Активист-трезвенник:  в УрФО нужен сухой закон. Ведь мы нисколько не хуже Чечни. Ведь так?
10 декабря 2014

Сергей Валентей: Пора отказаться от критики на кухнях и начать реально работать

В России 20 лет «делали вид, что работали», покупая все необходимое за нефтедоллары. Теперь же в стране нет ни дорогой нефти, ни длинных займов за рубежом. Единственный выход в этой ситуации – экономия и реиндустриализация с постоянным контролем за производством со стороны губернаторов, уверен научный руководитель Российского экономического университета имени Плеханова, доктор экономических наук, профессор Сергей Валентей

«Сейчас ситуация такая: дешевых денег больше не будет. Во-первых, падает в цене нефть, во-вторых, длинные займы нам не дают за рубежом. В этих условиях экономить не просто нужно, это необходимо, поскольку это вопрос выживания. Но нужно также развивать производство.

Дело в том, что, когда сейчас говорят о том, что производительность труда у нас упала из-за санкций, это не совсем верно. Производительность труда у нас падала и до санкций, иного не может быть, если в течение 20 лет деньги планомерно не вкладывались в промышленное производство, в первую очередь – в обрабатывающую промышленность. У нас «положили» самолето- и вертолетостроение, «положили» все машиностроение, его сегодня практически нет. Мы ведь покупаем оборудование только за границей. Но надо закупать оборудование не для производства той же колбасы, а оборудование для производства оборудования, производящего колбасу.

Мы же раньше все жили на нефти: от руководителя корпорации до последнего уборщика. Природная рента составляла значительную часть наших доходов, а сейчас ее нет. Но деньги тратились абсолютно нерационально, во все что угодно, без контроля за результатом.

Сегодня все меняется. Первое: денег будет значительно меньше, и их нужно считать, нужно думать, куда их вкладывать. Второе: нужно поднимать отечественную промышленность. Но если, например, закупка отечественных автомобилей – это дань указу президента, то нам крышка. Но если закупка отечественных товаров – это стратегия, то мы справимся и выйдем из ситуации окрепшими. Но при этом нужно покупать не только отечественную «Волгу» и отечественные «Жигули», а заставлять товаропроизводителей делать эти автомобили конкурентоспособными. Поэтому сейчас, во-первых, надо вкладывать.

Во-вторых, надо понять, что результата завтра не будет. Если 20 лет мы ориентировались на закупку продовольствия, оборудования, лекарств и мозгов за рубежом, то нам потребуется не 20 дней и даже не 20 месяцев, чтобы из этой ситуации вылезти. И не нужно здесь говорить о том, что это предприниматели были такими плохими. Все были нехорошие, и всех это устраивало. Критиковать на кухне мы любим, а работать – не очень.

И сегодня мы будем жить так, как мы работали эти 20 лет. А работали мы плохо. Я это видел на заводах, в муниципалитетах и регионах. Работали плохо: качественно работа низкая, уровень дисциплины и организации очень низкий. И в условиях, когда все это можно было за нефтедоллары купить за рубежом, можно было работать на этом качестве. А сегодня это сделать будет уже нельзя. Тащить надо экономику зубами.

Нам нужна реиндустриализация экономики, включая региональный уровень. Нужно решить три задачи. Первая – поиск финансовой базы реиндустриализации. Вторая – подготовка кадров; но это не просто обучать пять лет в университете, учить правильно надо. Третья – введение новой системы организации. Нужен не либеральный подход «рынок отрегулирует все», а нормальная система организации «от и до». Чтобы за миллион рублей, полученный от государства, был произведен продукт конкретного качества и в конкретные сроки, иначе – санкции или даже ликвидация предприятия. Это нормально, это рынок. А мы привыкли бюджетные деньги получать просто так. Причем если в советские времена говорили, что государство делает вид, что оно нам платит, а мы делали вид, что работаем, то сегодня государство действительно платило очень хорошие деньги, а мы по-прежнему продолжали делать вид, что работаем. Это касается и производства, и науки, и многого другого. Правда, надо сказать, что науке платили по-советскому, поэтому мы и получили такую науку сегодня, потому и уезжают ученые за границу.

Ситуация сейчас тяжелая. Я не могу сказать, что она смертельная, но она очень тяжелая. И экономисты предупреждали, что это будет. Но мне не хочется радоваться, что эти предсказания сбылись. Я же не мазохист.

Но начнется ли реиндустриализация, это зависит от политической воли. Дисциплина не вводится указом, и методы ее организации не одинаковы. Но самое главное, что на всех уровнях должен осуществляться постоянный контроль руководством. А за невыполнение – санкции. Работники должны почувствовать, что их контролируют. Так работают во всех странах мира. Нет ни одной компании в мире, которая работает по-другому, кроме наших. Если это будет выполняться – процесс пойдет. Но надо приучить к мысли, что тебя контролируют. А для этого нужно сформировать систему контроля, включая региональный уровень. Нужно, чтобы губернаторы это осуществляли, потому что до Кремля-то далеко, а именно они на земле стоят, а муниципалы – еще ближе к земле. И вот они должны эту систему контроля отработать и осуществлять. Другого выхода просто нет. А будет это или не будет – это пустой разговор. Потому что если не будет – всем нам будет плохо».

Версия для печати