Экс-мэр Новгорода:  сегодня доходы не покрывают муниципальный долг, по сути, город – банкрот
18 февраля 2010 | Архив

Андрей Хлебников: уход Неелова демонстрирует, кто реально принимает ключевые решения в стране

Фото: На фото: Андрей Хлебников

В интервью «Клубу Регионов» аналитик Андрей Хлебников рассказал о своем видении причин ухода Юрия Неелова с поста губернатора Ямала.

Подводя итоги руководства регионом Юрия Неелова, нужно отметить, прежде всего, позитивные моменты, достигнутые в период его губернаторства: интенсивно разрабатываемые природные ресурсы сделали ЯНАО стратегически важным для энергетической безопасности России и базой крупнейшей компании страны (недаром полуостров Ямал и шельф Карского моря определены зоной стратегических интересов «Газпрома»). Фактически, была заложена база для использования региона в качестве геополитического плацдарма проведения российских интересов при освоении арктического шельфа, для использования Севморпути, производства и транзита СПГ. Серьезные успехи достигнуты при Юрии Неелове в темпах экономического развития региона, повышения уровня жизни, социального обеспечения населения, положения коренных народов.

В то же время в ЯНАО так и не были решены проблемы диверсификации экономической базы, тяжелейшие инфраструктурные проблемы, существенно отстает развитие гражданского общества (недаром много лет наблюдатели сравнивали политический режим, сложившийся в ХМАО при Александре Филипенко, с республикой, а в ЯНАО при Неелове – с унитарным патерналистским государством).

ЯНАО играет важнейшую роль в социально-экономической жизни страны, округ занимает место сырьевого моноотраслевого региона, традиционно являющегося одним из десяти реальных «доноров» России. На его долю приходится 75% текущих доказанных запасов российского газа (вспомним для сравнения, что страна в целом располагает более чем 30% от общих мировых запасов этого топлива, превышая по этому показателю свою мировую долю в большинстве видов минеральных ресурсов).

В то же время политика федерального центра в отношении региона никогда особым образом не корректировалась в зависимости от значения Ямала для экономики страны. В частности, не были адаптированы механизмы налоговой и административной реформ. Такое ощущение, что роль ЯНАО, его вклад в энергетическую безопасность государства и в обеспечение стабильности макроэкономического развития страны, во многом воспринимается федеральным центром как должное.

Существующая в настоящее время в России государственная политика не стимулирует интенсификации и диверсификации экономического развития сырьевых регионов, и ЯНАО тут не исключение. В итоге инвестиции идут на амортизацию и расширенный ввод оборудования, в социальный сектор, но только не на НИОКР. Это одна из причин, которые ведут как к утрате конкурентных преимуществ РФ на мировом газовом рынке, так и к стагнации процессов либерализации газового рынка внутри самой страны.

При этом в последние 10 лет, в условиях резкого сокращения возможностей реально влиять на развитие социально-экономической ситуации в регионе, руководство исполнительной власти ЯНАО несет всю полноту ответственности за протекающие на его территории социально-экономические и общественно-политические процессы. При этом если стабильность в общественно-политической сфере (партийное строительство, решение проблем коренного населения) гарантировать на местном уровне удавалось (и то не всегда полностью – вспомним ту же ситуацию с сохранением «северных льгот»), то в финансово-экономической сфере администрация ЯНАО не имела собственных ресурсов для перехода к сценарию инновационного регионально-ориентированного развития.

На фоне длительной федерализации налогов, которую Ямал ощутил как никакой другой регион, власти округа для решения перечисленных проблем развития в какой-то момент попытались сделать ставку на «независимых» производителей газа. При этом Юрий Неелов вынужденно пошел сначала на конфликт с «Газпромом», совершенно не заинтересованным в росте подобной конкуренции. А затем, под давлением проводящейся бюджетной политики вывода налогов в Москву, вынужден был работать уже над «увеличением социальной ответственности» работающих в регионе предприятий. Что, конечно, не улучшало отношений и с ними. Тем не менее, губернатор в определенном смысле был компромиссной фигурой, устраивавшей то одну, то другую сторону.

На обозначенном фоне, я думаю, в теме текущей смены власти руководства ЯНАО можно выделить три ключевых фактора: интересы «Газпрома», интересы «независимых» производителей газа и интересы пытающейся «сыграть» на ситуации «Единой России».

Специфика момента в том, что если накануне кризиса доля «Газпрома» составляла до 85% в общероссийской доле добычи газа, то 2009г. был для нашей газовой отрасли относительно неудачным: притом что ВВП снизился на 7,9%, промышленное производство – на 10,8%, а добыча полезных ископаемых – на 1,2%, российское производство газа упало на 12% – до 584 млрд кубометров, а «Газпром» и вовсе снизил его на 16% – до 461 млрд кубометров (т.е. его доля снизилась с 85% до 79% от общероссийской).

На этом фоне понятно желание компании купировать влияние как конъюнктурных последствий мирового кризиса, так и факторов, ведущих к отставанию в конкуренции и на мировом рынке, и во взаимоотношениях с «независимыми» производителями газа внутри страны.

Длительное время руководство «Газпрома» не обращало внимания на несколько хронических пороков в развитии компании, среди которых общепризнанными были такие, как потеря инициативы во взаимоотношениях с «независимыми», потеря инициативы на внешних рынках сбыта и отставание от мирового рынка производства СПГ (сжиженного природного газа).

В данном отношении смена власти в Югре и на Ямале – такая же антикризисная мера «Газпрома» по снижению внутренних административных издержек и рисков, какими на внешних направлениях становятся борьба за газотранспортные потоки в Европу и Китай, строительство завода по производству СПГ на Сахалине и попытка создания «газовой ОПЭК» с центром в Петербурге. Все эти меры, при внешнем их несходстве, призваны обеспечить сохранение доминирования компании в отрасли, повысить ее стратегическую устойчивость.

В данном смысле интересно, что «Единая Россия» устами Артура Чилингарова, накануне решения президента, высказала пожелание о сохранении господином Нееловым его должности, а сам губернатор возглавил партийный список единороссов на предстоящих 14 марта выборах.

Это может означать одно из двух: либо «Единая Россия» продемонстрировала, что она сама не знает, кто будет в данном, ключевом, регионе губернатором, либо, что более вероятно, она отражала точку зрения неких сил, заинтересованных в ЯНАО, помимо «Газпрома». Вспомним, что Борис Грызлов не раз критиковал действия газовой монополии.

Несложные рассуждения показывают, что такими «заинтересованными силами» в первую очередь могут являться «независимые» производители газа. Ведь, говоря о преемственности, призывая нового губернатора к ней, Неелов призывает прежде всего к преемственности ради соблюдения интересов частных инвесторов – именно они могут в наибольшей степени пострадать при неумелом лоббировании интересов газовой монополии.

Называя вещи своими именами, уход Неелова, несмотря на его поддержку со стороны ЕР, демонстрирует нам, кто реально принимает ключевые решения в стране. И в очередной раз оказывается, что это не партия власти.

Остается надеяться, что интересы «независимых» производителей будут все же учтены новым губернатором, которым, скорее всего, должен стать гендиректор «Газпром комплектации» Игорь Федоров – в ином случае это не принесет блага не только региону и российскому газовому рынку, но и самому «Газпрому», ведь отсутствие конкуренции всегда ведет к утрате чувства реальности.

Версия для печати