Курганская область:  облизбирком не посчитал серьезным нарушением визиты кандидата к голосующим на дому в день выборов
11 марта 2011 | Архив

Евгений Чадаев: «экономическая мозаика» – это специфика ДФО

В интервью «Клубу Регионов» политолог Евгений Чадаев отметил, что мобилизующим фактором для дальневосточных губернаторов стали проводимые в Хабаровске совещания с участием федерального руководства, а также подчеркнул: в силу больших расстояний специфика регионов ДФО пока представляет собой «экономическую мозаику», когда ставка делается не на крупные инфраструктурные проекты, а локальные промышленные зоны.

– Евгений Николаевич, как вы оцениваете развитие дальневосточных регионов? Есть ли в этом плане болевые точки у губернаторов ДФО?

– На первое место я поставил бы проблемы среды обитания. Это проблемы ЖКХ, высокие цены, проще говоря, качество жизни. Оно становится хуже. Если сравнивать с другими регионами, у нас ситуация хуже, чем в центральных регионах, так как нам сложнее покинуть свой регион. Но кто хочет – тот уезжает. Уезжают, в первую очередь, квалифицированные кадры, которые знают себе цену и могут хорошо зарабатывать. Есть люди, которым некуда и не на что ехать, но есть и те, которые хотят жить именно здесь. ДФО развивался под военно-политическую доктрину. Регион нужно было заселить, не считаясь с затратами. А экономика здесь затратна. В ГУЛАГе привезти заключенного обходилось в 20 раз дешевле, чем перевезти рабочего с семьей. Денег не считали, главное – противостояние военно-политическое. Когда не стало внешнего врага – Америки, то экономика сразу осела. По сравнению с другими регионами – существенно, и это сказывается до сих пор. Одна из существенных проблем ДВ – это проблема безработицы.

– Могут ли губернаторы изменить ситуацию?

– Могут, но нужно значительно больше денег вкладывать, чем в ту же европейскую часть страны. Производство здесь создавать в несколько раз дороже, чем в центральной части страны, учитывая те же тарифы. Иностранцы к нам пришли, малазийцы, вложили 4 млрд. рублей, но их тарифы железнодорожные могут задушить насмерть. Плюс электроэнергия дороже.

– Опыт кого из губернаторов ДФО можете отметить в плане борьбы с безработицей и социальной напряженностью?

– Такого региона ни одного нет. Можно отметить локально. Например, Владивосток: там понятно – саммит АТЭС, много денег. В Хабаровском крае есть авиационное производственное объединение в Комсомольске-на-Амуре, которое производит истребители «Суперджеты». Локальная точка. На Камчатке есть рыбодобывающие предприятия. В Магадане еще золотари могут себе позволить жить. В Якутии – топливный комплекс. Территорий благополучных в принципе на Дальнем Востоке нет. Есть локальные промышленные зоны, зоны инвестиций. Я бы назвал это «экономической мозаикой». Это наша специфика. Любое новое производство – это большие расстояния, и создать инфраструктуру в рамках одного субъекта очень сложно.

Я бы еще отметил, что у нас в прошлом году прошла региональная конференция «Единой России», когда Владимир Путин приезжал. Идея партийных проектов показывает, что это – концентрация интеллекта, концентрация властных ресурсов, правовых, экономических на конкретные вещи. У нас есть технологии, которые нужно срочно внедрять. Вундеркиндов и Кулибиных у нас тоже хватает. Но есть торможение, или нерасторопность, если благозвучнее. Я бы не обвинял бюрократию, это чисто такое российское торможение. Если за рубежом люди думают: «Что я буду иметь?», то у нас это же хлопоты. То есть такой разный менталитет. Плюс ко всему Дальний Восток привык быть на особом положении, на спецобеспечении. Целое поколение сформировали за советское время, в том числе и в управленческом смысле.

– Есть ли реальная отдача для территории от таких конференций, которые проводятся именно в ДФО под руководством руководителей страны?

– Да. В чем специфика Дальнего Востока, что такие собрания дают такое движение: я бы не сказал ускорение, а движение. Причем все эти собрания – они же предметные, не просто собрались раз в год. Подготовка волей-неволей заставляет управленческую систему мобилизоваться. Как управленец, говорю, что они дают толчок. Конечно, там и критика есть, и все прочее. Просто готовятся проекты к этим совещаниям, которые затем худо-бедно двигаются. Это режим ручного управления, хотим мы этого или нет.

– Кого из губернаторов можете выделить? Чей опыт развития региона вам интересен?

– Кожемяко: по напористости, по энергетике. У Дарькина есть свои плюсы, хотя Приморье – сложнейший регион. Отметил бы хорошую инновационную политику губернатора Шпорта. Закона об инновациях в ДФО еще нигде нет, а в Хабаровском крае он уже готовится. Управленческая структура у нас сейчас очень такая интересная по модернизации политики, науки и образования и социальная инфраструктура, включая ЖКХ. Сделали реорганизацию правительства, это современно с точки зрения управления. Ведь многое зависит от построения системы. В Якутии тоже чувствуется мобилизация управленческих ресурсов: в республике у всех ведущих управленцев по два-три высших образования. Это нормальная, хорошая практика. Я думаю, что это зависело от Борисова, когда он формировал свою команду.

В ЕАО губернатор относительно новый, срок небольшой – всего год, ЕАО довольно бедна сама по себе, хотя там тоже проекты последние есть хорошие, миллиардные. У них есть вся таблица Менделеева, но нужны управленческие усилия. На Сахалине Хорошавин – сильный губернатор.

– Какие задачи сейчас предстоит решать главам ДФО? Стоит ли им оглядываться на центр страны?

– Деньги даны. Вопрос в том, чтобы их освоить. Также вопрос в их оптимальном расходовании. И здесь искусство расставлять приоритеты. Можно поднять одну отрасль, и она будет кормить субъект, не полностью, но существенно. Или всем размазать деньги. Главная задача – расставить приоритеты.

С Евгением Чадаевым беседовала Оксана Киселёва

Версия для печати
Дмитрий Миронов грамотно отрабатывает негатив по мусорной теме
Ярославский губернатор Дмитрий Миронов создал рабочую группу для изучения проблемы приема отходов из Москвы на полигон под Ярославлем. 25 апреля на место отправятся эксперты, чтобы познакомиться с возможностями полигона. Политтехнолог Андрей Становой отмечает, что компенсация в виде 500 млн, которую Ярославская область получит за прием мусора, позволит рекультивировать треть всех свалок в Ярославской области, «так что экономически это выгодно». Политолог Алексей Чадаев считает, что «мусорную» проблему должны решать федеральные власти, которые не берут на себя ответственность, и в данной ситуации губернатор Миронов делает все, что в его компетенции, чтобы решить проблему и «отработать» естественный негатив со стороны граждан.
«Опору России» втянули в криминальный скандал с «черными лесорубами» в Омской области
Трое членов «Опоры России» из Тарского района Омской области попросили Владимира Путина найти управу на активистов ОНФ, которые якобы не дают работать лесной сфере своими расследованиями действий «черных лесорубов». В областном отделении организации от заявления своих членов уже открестились. «Они без согласования с руководством просто бахнули это письмо, использовав бренд «Опоры России», – заявил ее региональный лидер Олег Ананьев. «Сумма ущерба от варварской вырубки леса перевалила за 4 млрд руб. И, естественно, люди, которые кормились с этого, не хотят терять свои деньги», – комментирует ситуацию представитель областного отделения ОНФ Александр Фадеев. Он уверен, что сейчас «можно говорить о существовании организованного преступного сообщества с четко распределенными ролями на низшем и среднем уровнях и на уровне покровителей во властных структурах».