группы, которые выступают за продолжение нынешнего курса.

Кроме того, это может свидетельствовать о том, что давление нашего гражданского общества (в том числе и националистов) дало свой результат в виде того, что чиновники начали обсуждать эту идею и прислушиваться к ней. В то время как год или два назад они просто с порога отвергали ее, отвечали какими-нибудь смешными демагогическими аргументами, и разговор на этом прекращался. Сейчас очевидно обсуждение началось, чтобы визовый режим все-таки ввести.

Что касается пробелов в законодательстве, то как раз визовый режим - это очень хороший способ устранить пробелы, и там будет абсолютно понятно и прозрачно, кого депортировать. А главное - исчезнет необходимость в дорогостоящей процедуре в виде депортации, потому что этих людей можно будет просто не впускать на границе, и все».

Версия для печати