Активист-трезвенник:  в УрФО нужен сухой закон. Ведь мы нисколько не хуже Чечни. Ведь так?
10 сентября 2014

Сергей Валентей: Минрегион будет воссоздан

Научный руководитель Российского экономического университета имени Плеханова, доктор экономических наук, профессор Сергей Валентей уверен, что через какое-то время упраздненный на днях Владимиром Путиным Минрегион будет создан вновь, поскольку это единственный «мозговой центр», который может заниматься региональной проблематикой на соответствующем ей мезоуровне экономики, а не на макроуровне, чего следует ждать от Минэкономразвития, Минюста и Минкультуры, между которыми были перераспределены функции ведомства.

«Я не согласен с тем, что ликвидация Минрегиона означает изменение отношения федеральной власти к регионам. Отношение к ним не меняется, а в политике в последнее время от жесточайшей централизации начинается сдвиг в сторону понимания роли субъектов в решении экономических проблем. Первым таким «звоночком» была программа инноваций – 2020, где фактически было сказано о значительной роли регионов и муниципалитетов в решении инновационных проблем развития экономики.

Но почему произошла ликвидация Минрегиона? Потому что она не могла не произойти, поскольку ведомство не выполняло своих задач. А вот почему оно их не выполняло, это уже вопрос к правительству. Ну не может Минрегион заниматься вопросами ЖКХ. Это не его проблема. Проблема министерства регионального развития – это проблематика федеративных отношений, проблематика стратегии регионального развития России, которых на сегодняшний день так и нет.

В свое время меня поразило, что в ФРГ было четыре или пять государственных исследовательских институтов, занимающихся федеративными отношениями. А в Российской Федерации у нас нет ни одного подобного института, финансируемого государством. Впрочем, вопрос здесь не о судьбе Минрегиона, а об отношении к региональной проблематике вообще.

Я выскажу одну гипотезу: через несколько месяцев или лет Минрегион будет воссоздан. Вообще, тот факт, что Минрегион постоянно воссоздается под различными названиями, говорит о том, что после его ликвидации возникает понимание, что кто-то должен заниматься связкой экономики, социальной политики на территориальном уровне. У Минфина свои задачи, у Минэкономики – свои, у Минкультуры – свои, у Центробанка – свои. Но мозгового штаба не существует.

Элементарный пример: можно обратиться к любому макроэкономическому показателю, и если взять наши 85 субъектов, то выяснится, что для исследователей, которые занимаются региональной проблематикой, макроэкономический показатель – это средняя температура по больнице. Но на Сахалине показатель будет одним, в а Москве – другим. Регионы ведь разные! Это настолько очевидные вещи, что иногда поражаешься, почему этого не понимают.

Но у нас многие привыкли мыслить или макро- или микроэкономическими пропорциями. Но регион – это не завод. Как можно относиться к той же Тюменской области как к заводу? Им нельзя руководить методом регулирования отношений на микроуровне, но и на макроуровне тоже.

Мы будем набивать себе шишки до тех пор, пока не будет на самом высоком уровне понята следующая вещь: что существует три уровня управления экономическими процессами. Это макроуровень, то есть уровень страны, мезоуровень, то есть региональный, и уровень предприятий – микроуровень.

Кстати, Минрегион мог бы участвовать и в проектах, многие из которых связаны с освоением Севера и Арктики. Здесь нужно аккумулирование ресурсы, потому что Калужская область не будут помогать развиваться Ямалу, это не ее задача. Но межрегиональные проекты должны быть. А кто теперь будет разрабатывать концепцию этих проектов? Кто будет определять объемы финансирования?

Мы на сегодняшний день сделали первый очень серьезный шаг, введя закон о стратегическом планировании. Правительство заявило о том, что оно начинает постепенно отходить от модели либеральной экономики. Замысел этой модели в утрированном виде звучит как «рынок отрегулирует все». Эта же идея распространилась на отношения между регионами. Как я понимаю, посыл был такой: если региональные экономики бросить в рынок, то они начнут оптимизировать производство, создавать то, что более выгодно, чтобы выйти на внутренний рынок России. Но это не сработало. Как вы знаете, результатом стало то, что у нас легли все промышленно-развитые регионы и поднялись все добывающие. Именно это было одним из факторов, который способствовал превращению России в сырьевую державу.

Теперь мы должны отойти от следующей иллюзии, что на региональном уровне рынок очень много регулирует. Нет, это [делает] система государственного управления. И для того, чтобы определить направление, цели, экономико-правовые механизмы госуправления на региональном уровне, нам необходимо сформулировать концепцию, создать мозговой центр. А этим мозговым центром не может быть министерство экономики, которое занимается регулированием на макроуровне.

Здесь возникает следующая задача, из-за которой Минрегион, наверное, так мало и живет. Мало придумывать стратегии, нужно иметь возможность их реализовать. А для этого нужна власть. А власть – это деньги. А у него просто не было необходимого финансового ресурса». 

Версия для печати